Ответят перед Путиным

С 29 августа глава Дагестана Сергей Меликов должен вернуться в свой привычный рабочий ритм: проводить по понедельникам совещания, на которых будет разносить руководство городов и районов за их недостатки в работе, а также грозить увольнением членам кабинета министров. Задачи ставить генерал-губернатор не будет. Они уже давно поставлены, надо просто их решить.

Вообще конец августа и первая декада сентября для Сергея Меликова должны пройти плодотворно: если не подведут ГВСУ №4 и их подрядчики, в республике будут торжественно открыты многие объекты социальной инфраструктуры: школы, детские садики, спортивные площадки.

Это позволит не только куда-то деть множество школьников, учащихся в третью смену, или ждущих свою очередь в детсад малышей, но и, что более важно для руководства региона, отчитаться перед Москвой за реализацию нацпроектов. И, будем надеться, уже не возвращать в федеральный бюджет выделенные на улучшение качества жизни простых дагестанцев миллиарды. Их, кстати, выделено 21,4 млрд рублей.

Не исключено, что, как в прошлом году, Владимир Путин будет связываться с регионами, может позвонить в Дагестан, будет задавать много вопросов и… что тогда говорить? Не успели? Не смогли?

Поэтому нацпроекты – дело серьёзное. На основании данных о том, как реализуются проекты в регионе, как осваиваются средства, как развиваются социальная и иные инфраструктуры, Москва судит о руководителе региона: способен он настроить такой сложный инструмент, как региональные правительство и бизнес на нужные лады и ритмы, или нет. Если нет, то… будут менять карьеру и искать такому губернатору место попроще, где не работать надо, а… к примеру, много и красиво говорить, принимать законы всякие…

 

Нацпроекты

 

На августовской конференции учителей и. о. главы РД – премьер-министр РД Абдулмуслим Адулмуслимов – отчитывался: «При содействии федерального центра в республике проводится беспрецедентная работа по строительству образовательных организаций.

В настоящее время в республике в рамках различных госпрограмм строятся 103 школы, что позволит создать 40 тыс. ученических мест, и 56 детских садов на 8 тыс. мест, из которых в 2022 году мы должны ввести в эксплуатацию 74 объекта – это 30 школ и 44 детских сада. Первого сентября планируется открытие 4 новых школ на 1 606 ученических мест и 15 детских садов на 2 360 мест».

Пока Сергей Меликов в отпуске, текущие вопросы решает Абдулмуслим Абдулмуслимов

Ну а если планы по введению в эксплуатацию всего этого добра не сбудутся, то… последняя декада декабря, а также первые месяцы будущего 2023 года пройдут для Меликова в бесконечных оправданиях того, почему Дагестану пришлось в очередной раз вернуть десяток миллиардов рублей. И что-то указывает на то, что свою порцию критики от руководства федерального уровня Дагестан всё же получит.

К примеру, ровно год назад Дагестан посещал замминистра просвещения РФ Андрей Николаев. Он тогда заявил, что с 2019 по 2023 годы должны быть построены 32 школы и 58 садиков. 55 садиков должны быть построены и введены под конец 2022 года. Как видно из доклада Абдулмуслимова, у планов и цели, поставленной Николаевым, есть расхождения…

Напомним, что в середине июля Абдулмуслимов проводил совещание по поводу реализации нацпроектов в Дагестане и… настроения по итогам беседы с коллегами были не радужными. Тогда отмечалось, что Управление Федерального казначейства по РД выявило, что из 376 госконтрактов по нацпроектам 314 имеют нарушения.

Премьер-министр Дагестана озвучил тогда эти нарушения в разрезе нацпроектов:

«Образование» – общий объём средств контрактов составляет 10 млрд 280 млн рублей, общее количество контрактов – 124, из них количество с рисками и признаками нарушений – 116.

«Здравоохранение» – общий объём средств контрактов – 2 млрд 39 млн рублей, общее количество контрактов – 115, из них количество с рисками и признаками нарушений – 105 контрактов.

«Жильё и городская среда» – общий объём средств контрактов 973 млн рублей, заключено 76 контрактов, из них количество с рисками и признаками нарушений – 69 контрактов.

«Безопасные и качественные дороги» – общий объём средств – 4,5 млрд рублей, заключено 25 контрактов, из них в зоне риска находятся 22 контракта.

Как сообщает пресс-служба Правительства РД, сейчас (по состоянию на 18 августа) картина несколько иная: «По нацпроектам «Экология», «Безопасные качественные дороги», «Цифровая экономика Российской Федерации» и «Культура» контрактация завершена на 100 процентов. По нацпроектам «Производительность труда», «МСП и поддержка ИП инициативы» и «Жильё и городская среда» осталось заключить по 1 контракту, а по новому нацпроекту «Туризм и индустрия гостеприимства» осталось заключить 8 контрактов. По «Демографии» – 11, по «Образованию» – 49 и 169 – по «Здравоохранению». По нацпроекту «Жильё и городская среда» все 130 контрактов, предусмотренные на 2022 год, были заключены, но 1 контракт расторгнут из-за неисполнения подрядчиком своих обязательств».

Также пресс-служба Правительства РД сообщает, что «в рамках нацпроекта ‘‘Образование’’ заключено 274 контракта из 323, предусмотренных на 2022 год, а заключение оставшихся 49 контрактов запланировано в августе 2022 года (2 контракта и прямых договора на средства экономии, 43 договора в рамках программы «Земский учитель» и 4 контракта на закупку государственной символики)».

Что касается нацпроекта «Здравоохранение», то… тут пока нестабильно. По данным Правительства РД, планируется заключить 359 контрактов (договоров), из которых в настоящее время заключено 190, или 52,9 процента.

Из оставшихся 169 контрактов (договоров) шесть контрактов Минздрав РД планирует заключить в августе, 12 – в сентябре и 151 договор в рамках мероприятий «Земский доктор/фельдшер» – до конца 2022 года. Причиной поздней контрактации, по информации, является отсутствие заявок, связанное с ростом цен на медицинское оборудование вследствие экономической нестабильности на фоне международных санкций.

Отчёты позитивные, поэтому судить о том, улучшилась ли ситуация к сентябрю и будут ли исполнены взятые на себя обязательства к концу 2022 года, можно будет по итогам совещания под руководством Абдулмуслимова, которое состоялось вчера, 25 августа, где обсудили ситуацию с реализацией нацпроектов.

Отметим, что органы дагестанской власти в вопросах реализации нацпроектов являются только распорядителями бюджетных средств, а вот за скорость строительства и качество возведённых объектов отвечает Главное военно-строительное управление №4 (их филиал в Дагестане), а также отобранные ГВСУ субподрядчики.

Ранее недовольство тем, что военные строители срывают сроки введения объектов в эксплуатацию, а также строят не совсем то и не совсем так, проявлял, будучи спикером НС РД, Хизри Шихсаидов. Он совместно с группой дагестанских политиков и бизнесменов требовал отчёта от ГВСУ №4.

В ту пору одних не устраивало, что военные строители вовремя не контрактуются, не осваивают средства и не показывают ожидаемых темпов строительства. Других – что военные допускают до строительства (на правах субподрядчиков) только «своих». Третьи были недовольны срывом программ и связанным с этим недовольством уже в их адрес со стороны федерального руководства…

Сейчас же эта тема – роль военных строителей и принципов, по которым они отбирали субподрядчиков – табуирована! Более того, военным строителям каждый раз выражаются благодарности, а все камни бросают в огород дагестанских министерств. (см. статью «Проект «Сквозняк»», №28 от 29.07.2022 г. – «ЧК»)

Такой щадящий подход к ГВСУ №4 связан не только с тем, что это военное ведомство, и критиковать его – это как бы критиковать министра обороны Сергея Шойгу. На это не каждый глава региона решится, не то что мелкий чиновник-министр. Но и то, что проект курирует замминистра обороны Тимур Иванов, очередной чиновник с дагестанскими корнями, с которым, как полагают наши политики и бизнесмены, лучше договариваться, а не сориться. Вот тут вполне уместно в их устах выражение: «Мы люди маленькие, от нас ничего не зависит…»

 

Будет новый «принц»?

 

«Ле! Вы, «Черновик», на прошлой неделе Меликова на другую работу отправляли, а сейчас говорите, что он за нацпроекты должен отвечать?! Где логика?!» – спросит нетерпеливый читатель, прочитавший статью ««Пионер» или «воевода». Покинет ли Сергей Меликов Дагестан?» (№31 от 19.08.2022 г. – «ЧК»).

Логика тут есть: новое место работы Меликова зависит от многих факторов, в том числе от того, как он себя покажет в хозяйственной деятельности. А дальше… решение принимает только один человек – Владимир Владимирович Путин. Придёт он к мысли, что новые, некогда украинские территории невозможно ни оборонять, ни развивать без Сергея Алимовича, то… дагестанскому чиновничеству надо будет срочно менять портреты и постигать привычки нового объекта своего обожания. А если нет, то… будем и дальше в этом же составе идти к светлому будущему.

Кстати, дискуссия о том, что руководитель нашей республики может поменяться, поднимает и другой, не менее важный вопрос… Нет, не кто следующий, а по какому принципу отбирается в Кремле новый глава. Ведь что бы нам ни говорили официальные лица о том, что «главу региона избирает народ или местный парламент», общество прекрасно знает: без прохождения личного дела кандидата в главы региона через АПР и личного одобрения кандидатуры Путиным ни один человек ничего не возглавит.

Напомним, что долгое время (с момента крушения СССР и до середины 2000-х годов) Москва в отношении Дагестана опасалась предпринимать какие-либо революционные меры воздействия, связанные с кадровой политикой, вмешательством в те или иные сферы деятельности. Активность террористических групп, экстремистские и националистические проявления, высокий уровень присутствия криминала во власти...

Поэтому даже тронуть высокопоставленного дагестанского бандита Москва в тот период боялась всегда! В федеральной власти всегда были те, кто считал, что многотысячные толпы выйдут в поддержку этого деятеля и тогда... Прощай, стабильность, здравствуй, очередная спецоперация по принуждению к миру «экстремистского региона». Не исключаем, что некоторые дагестанские деятели специально подогревали такие настроения в АПР, чтобы их просто не трогали.

Но со временем, сменив в ускоренном режиме пару-тройку дагестанских руководителей, Москва увидела, что... на общественное мнение жителей республики можно не оглядываться. Почему? Потому что катализатором общественного мнения, той силой, что может объединить и канализировать общественное мнение в некое серьёзное политическое требование (с далеко идущими последствиями) могут быть только местные элиты – влиятельные семьи и кланы, сконцентрировавшие в своих руках основные средства производства и финансовые потоки.

Аккуратная работа с ними со стороны федерального центра на уровне намёков, профилактических бесед, уголовных дел, если собеседник попался упрямый (ведь не все финансы и основные капиталы достались элитам на законных основаниях), переориентировали их на Москву.

Другими словами, если раньше эти самые дагестанские элиты для демонстрации своей значимости могли поднять на митинги и акции протеста толпы народа, то теперь им ясно дали понять: вашу значимость ТАМ понимают, вас лично ценят и будут ценить, обещают не трогать! Но при соблюдении ряда условий: знать свою меру, народ не будоражить, волю центра исполнять беспрекословно, согласно принципу «я начальник, ты – дурак». В противном случае будут проблемы.

С таким посылом центра местные элиты согласились. Парочка арестов и выдавливаний из Дагестана очень влиятельных общественно-политических лидеров убедила кланы и семьи, что… с Москвой лучше не ссориться. Некоторым кланам и даже ОПГ изменившиеся политические правила игры между центром и регионами даже понравились: чистки силовиков в политико-криминальных кругах позволили более слабым и мелким группировкам тихонечко подняться и уже «действовать по уму».

Поэтому шаг Москвы – утверждение в руководстве Дагестана «варяга» – который ещё в середине 2000-х казался немыслимым, да и сам Путин утверждал, что сложившуюся систему межнациональных отношений во власти трогать нельзя, уже с 2015 года не встречал серьёзного сопротивления.

Хотя Москва, подбирая кандидатов на должность главы Дагестана, всё равно старается соблюдать некую... этническую этику, что ли. Не выдвигая в главы Дагестана после Рамазана Абдулатипова национала, Москва тем не менее не ставит и чисто русского тоже. Из всех кандидатов Москва отдаёт приоритет «принцам-полукровкам».

Вспомним экс-главу РД, депутата Госдумы Владимира Васильева. Он практически сразу с момента его представления депутатам НС РД в качестве врио главы РД заявил (буквально), что является «полукровкой». А в политических кругах до сих пор ходит легенда, что причина, по которой Васильева (неожиданно для него самого) отправили в Дагестан, только одна: «Потому что Абдуалиевич!»

Тимур Иванов, Владимир Васильев, Хизри Абакаров. Вместе, к светлому будущему...

Эксперимент Кремля, если смотреть с позиций повышения управляемости регионом, несмотря на откровенные провалы Васильева в сфере внутридагестанской политики, всё же удался: новый руководитель быстро убедил местные элиты, что для него нет разделения по национальностям, а есть только «дагестанцы». Соответственно, занимать те или иные должности будут не конкретные представители конкретных этносов, а… дагестанцы. И, как стало ясно потом, он сам решал, кого и как считать дагестанцем.

В тот период силы, склонные время от времени раскачивать республику по национальному признаку или придавать проблемам этнический характер, увидев судьбу команды Абдулатипова, стиснули зубы. Им выгодно было потерпеть, переждать этот политический момент, чем пытаться показывать доверенному лицу Путина свою влиятельность и отстаивать соблюдение и содержание такого понятия, как «общедагестанские интересы».

Но... Провалы (и чрезмерная оглядка на Москву) Васильева и лоббизм (в пользу Татарстана) Артёма Здунова привели к тому, что Дагестан начал закипать: мелкий и средний бизнес терпели убытки. Такой флагман дагестанской экономики со своими плюсами и многочисленными минусами, как строительная отрасль, чуть ли не прекратила своё существование, а нагрянувшая пандемия убила и дезориентировала слишком многих.

Москва стала искать замену Васильеву и нашла того, кого не рискнула поставить сразу: генерала Сергея Меликова. Папа лезгин, мама – русская, сам – офицер. Вера – православная, политические взгляды – коммунистические. Оратор, психолог, сочетание жёсткости, сибаритства и интеллигентности. Дамам – цветы, дитям – мороженое, несогласным – подзатыльник.

Меликов идеально подходил разорванному по взглядам и идеям Дагестану и дагестанцам. Каждый в нём видел что-то своё, близкое. Хотя бы на первоначальном этапе. Увидели, оценили, чешут в задумчивости голову...

Очередным «принцем-полукровкой», который, как поговаривают, может возглавить Дагестан, может стать тоже военный, но не кадровый, а паркетный, – замминистра обороны, куратор ГВСУ №4 Тимур Иванов. Папа – русский, мать – лезгинка. Сам рисковый инвестор, менеджер, сибарит. Любитель широких жестов!.. Но это вопрос неопределённого будущего.

Возможно, есть и иные кандидаты, но… необходимо констатировать, что новые кандидаты вряд ли в ближайшее время появятся из Дагестана. Нашим элитам будет очень трудно убедить нынешний Кремль в том, что в республике или рядом с ней есть политические лидеры, представляющие народы Дагестана, способные объединить вокруг себя большую часть местных элит. Причём так, чтобы те не бурагозили, не саботировали волю центра, а «сидели тихо», а также влияющих на настроения дагестанцев, не позволяя объединяться общественности в группы, способные выдвигать или генерировать неконтролируемые политические идеи, лозунги, инициативы.

Москва делает ставку на тех, кто ей понятен, влиятелен на уровне страны, способен проводить в регионе политическую и любую иную волю Кремля. А не на тех, кто влиятелен только на уровне республики, непонятен Москве и проводит политику укрепления личной власти руками Москвы…

P. S. На этой неделе ряд телеграм-каналов, в частности, «BRIEF околоКремля», неожиданно выстрелили утверждениями о том, что «группа дагестанских олигархов (региональные околовластные кланы) настойчиво продвигает заместителя Совета безопасности России Дмитрия Медведева в качестве одного из активных участников внеочередного властного трансфера». То есть дагестанские олигархи толкают Медведева на должность президента России. Вброс, идущий через эти «телеги», утверждает, что информационную поддержку данной инициативы осуществляет лично Герман Греф через подконтрольные ему медиаресурсы…

Заметим, что «группа дагестанских олигархов» с такими возможностями и желаниями только одна – это команда Сулеймана Керимова, которая никогда не будет торопить события и списывать со счетов действующего президента. Но, согласимся, сама фантазия неназванных авторов о том, что у Дагестана есть настолько влиятельные олигархи, способные менять не только мэра Дербента и Сулейман-Стальского района, но и целой Империи – России – как-то греет душу… ]§[

 

Номер газеты

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.
Отправить на Яндекс (ТОЛЬКО для "Лента новостей", ЕСЛИ событие УЖЕ произошло)
Выкл