Айнутдин Зиявутдинов: все вопросы решаем вместе с народом

Если вы не знаете, где находится Кумторкалинский район, мы скажем вам только два слова, и вам всё станет ясно. Бархан Сарыкум знаете? Вот он именно там и находится. А ещё в районе прекрасные песчаные пляжи, красивые долины с виноградниками, леса и горные склоны. Хорошие люди, мягкий климат, богатые земли и удобное расположение по соседству со столицей Дагестана. Но, как и почти во всех муниципалитетах республики, десятки проблем. Они накапливались годами, а сменяющиеся один за другим руководители не успевали или не стремились их решить.

Въезд в главный населённый пункт района

Но, кажется, ситуация начала меняться к лучшему с приходом нового главы МР «Кумторкалинский район» Айнутдина Зиявутдинова. Уроженец района – это первый пункт, который говорит в его пользу. Земля родная, люди свои, значит, шансов на то, что будет болеть душой, больше.

– Я и трудовой путь свой здесь начинал, – говорит Айнутдин Магомедкамилович. – Был учителем в школе, но в начале 90-х зарплаты у педагогов были такие мизерные, что прокормить семью с двумя детьми было почти невозможно, и я в 94-м пошёл в милицию. Начал с рядового работника, дослужился до начальника райотдела. В 2006 году отдел был на особом контроле и на последнем месте по раскрываемости. Особенно по тяжким преступлениям – пески, в которых легко замести следы.

С тяжёлым положением новый начальник справился за два года. Особый контроль с района сняли, а раскрываемость преступлений выросла до 96,6%. Зиявутдинов пошёл на повышение и возглавил водную милицию республики, а после перешёл на административную работу – заместителем главы Хасавюртовского района. Полтора года с грамотным и энергичным Джамбулатом Салавовым дали свои плоды: сразу после избрания на пост главы Кумторкалинского района Айнутдин Магомедкамилович взялся именно за те направления, до которых тут давно не доходило дело:

– Я за полтора года работы там получил хороший опыт организационной, административной работы. И как только принял район, в глаза бросилась сильнейшая социальная запущенность многих поселений и объектов. В среднем по всем показателям наш район лет на десять, как минимум, отстаёт от других районов республики. Посёлок городского типа Тюбе – нет детского сада, село Темиргое – нет детского сада. В большинстве школ с 70-х годов прошлого века не проводился капитальный ремонт. Дороги района в ужаснейшем состоянии. Очистные сооружения в Тюбе – в плачевном состоянии. Фактически люди пьют воду прямо из КОРа, неочищенную, не хлорированную, что ведёт к частым вспышкам кишечных инфекций и представляет постоянную угрозу жизни и здоровью. Фельдшерско-акушерский пункт в с. Дахадаевка стоит с 2011 года, строительство завершено, пункт не сдан. Уже и ОНФ заинтересовался его судьбой, и надо вложить примерно полмиллиона, чтобы он заработал.

Комфортная городская среда пришла в Кумторкалу

И вот за четыре с небольшим месяца новый глава поставил перед руководством республики эти вопросы и начал их решать. В Тюбе уже в этом году будет построен детский сад на 250 мест, в Темиргое – на 100. Три школы будут капитально отремонтированы в этом году, ещё три – в 2024-м. Вообще на следующий год планируется минимум 7-8 объектов возвести в рамках национальных проектов:

– В этом году в проект «Комфортная городская среда» включён только один наш населённый пункт – Аджидада, и то на небольшую сумму. Мало что можно сделать на 2 миллиона в селе, требующем капитальных современных преобразований. Зато на следующий год в планах – работа по этому проекту сразу в пяти сёлах: Тюбе, Алмало, Темиргое, Учкент и Коркмаскала. Тем более что руководитель республики сам предлагает муниципальным районам участвовать в нацпроектах и программах. Программы есть по всем направлениям: и по линии Министерства сельского хозяйства, и через Минтруда, через Минобразования, через Минэкономики. Просто нужно подобрать команду, специалистов, которые активно будут в этом участвовать, и мы с коллегами уже на пути к выстраиванию правильных взаимоотношений, которые дадут хороший результат.

Так постепенно начинают решаться вопросы, зависшие в воздухе чуть ли не с самого образования района 30 лет назад.

Это только в социальной сфере. А что же в производственной? Помнится, несколько лет назад район не сходил с верхних строчек новостей. Тут строились и запускались невероятные инвестиционные площадки, открывались производства российского и даже международного масштаба. Что же с ними сегодня?

– На днях мы разговаривали с новым руководством завода керамической плитки «Мараби», из Самары. Хотят строить второй блок, им нужна земля. Мы обещали со своей стороны содействие в продвижении на уровне нашего правительства. Нам выгодно появление новых производственных мощностей на нашей территории, тем более что мы получаем от них налог в размере около 2 млн рублей.

Налог с НДФЛ от «Мараби» район начал получать в свой бюджет тоже с приходом нового руководителя. Оказывается, до этого завод был зарегистрирован на территории одного из районов Махачкалы, но глава предложил: давайте сотрудничать: мы вам благоприятные условия создаём –  вы нам налоги в казну. Так и договорились. Взаимовыгодно.

– На налоговом учёте в районе стоит ещё и завод листового стекла, который даёт району 24 миллиона в год.

Сейчас мы выделяем дополнительные 3 га земли под инвестплощадки – тут будут строить первый в республике завод по выпуску медицинского кислорода. Помните, с какой нехваткой кислорода мы столкнулись во время пандемии? Теперь сами будем его производить и ни от кого не зависеть. Уже готовится технический проект, а мы создаём условия для этого.

В планах и сооружение на 90 га в районе с. Урада мусороперерабатывающего завода. Мощности будут рассчитаны не только на наш район, но и на соседние территории. В следующем году начнётся реализация, и за два года его введут в строй. Мы же сможем обеспечить работой примерно 140 человек, и это будут преимущественно жители района.

В июле пройдут публичные слушания по этому проекту, и если его утвердят, то начнутся этапы проектирования и всё остальное.

Ещё нам поступило предложение открыть лакокрасочный цех, под который тоже нужно 10 га земли. Но тут мы будем взвешивать всё за и против, проведём экспертизу, посоветуемся на уровне республики с председателем правительства, профильными министерствами, чтобы завтра мой народ не сказал мне, что это производство его травит и губит окружающую среду. Если для природы и людей больше вреда, чем пользы, мы от этой идеи откажемся. Им тоже нужно было 10 га земли.

То, что глава собирается по каждому новому инвестпроекту советоваться с жителями района, выносить на публичное обсуждение выделение земель, для Дагестана – случай редкий. Как правило, люди узнают о слушаниях из газет, когда решение уже принято, а присутствуют на них только избранные – депутаты и сотрудники администрации.

– Нет, мы так не будем работать. Мы проявляем инициативу, находим интересные и выгодные для нас предложения, и задача публичного обсуждения – объяснить людям пользу от этого проекта и для них лично, и для района.

Самая правильная политика – когда мы доступны для населения, когда  заранее можем знать, о чём люди думают, что они хотят. Не бывает так, чтобы руководители – отдельно, а население – отдельно. Это неэффективный и тупиковый путь. У нас раньше при входе в администрацию вообще решётка стояла, и людей с их проблемами, жалобами, просьбами охрана не пускала. Решётку я убрал, а посетители у меня теперь каждый день, хотя по графику приём граждан раз в неделю. Но как можно отказать, если у человека важные вопросы?

Сотрудники администрации удивляются: раньше люди месяцами в очереди стояли, чтобы на приём к главе попасть. Айнутдин Магомедкамилович убеждён: если человек со своей бедой сюда не может зайти, тогда зачем мы вообще нужны? Чем мы должны заниматься, если не этим?

Вот район небольшой: 32 тысячи населения, шесть муниципальных образований. Значит, и бюджет у него невелик, а как-то надо выкручиваться, находить средства на внутренние расходы. Один из источников средств на эти нужды – собираемость налогов. Оказалось, что многие объекты производственного и сельхозназначения зарегистрированы в налоговых службах за пределами района:

– Например, теплицы у нас вдоль дороги, вы их могли заметить, когда ехали сюда. На тридцати гектарах – площадь немаленькая. Спрашиваю, где зарегистрированы эти люди? Оказалось, в Махачкале. Приглашаю их к себе, спрашиваю, какая им помощь нужна от администрации, предлагаю поддержку. Но взамен прошу: пожалуйста, встаньте на налоговый учёт у нас, раз землю мы вам выделили, наши люди работают у вас, а вы где-то в другом районе налог платите. Это же неправильно.

И так практически с каждым индивидуально работаем, общаемся, уговариваем. Многие говорят, что раньше такой вопрос у них не стоял, и они думали, это для райо-на не имеет значения. Просто не задумывались, и никому до этого не было дела.

А у нас ведь небольшой бюджет, и дотации маленькие. Нам нужно все средства использовать, чтобы пополнить бюджет района своими налогами. Потому что это та самая доходная часть, на которую мы сами можем что-то для себя приобрести.

Ну, и самая крупная ставка в районе, конечно, – на сельское хозяйство. Когда-то прославленные учкентские помидоры ценились в Дагестане и за его пределами. В Аджидада, Шамхалянгиюрте занимались птицеводством, разведением крупного и мелкого рогатого скота. В Темиргое выращивали прудовую рыбу. Были времена, когда виноград винсовхоза «Марковский» славился своей высококачественной сахаристостью. А теперь виноградникам не хватает поливной воды:

– У нас поливная вода подаётся при помощи насосов. А насосные станции, когда ставили, не оформили, как положено, документы не сделали. Теперь нам говорят, что земля, где стоят насосные станции, не наша, а махачкалинская. Нам их обещают передать, есть договорённость, но на оформление передачи нужно время. А пока без регулярного полива остаются 600 га виноградников.

Вроде бы у района выгодное местоположение, рядом со столицей, и есть многие другие данные для того, чтобы быть в развитых. А виноградари на своих машинах привозят воду, и что мы можем от них требовать, какого возрождения виноградарства, о поддержке которого сегодня столько говорят? Как заинтересовать их в развитии этого направления?

Сейчас в районе в основном сажают лук, морковь, картофель. По сравнению с прошлым годом в этом году в сельхозоборот района добавили почти 100 га земли. Картофеля посадили на 20 га больше, лука – на двадцать. На эти цели государство выделяет хорошие субсидии, есть госпрограммы. Но не все знают об этом. Думаю, мы будем работать с производителями, искать для них субсидии, чтобы люди знали: если они какую-то свою копейку сегодня вложат в дело, завтра им компенсируют эти деньги.

И в следующем году посевные площади, по словам главы, тоже увеличатся, потому что привозных овощей становится меньше. А люди уже поняли, что этим, живя в селе, заниматься выгодно, как это было много десятилетий. И тепличные хозяйства развиваются. А цены на их продукцию вполне позволяют вести рентабельное производство.

Обсуждение насущных вопросов

Остаётся актуальным вопрос рационального использования земель сельхозназначения, и очень остро в районе стоит вопрос: что делать с землями отгонного животноводства, с поселениями, которые возникли там, где должны быть, по сути, только фермы и помещения для временного размещения персонала? Что делать с людьми, которые пустили корни, обосновались тут? Что делать с сёлами Новолакского района?

– Фактически из всех земель района я, как глава, распоряжаюсь 35%  всего. Остальные 65% – у других муниципальных образований, которые размещаются на территории района. Предлагаем, раз уж появились новые сёла, войти в состав нашего района. Но нам отказывают. Есть предложения создать на территории нашего муниципалитета ещё один муниципалитет, что не совсем правильно юридически.

Это очень большая проблема, которая длится уже десятилетия. Возникли правовые коллизии, которые мы не можем пока разрулить. Например, все вопросы правонарушений, прокурорского надзора, судебные вопросы относятся к Кумторкалинскому району, а распределение и управление земель, налоги – к Новолакскому. А избиратели, которые живут на нашей территории фактически, к нам не относятся.

И с отгонными землями также сложно всё. В Шамхалянгиюрте, например, более 500 голов КРС, а пастбищ нет. Если скот на выпасе заходит на пастбища прикутанных хозяйств, те требуют плату за использование своей территории. Хотя, по сути, территория эта была ими арендована, и срок аренды давно закончился.

Но мы хотим эти вопросы урегулировать, чтобы не оставлять их тем, кто придёт после нас, в таком же запущенном состоянии. Я считаю, всё это надо обговорить с народом, провести референдум либо уполномочить на принятие решений депутатов районного собрания. Это люди должны думать, согласны они или нет, а не чиновники, чтобы потом люди не говорили, что вы подписали, вы сделали, а мы этого не хотели.

Айнутдин Зиявутдинов не боится смелых действий, встреч с народом, считая, что лучше выслушать правду непосредственно от человека, чем получать потом искажённую информацию от третьих лиц. Поэтому одно из его решений – проводить выездные сессии районного собрания во всех муниципальных образованиях по очереди. Начали с самых отдалённых. В 80 километрах от центра – Шамхалянгиюрт, Аджидада.

– Когда я туда первый раз приехал, жители спросили: это глава района? Мы прежних в глаза не видели – только когда избирали и когда на новый срок шли. Но так же нельзя. Руководители не выходят к народу, когда они чего-то боятся. Я могу отвечать прямо на любой вопрос и лично хочу общаться с народом, чтобы узнавать их мнение. Только так мы сможем какие-то выводы сделать, правильно свою работу построить.

Таким получился наш первый рассказ о Кумторкалинском районе, в котором, кажется, начались по-настоящему серьёзные преобразования. В наших планах этот разговор продолжить, затрагивая разные аспекты жизни района: образование, медицину, экономику. Возможно, детальнее остановимся на перспективах в сельском хозяйстве, производственной сфере. Перспектива у Кумторкалы, на наш взгляд, весьма благоприятная.

 

 

Номер газеты
Самые читаемые