«Имамы сами приглашали его…»

Спустя две недели перерыва суд продолжил рассмотрение уголовного дела в отношении Абдулмумина Гаджиева, Кемала Тамбиева и Абубакара Ризванова по статье о финансировании терроризма. На заседании 10 ноября показания дал подсудимый Ризванов.

«Я вырос в семье, где мама – учитель уже 40 лет и заведующая школой, вся семья у нас с высшим образованием, сестра – филолог с красным дипломом. После учёбы я отслужил в армии во внутренних войсках, некоторое время занимался подработками, потом стал индивидуальным предпринимателем и работал в фирме, занимающейся рекламой. В 2010–2011 годах мой родственник Карим Алиев открыл студию «Худа Медиа», которая занималась переводом лекций арабских проповедников на русский. Где-то в 2011–2012 годах я познакомился с Исраилом Ахмеднабиевым, знакомство произошло в мечети на улице Котрова в Махачкале. Он представился как человек, занимающийся строительством школы хафизов – места, где учат зачитыванию Корана. В то время люди были знакомы с его проектом, он был масштабным, имелись все разрешения, в Хасавюртовском районе была выделена земля. Глава района привлекал людей участвовать в этом проекте. Где-то несколько лет Ахмеднабиев и Алиев обучались одновременно в Дамаске, это 2005–2008 годах примерно. Один раз мы, направляясь в своё родовое село, по пути заехали на стройку. Тогда был только фундамент или только первый этаж. Также мы иногда ходили на его лекции на тему бракоразводных процессов в 2012 году в мечеть. Эта тема была актуальной, много людей собиралось, запись всех этих лекций есть на “Ютубе”», – рассказал суду Ризванов.

Летом 2012 года, продолжил он, строительство медресе на 200 человек завершили, в октябре – запустили. Ризванов попал туда уже после открытия. «Там было всё довольно комфортно сделано, были большие футбольные площадки, спортзал», – описывает он свои впечатления. Проблема заключалась в том, что вся эта деятельность не была оформлена официально. По словам Ризванова, Ахмеднабиев несколько раз говорил о том, что хочет зарегистрировать фонд, чтобы всё происходило в правовом русле и чтобы никто не сомневался в законности сборов.

В начале 2013 года, рассказывает свидетель, он с Каримом Алиевым находился в офисе «Худа Медиа» по адресу Умаханова, 12. У того состоялся телефонный разговор с Ахмеднабиевым, в ходе которого тот пояснил, что все документы у него уже почти готовы, но формально требуется дополнительно два учредителя, после чего можно будет подать документы на регистрацию фонда. Создание фонда Ахмеднабиев планировал приурочить к гуманитарной поездке с целью помощи сирийским беженцам. Примерно осенью 2012 был объявлен сбор, и в поездке планировалось объявить о фонде под названием «Ансар».

«В медресе обучались в основном сироты. В конце строительства было объявлено, что обучение там для детей будет бесплатным – за счёт пожертвований в фонд. Мы ничего противозаконного не увидели в этом. Тем более у правоохранительных органов за всё это время к Ахмеднабиеву никаких вопросов не возникало», – объясняет Ризванов. Позже он и Алиев передали свои паспорта человеку, который занимался оформлением документов для фонда.

Параллельно с работой в студии Ризванов занимался предпринимательской деятельностью – оклейкой маршрутных такси наружной рекламой. Правоохранительные органы, по его словам, пристально следили за студией, потому что ситуация в республике в то время была напряжённой. «Каждый видеоролик, каждое обращение, каждое выступление – это всё было под контролем. Тогда была сильная агитация от бандподполья, происходили теракты. В офисе студии в 2009 и 2010 годах проводились обыски. Всё было изъято вся документация и компьютеры. В течение двух месяцев всё вернули, никаких нарушений не нашли», – рассказывает свидетель. Второй обыск проходил уже в присутствии сотрудников УБЭП, ФСБ  и ЦПЭ. Вся техника и документы снова были изъяты, материал проверки был передан в Советский райотдел Махачкалы. Согласно этим материалам, на компьютерах использовалось нелицензированное программное обеспечение.

«А на этих компьютерах проводилась абсолютно вся работа с контентом, имелся доступ к электронной почте, но претензия была только к ПО. Я помню, как оперативник УБЭП у себя в кабинете нас спросил, почему это мы используем такое ПО, в то же время мы увидели, как на его компьютере всплыло окно «вы используете нелицензированное программное обеспечение». На наш вопрос он ответил: “Сейчас речь идёт о вас”», – рассказал Ризванов.

Следующий обыск произошёл в январе 2014 года, поводом стало возбуждение уголовного дела в отношении Ахмеднабиева по статье 282 УК РФ. Обыски прошли по четырём адресам: дома у Ахмеднабиева, в офисе фонда, в офисе студии и в доме Карима Алиева. Технику снова изъяли. Затем ещё один обыск в студии на Умаханова летом 2014 года.

«Мы с Алиевым были в студии. Это были сотрудники центра «Э» из центрального аппарата СКФО. Следователь Владимир Темботов показал нам постановление об обыске в рамках проверки по факту мошенничества. Присутствовали и сотрудники ЦПЭ МВД по РД. Забрали наши личные телефоны, планшеты, компьютеры. Отвезли нас на допрос в ЦПЭ на машине Темботова. Он сказал: «Мы знаем про всю вашу деятельность, следим за вами, понимаем, что люди, которые деньги собирают, в первую очередь находятся в поле зрения правоохранительных органов». На вопрос, что им не нравится, он ответил, что мы с Ахмеднабиевым работаем и не надо с ним работать. Мы сказали: «Хорошо», мы и так закрывали фонд, так как Ахмеднабиев не планировал возвращаться. Поехали затем в ЦПЭ, нас допрашивали, смотрели наши телефоны, переписки, там же телефоны вернули. Планшеты, компьютеры, документы фонда изъяли. Нам сказали, что вернут их в течение двух недель. Потом Темботов позвонил и пригласил нас на Дахадаева, где в тот момент обедал. Он сказал: «Мы вас экстремистами не считаем, мы знаем о ваших взглядах».

С ним был другой сотрудник, он сказал, что компьютер в багажнике в машине, что всё проверили. Но планшет Алиева не отдали, так как он был на пароле. Я спросил у Алиев пароль, передал им, впоследствии планшет оказался у следователя Надира Телевова, Алиев его у него забрал. Всё, что когда-либо было удалено с этого планшета, восстановили, но даже с учётом этого незаконного ничего не нашли», – сообщил суду Ризванов.

Ризванов рассказал, что сразу после регистрации фонда «Ансар» и размещения контактов в интернете ему поступил звонок от правоохранителя, он сказал, что ему поручено проверить деятельность фонда, и позвал в здание ЦПЭ на опрос. Ризванов там видеться отказался, позвав в расположенное рядом кафе. «Они задавали вопросы о фонде, мы все обстоятельства подробно изложили. Был составлен протокол опроса. Мы обещали и дальше предоставлять нужную информацию. Больше о деятельности фонда, хотя он был очень известным, никто не спрашивал», – говорит свидетель.

По словам Ризванова, инициатива проведения Ахмеднабиевым лекций исходила от администрации мечети на Котрова. Много людей обращались туда с вопросами о разводе, и имамы сами пригласили его. В течение нескольких дней лекции выкладывались на «Ютуб». Проповеди он стал вести в конце 2011 года, прекратил 30 декабря 2012 года. «Что-то администрации не понравилось, заместитель имама Арсен Магомедкамилов дал поручение, лекции он более не проводил. В начале апреля он проводил лекцию-отчёт в мечети на улице Венгерских бойцов, где тогда не помещалось даже 200 человек. Люди даже на улице сидели»,  – рассказал свидетель.

Далее Ризванов озвучил даты проповедей на Котрова с их названиями. Все они, действительно, касались темы брака и развода. Всего их было 20. Ризванов рассказал, что ходатайствовал перед Телевовым изучить все эти лекции, но тому это было неинтересно, он отменил ходатайство.

Ахмеднабиева, по словам свидетеля, приглашали и в мечети, где имамами были представители официального духовенства: например, центральная мечеть города Избербаш, там был тогда имамом свидетель по делу Асхаб Джарбаев. Приглашал Саситлинского предыдущий имам Арсланалиев, ставший потом заместителем муфтия Дагестана. «Я был на этой лекции, она была проведена с целью устранения недопонимания и радикализма, так как в этом городе часть молодёжи была радикальных взглядов, но к Ахмеднабиеву они прислушивались. Основной посыл к молодёжи был: не лезьте в эти вопросы, а приносите пользу обществу», – рассказал Ризванов.

Также проповедника приглашали в селение Советское в Магарамкентском районе: «Там настолько была острая ситуация между полицией и молодёжью, что один раз мужчин забрали в райотдел с пятничной молитвы и насильно побрили. После этого там убили директора школы. Чтобы смягчить ситуацию, позвали Ахмеднабиева. Я был в этой поездке, на этой лекции были и сотрудники полиции. Видео есть на “Ютуб”», – рассказал Ризванов.

Его допрос был прерван, так как суд выделил на заседание только час. Ризванов  продолжит давать показания 24 ноября.]§[

Номер газеты

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.
Отправить на Яндекс (ТОЛЬКО для "Лента новостей", ЕСЛИ событие УЖЕ произошло)
Выкл