«Преодолеть вековое скотство можно!» Ли Куан Ю.

Создатель Сингапура Ли Куан Ю
Дата: 
6 Сен 2019
Номер газеты: 

(Продолжение. Начало в №29, №33 (2019г).)

... Мы создали специальный отдел, занимавшийся переселением людей, который занимался бесконечными переговорами, связанными с каждым переселением лоточников, фермеров и ремесленников. Они всегда были недовольны, когда мы переселяли их или заставляли сменить род занятий. Это была политически опасная задача.

Если бы мы не решали ее осторожно, относясь к людям сочувственно, то это могло бы привести к потере голосов на следующих выборах. Комитет, состоявший из должностных лиц и членов парламента, в чьих избирательных округах проводилось переселение, помогал нам уменьшить политический ущерб от этих мероприятий.

Самым тяжелым было переселение фермеров. Мы выплачивали им компенсацию, основанную на стоимости строений фермы, площади фермы с твердым покрытием, количества фруктовых деревьев и рыбных садков. Так как наша экономика процветала, то мы могли себе позволить увеличить размеры компенсации, но даже самые щедрые компенсации были недостаточны.

Фермеры старшего поколения не знали, чем заниматься и что делать с полученной компенсацией. Живя в квартирах, они скучали по своим свиньям, уткам, курам, плодовым деревьям и грядкам с овощами, которые снабжали их бесплатной пищей. Даже через 15 - 20 лет после переселения в новые районы  многие все еще голосовали против ПНД.  Они считали, что правительство разбило их жизнь.

В ноябре 1987 года я испытал большое удовлетворение, участвуя в церемонии открытия чистого бассейна реки Каланг и реки Сингапур, которые до того были просто канализационными  коллекторами под открытым небом. На этой церемонии я наградил золотыми медалями людей, ответственных за осуществление проекта.

Впоследствии  мы построили восемь новых водоемов,  которые были открыты для катания на лодках и ловли рыбы. Сбор питьевой воды вырос до 500,000 кубометров в день. За каждым успешно осуществленным проектом стоял способный и преданный делу служащий, получивший образование в данной отрасли и успешно применявший знания для решения наших уникальных проблем. Без Ли Ек Тьена не было бы чистого и зеленого Сингапура. Я мог только поставить широкие концептуальные задачи, но он должен был разработать технические решения. Позднее он стал главой государственной службы.

В 1993 году Винсемиус (Советник по экономике.-Прим. ред.) отправился порыбачить на реку Сингапур и испытал большое удовлетворение, когда ему  удалось поймать рыбу. Чистые реки значительно улучшили качество жизни. Стоимость земельных участков, особенно на городских территориях, примыкающих к рекам и каналам, значительно повысилась.

Мы закупили песок в Индонезии и насыпали его на пляжах по берегам реки Каланг, где люди сегодня загорают и катаются на водных лыжах. На месте маленьких и неприглядно выглядевших верфей сегодня стоят многоэтажные дома.

Для тех, кто помнит реку Сингапур, когда она была канализационным коллектором, пройтись по ее берегам сегодня, - это что-то фантастическое. Здания складов и мастерских были отреставрированы и превращены в кафе, рестораны, магазины, гостиницы, где люди ужинают на открытом воздухе у реки или на традиционных китайских барках, причаленных к берегу.

Вы можете легко определить, насколько загрязнен город по тому,  как выглядит в нем зелень. Избыток выхлопных газов  от автомобилей,  автобусов, дизельных грузовиков покрывает растения частицами сажи, и растения умирают.

Осенью 1970 года в Бостоне я удивился, увидев длинные очереди у бензоколонок. Мой водитель объяснил мне, что это был  последний день для владельцев автомобилей, чтобы возобновить лицензию на следующий год, а для этого они должны были сначала пройти проверку на пригодность  автомобилей к эксплуатации на специально уполномоченных бензоколонках.

Я решил создать в правительстве Отдел по борьбе с загрязнением окружающей среды. Мы установили на оживленных автодорогах контрольное оборудование для измерения концентрации пыли, плотности дыма, содержания двуокиси серы, выбрасываемых автомобилями.

В других городах есть чистые и зеленые пригороды, которые позволяют их жителям отдохнуть от центра города. Маленькие размеры Сингапура вынуждали нас работать, отдыхать и жить в пределах того же самого маленького пространства, и это сделало необходимым сохранение окружающей  среды и для богатых, и для бедных.

В самом центре города Джуронг, окруженного сотнями фабрик, мы построили птичий зоопарк в 1971 году. Без соблюдения строгих правил, регулирующих нормы загрязнения окружающей среды, эти птицы, собранные со всего мира, не выжили бы. Мы проводили озеленение и в самом Джуронге, - все предприятия обязаны озеленить свою территорию и  посадить деревья, прежде чем начать работать.

Хотя нам удалось решить наши внутренние проблемы загрязнения воздуха, Сингапур и весь окружающий регион был покрыт дымом от лесных пожаров на Суматре (Sumatra) и Борнео в 1994-1997 годах. После заготовки ценной древесины лесозаготовительные компании поджигали оставшуюся часть леса, чтобы освободить участки для разведения масличных пальм и посевов зерновых культур.

Во время сухого сезона пожары бушевали на протяжении нескольких месяцев. В середине 1997 года  густое облако ядовитого дыма распространилось над Малайзией, Сингапуром, Таиландом, Филиппинами, в  результате чего тысячи людей заболели, а некоторые аэропорты пришлось закрыть.

Мне также пришлось бороться с шумом от транспортных средств, строительных работ, громкоговорителей, телевизоров и радио, от которого Сингапур страдал  в прошлом. Действуя постепенно и систематически, нам удалось снизить  уровень шума, предписывая все новые и новые правила.

Наиболее шумной и опасной была традиция взрывать петарды и ракеты во время празднования китайского Нового года. Многие люди, особенно дети, получали серьезные ожоги и увечья. Иногда пожары уничтожали целые деревни, застроенные деревянными хижинами.

После того, как в 1970 году произошел огромный пожар в последний день китайского Нового года, в результате которого погибло 5 человек, и многие были ранены, я запретил эту старую китайскую  традицию. Но еще и два года спустя  два невооруженных полицейских были жестоко избиты, когда они попробовали запретить группе людей взрывать петарды.

Мы пошли дальше и запретили импорт фейерверков вообще. В условиях, когда  население  живет в 10-20-этажных зданиях, некоторые традиционные привычки следует изживать.

В 60-ых годах темпы переустройства города ускорились. Мы прошли стадию, на которой мы опрометчиво уничтожали старый центр города, чтобы построить новые здания. К  концу 70-ых годов правительство было  настолько обеспокоено уничтожением  нашего прошлого, что в 1971 году мы основали Управление по охране памятников (Preservation of Monuments Board), чтобы идентифицировать и сохранить здания, имевшие историческое, археологическое, архитектурное или художественное значение.

Эти здания включали старые китайские, индийские храмы,  мечети, англиканские и католические церкви, еврейские синагоги, традиционную китайскую архитектуру ХIХ-го  столетия и прежние колониальные правительственные учреждения в старом центре города. Гордостью колониального прошлого был Дом Правительства, когда-то являвшийся резиденцией британских губернаторов (ныне Истана),  и где теперь располагаются офисы президента и премьер-министра. 

Мы старались сохранять отличительные черты Сингапура, чтобы  напоминать о нашем  прошлом. К счастью,  мы  не уничтожили исторические районы Кампонг Глам (Kampong Glam)  -  бывшую резиденцию малайских королей, Литтл Индия (Little India), Чайнатаун и старые склады на реке Сингапур.

В 70-ых годах, чтобы уберечь молодежь от опасной привычки, мы запретили любую рекламу сигарет. Затем мы запретили курение  во  всех общественных местах, автобусах, поездах и станциях и, в конечном итоге, во всех офисах с кондиционированным  воздухом и ресторанах. Я следовал в этом  за Канадой, подававшей пример всему  миру.

Американцы были  в этом отношении далеко позади, потому что их табачное лобби было слишком мощным. Мы ежегодно проводили «Неделю без дыма» (Smoke-Free Week).  Составной частью этой кампании были мои  выступления по телевидению с изложением личного опыта. Я имел привычку выкуривать приблизительно по 20 сигарет в день до 1957 года, когда после трех недель предвыборной кампании по выборам в муниципалитет я потерял свой голос и даже не мог поблагодарить своих избирателей за поддержку.

Так как я не мог ограничить курение в разумных пределах, я прекратил курить вообще. Я  страдал в течение двух недель. В 60-ых годах у меня развилась аллергия на табачный дым, и я запретил курение в моем офисе и кабинете. В течение нескольких лет  большинство министров бросило курить, за исключением двух заядлых  курильщиков: Раджи и Эдди Баркера. Они покидали  заседания  правительства на десять минут, чтобы закурить на открытой веранде.

Борьба с  курением - это непрекращающееся сражение, которое мы  все еще ведем.  Богатство и рекламные возможности американской табачной индустрии  делают курение серьезным врагом. Число старых курильщиков уменьшилось, но молодые люди, включая девушек, все  еще попадают в ловушку этой вредной привычки. Мы не имеем права позволить себе проиграть это сражение.

Запрет на употребление жевательной резинки вызвал в Америке множество насмешек над нами. Уже в 1983 году министр национального развития предложил, чтобы мы запретили  жевательную резинку из-за проблем,  возникавших в результате ее использования, - жевательную резинку вставляли в замочные скважины, почтовые ящики, кнопки  лифтов. Брошенная на пол  жевательная резинка значительно увеличивала стоимость уборки и портила уборочное оборудование.

Сначала я сам считал тотальный запрет слишком крутой мерой, тем не менее, когда вандалы прикрепили жевательную резинку на датчики дверей поездов метро, движение поездов на некоторое время остановилось. Я больше не был премьер-министром, но премьер-министр Го Чок Тонг и его коллеги решили полностью запретить употребление жевательной резинки в январе 1992 года.

Некоторые министры, которые учились в американских университет, припоминали, как нижняя часть сидений в аудиториях бывала загажена жевательной резинкой, прикрепленной  к ним наподобие моллюсков. Этот запрет значительно уменьшил проблемы, связанные с употреблением жевательной резинки, и после того как ее запасы были удалены из магазинов, проблемы на станциях метро и в поездах стали незначительными.

У иностранных корреспондентов в Сингапуре нет каких-либо поводов, чтобы сообщать о коррупции  или серьезных происшествиях, поэтому им приходилось писать о том усердии,  с которым мы  проводили эти кампании,  высмеивая Сингапур как «государство-няньку» (Nanny State).

Они  насмехались над нами, но я был уверен, что  мы будем смеяться последними.  Не  приложи  мы усилий, чтобы убедить людей изменить свои привычки, мы жили бы в куда более грубом и диком  обществе. Сингапур не был выпестованным, цивилизованным  обществом, и мы не стыдились своих попыток стать  таким обществом в течение  самого короткого времени.

Мы  начали с  воспитания  наших людей. После того, как мы убедили  большинство из  них,  мы стали издавать законы,  чтобы наказывать меньшинство людей,  преднамеренно  нарушавших правила. Это сделало Сингапур более приятным местом для жизни. И если  это «государство-нянька»,  то  я горжусь его созданием.

Комментарии:

Скотство, отличается в разных частях света, в разных этно-религиозных группах. Скотство в той части света, что на северо-запад от Сингапура, преодолеть практически невозможно. Даже Ли Куан Ю не справился бы. Обидно.

Махачкала готовится к приезду Владимира Путина. Косметические работы идут по улице Гамзатова.

Ali111 пишет:

Махачкала готовится к приезду Владимира Путина. Косметические работы идут по улице Гамзатова.

Нельзя Путину сказать пусть лучше прогуляться по окраинам столичного посёлка.

В Семендер Путина отвезите!!! Или в маалинские трущобы на Редукторном или напротив Новой Автостанции!
В Маалинском гетто запарится ФСО охрану выставлять. Там днем темно

Путин едет на мероприятия по поводу 20-летия разгрома международных бандформирований и выпить обещанную рюмку за победу с ополченцами в Ботлихе и возможно встреча с Хабибом. На остальное не расчитывайте и губу держите скатонной с добавленной прищепкой :-)

Дайте мне одно подразделение метко стреляющих автоматчиков и я наведу порядок в Дагестане
Лучше ужасный конец чем бесконечный ужас!Спасибо еще скажете и памятник при жизни поставите!
Всех казнокрадов к стенке бы поставил..

Пусть В.В. Путин сперва ознакомится с интервью профессора института физики Казанского федерального университета Наиля Фаткуллина и заглянет в ВУЗы республики, чтобы «Преодолеть четвертьвековое скотство в образовании!»
--------------------------------------------------------------
ПРОФЕССОР КФУ СРАВНИЛ МИНОБРНАУКИ С ПОХОРОННЫМ БЮРО, А УНИВЕРСИТЕТЫ - С ХОСПИСАМИ
HTTP://YANDEX.RU/CLCK/JSREDIR?
10.09.19 12:14
Наталия ВАСИЛЬЕВА

Чиновники от образования разваливают фундаментальную науку и университетское образование, а профессорско-преподавательский состав лишают последних академических свобод, превращая в крепостных, - такое громкое заявление сделал 64-летний профессор института физики КФУ, лауреат Госпремии РТ Наиль Фаткуллин. Ученый разослал своим коллегам, работающим в Казанском университете и других ведущих российских вузах, обращение, в котором призывает их инициировать подлинную реформу высшего образования в России, как минимум - начать общественную дискуссию на эту тему. О том, что предлагает сам Фаткуллин, он рассказал в интервью «Вечерней Казани».
- Наиль Фидаиевич, что побудило вас написать открытое обращение, в котором вы сравниваете федеральное минобрнауки, или, как оно теперь называется, Министерство науки и высшего образования РФ, с похоронным бюро?
- Я считаю, что минобр отравляет университетскую жизнь бюрократизацией, достигшей сегодня гротескно-чудовищных размеров. Научная жизнь в стенах вузов парализована. Я вижу, как под звон громко заявленных космизмов, суть которых сводится к обещаниям чудес в ближайшем будущем, происходит деинтеллектуализация страны. Поэтому так ли удивительно, что в России прекратился экономический рост и увеличивается число техногенных аварий? На мой взгляд, это результат политики, проводимой на протяжении многих лет.
- Вы сказали «деинтеллектуализация страны»...
- Ее первейшим признаком является вытеснение фундаментальной науки и образования из всех сфер университетской жизни. Студентам в полтора раза сократили количество часов на изучение фундаментальных предметов, заполнив время новомодными дисциплинами. И если еще десять лет назад сильный казанский студент-физик мог с легкостью поступить в аспирантуру на Западе, а защитивший кандидатскую степень - найти позицию постдока, то сейчас нашим сложно выдержать там конкуренцию.
Огромные финансовые ресурсы, выделяемые из бюджета на развитие высшего образования и науки, тратятся на сопутствующие вещи, а не на главное. Финансируются в основном технические аспекты, связанные с инфраструктурой: ускоренная закупка дорогостоящего оборудования, переустройство/строительство новых корпусов, создание всевозможных сколково, иннополисов и прочих «точек роста».
Помимо этого, значительная часть финансов ушла на псевдонаучные и псевдопедагогические направления, например на бесчисленные переделки учебных программ, чиновничьи требования к которым странным образом меняются каждый год. Вместо того, чтобы заниматься наукой и реальным продумыванием преподаваемых предметов, преподаватель должен бесконечно составлять различные УМК, ФОС, РПД, являющиеся многостраничной, никому не нужной макулатурой. Более того, по договору он должен строго по графику выдавать определенное количество научных статей в год и его должны процитировать не менее энного количество раз. Это дикость! Нигде в мире таких нормативов нет. Научная статья - дело творческое. А у нас вся эта обязаловка к чему ведет? Сотрудники вузов просто объединяются и публикуют коллективные статьи - так дешевле.
Для оправдания своей важности и нужности управленческий аппарат регулярно изрыгает разнообразные почины, судьбоносные инициативы, проверки, грозит аттестацией и увольнениями... Достаточно вспомнить унизительную процедуру тестирования профессорско-преподавательского состава, устроенную нам в КФУ с целью «провести независимую оценку качества образования» (напомним, Наиль Фаткуллин призвал коллег бойкотировать «профессорский ЕГЭ», часть преподавателей отказалась участвовать в «унизительном шоу». - «ВК»).

- В своем обращении вы также говорите о кадровой катастрофе в университетах. В чем она?
- Сегодня подавляющее большинство университетских профессоров, работающих на мировом уровне, - люди пенсионного возраста. Наши университеты - все равно что хосписы.
Размер пенсий у наших профессоров - 12 - 16 тысяч рублей. Трудовые контракты с ними заключаются ровно на год. Отказ в контракте - фактически обречение на нищую и убогую старость. Уехать и найти работу в западных университетах или лабораториях им в силу возраста и здоровья уже сложно. Итог - люди попадают в полную зависимость от администрации университетов. Преподаватель становится современной разновидностью крепостного, раба. Шантажируя увольнениями, администрация их руками способна осуществлять любое безумие. Талантливая молодежь из числа студентов или аспирантов прекрасно видит и понимает реальное положение своих учителей. И, естественно, у нее возникает вопрос: «А хочу ли я для себя такого «прекрасного будущего»? Во имя чего мне здесь оставаться? Пока я молод, полон сил и не боюсь конкуренции на мировом уровне, может, мне при первой возможности уезжать из России?» Процесс распада, таким образом, самоускоряется.
- Вы предлагаете вузам заключать с преподавателями долгосрочные контракты?
- Как минимум на пять лет, а лучше бессрочные. Кроме того, я предлагаю пересмотреть аудиторную нагрузку профессорско-преподавательского состава. Во всех западных университетах в зависимости от общих объемов и способов финансирования (частного или государственного) аудиторная нагрузка профессоров (в западных университетах все штатные преподаватели считаются профессорами, либо associated professor, либо full professor) варьируется в пределах 4 - 10 учебных часов в неделю, то есть 2 - 5 аудиторных занятий по 90 минут в неделю. Это где-то в пределах 110 - 300 учебных часов в год. Причем такая аудиторная нагрузка считается на Западе огромной. Как правило, ее имеют профессора, практически не занимающиеся научной работой, чья деятельность сводится в основном к обучению студентов. В этом нет ничего случайного. Лишь в таких условиях возможно качественное и глубокое обучение сложным дисциплинам и полноценная научная деятельность. У нас нагрузка на преподавателей выше в два-три раза, исключение - МГУ и, возможно, еще несколько элитных вузов.
- Цель вашего обращения к университетскому сообществу?
- Я призываю коллег к открытой дискуссии. Что бы там ни говорил минобр и подведомственные ему структуры, настоящая реформа высшего образования в России не проводилась. Социальная значимость постоянно исходящих из ведомства инициатив и указаний, компетентность их авторов никогда научно-педагогической общественностью не обсуждались.

- Как думаете, коллеги вас поддержат?
- Не знаю. Против системы трудно идти.
Что предлагает профессор КФУ Наиль Фаткуллин для развития университетского образования и науки?
1. Учебная аудиторная нагрузка должна быть в пределах 4 - 10 учебных часов (два - пять аудиторных занятий по 90 минут) в неделю.
2. Пенсия преподавателей, достигших пенсионного возраста, как и в западных университетах, должна составлять порядка 80% их прежней ставки. При этом сохраняется (при соответствующем желании) право ушедших на пенсию профессоров читать учебные курсы, проводить исследования, оставаться консультантом, но утрачивается право быть руководителем.
3. Соотношение студент/преподаватель, а соответственно, и финансирование университетов должно проводиться в соответствии с числом поступающих на первый курс студентов. Оно не должно зависеть от дальнейшего возможного отсева неуспевающих.
4.Вместо существующих ныне институтов повышения квалификации и стажировок, являющихся профанацией, предусмотреть оплачиваемые творческие отпуска по 3 - 5 месяцев через каждые 5 лет. Профессор должен иметь возможность самостоятельно выбирать себе форму и место повышения квалификации или самообразования.
5. До максимума уменьшить полномочия Минобрнауки РФ, оставив за ним общие рекомендательные функции.
6. До максимума сократить управленческий аппарат университетов, усилив роль ученых советов. В частности, должность ректоров должна быть регулярно переизбираемой, а оклады ректоров и проректоров и прочего университетского начальства не должны превышать в 1,5 - 2 раза средние оклады профессоров.
7. Предоставить ученым советам университетов право самостоятельного формирования и утверждения учебных программ.

В высшем образовании не нужно количество нужно качество Половину ВУЗов надо сразу закрыть прекратив их финансирование из бюджета а вырученные деньги направить на реформу образования