Театр юного следователя

Адам Белявский, в прошлом Руслан Алиев, вместе с актёрами театра в Турции
Дата: 
19 Июл 2019
Номер газеты: 

…Бывший помощник Абу Умара Саситлинского, ещё год назад просивший у властей Украины политического убежища в связи с тем, что ему угрожает ФСБ, как оказалось, хорошо осел в Турции. Сейчас он не только завсегдатай основанного в этой стране выходцами из России театра-студии, но и представитель некоей общественной организации «Платформа Диалога России и Турции». Но и это не всё. У него уже новое имя. Теперь он не Алиев Руслан Русланович. Теперь он, как указано у него в профиле в Facebook, Адам Евгеньевич Белявский…

Перепутать, сказать, что Алиев и Белявский – это сильно похожие друг на друга люди, нельзя: характерные две родинки на лице, линия волос на лобной части головы, форма носа и ушей, надбровные дуги – это достаточный перечень признаков, по которым можно идентифицировать данного человека.

 

«Кто я на самом деле?»

 

В феврале 2017 года в YouTube появилось видеоинтервью Руслана Алиева, которое он дал ресурсу «Минбар в Украине». В интервью Алиев просит политического убежища у властей Украины, в связи с тем, что (с его слов) он был избит людьми Исраила Ахмеднабиева (Абу Умара Саситлинского), которые грозились его убить, требуя, чтобы он покинул эту страну. Там же, по словам Алиева, они утверждали, что он является агентом ФСБ.

Алиев рассказал на камеру, что в 2012 году познакомился с Саситлинским в Кисловодске. Тогда известный дагестанский проповедник не находился в розыске, а занимался благотворительными проектами. В частности, строил школу хафизов и интернат для сирот в родном селе. Саситлинский пригласил Алиева к себе в качестве помощника и секретаря школы хафизов. Алиев согласился и начал вести информационную работу по рекламированию благотворительной деятельности Саситлинского (привлечение средств на строительные работы школы хафизов и пр.).

В таком режиме Руслан Алиев, которого знали и по прозвищу Кисловодский, проработал до июля 2013 года, а затем в школу хафизов пришли сотрудники силовых структур и забрали его с собой. Как рассказывает Алиев, он был доставлен в отделение ФСБ, где его угрозами возбудить на него уголовное дело вынудили подписать соглашение о работе на спецслужбу.

«Мне сказали, что Саситлинский финансирует боевиков, экстремист, но я такого не видел», – объясняется на камеру Алиев. Там же он признаёт, что был главным администратором группы «Абу Умар Саситлинский» в соцсети «ВКонтакте» и занимался только благотворительными сборами, а обвинения в том, что он работает на ФСБ, называет ложью и наговором со стороны бывшего работодателя. Как аргумент, он приводит то, что практически сразу о том, что его заставили подписать соглашение о работе на ФСБ, он рассказал сначала близкому товарищу Саситлинского, а затем и самому Абу Умару. Но, судя по тому, как развивались дальше события, Саситлинский не поверил Алиеву. Однако Алиев видел угрозу не только в разыскиваемом проповеднике.

«В связи с наговорами ФСБ и угрозами моя дальнейшая учёба в вузе (Санкт-Петербургский госуниверситет, факультет арабской филологии – «ЧК») стала невозможной. Мне пришлось уехать, чтобы спасти свою жизнь», – говорил Алиев. В завершение своего интервью Алиев просит власти Украины предоставить ему политическое убежище, а рассказывая о том, что ему угрожает и ФСБ, и Саситлинский, которого в 2014 году объявили в международный розыск, как бы с иронией вопрошает: «Так кто же я на самом деле: агент ФСБ или агент Абу Умара (Саситлинского)?»

Отметим, что конфликт Алиева с Саситлинским всякие близкие к силовикам компроматные ресурсы в Интернете использовали как пример, что проповедник занимается не благотворительностью (будь то строительство медресе или рытьё колодцев), а мошенничеством или финансированием боевиков. Конкретных примеров того, что собранные деньги шли боевикам, практически никогда не приводилось, но зато с некоей болезненной страстью авторами в мельчайших подробностях выкладывались подробности чужой личной жизни.

В этом плане Алиев, который практически всегда упоминался в компроматных публикациях, знаковая фигура. С учётом того, что он отрицал (по состоянию на 2017 год) свою связь с ФСБ, а теперь, как Адам Евгеньевич, он, не боясь спецслужб России, посещает Генконсульство РФ, это наводит на определённые мысли…

Руслан Алиев сумел неплохо вжиться в новую роль

 

«Шеф, усё пропало!..»

 

Как и все открытия, это открытие (превращение Алиева в Белявского) тоже произошло случайно: 11 июня 2019 года Генконсульство России в Турции проводило в Стамбуле приём в честь Дня России. На это мероприятие, в числе прочих, пришли и люди культуры, осевшие в Турции. Светские беседы, культурная программа, совместные фото и видео…

В итоге появилось двухминутное видео, которое выложила в своём профиле в Facebook Олеся Дэсте, режиссер театра-студии D.O.S.T. («Драматический открытый студийный театр г. Стамбула»). На этом видео она, передавая слово для пожеланий в адрес театра-студии от одного актёра к другому, доходит до… Руслана Алиева. Да, того самого. Да, помощника Саситлинского. Алиев-Белявский, не стесняясь камеры, желает театру-студии выхода на международный уровень.

…Эту статью можно было бы назвать «Разыскиваемый финансист ИГИЛ1 посетил Генконсульство России в Турции» или «Финансист ИГИЛ и консулы России сделали совместное фото». Ну, или ещё как-то поиздеваться над ситуацией. Но с формальной стороны это было бы неправильно. Руслан Алиев (будем называть его так и далее) не находится в розыске.

Дагестанское УФСБ, к которому «Черновик» обратился за официальными комментариями, заявило, что ничего не комментирует: ни заявления Саситлинского о том, что Алиев работает на ФСБ, ни того, находится ли сам Алиев в розыске.

«В отношении помощников сторонних лиц управление официальных комментариев не даёт. Тем более что сам Ахмеднабиев не даёт его полные установочные данные», – заявляет пресс-служба ведомства. Отметим, что это заявление очень странное. Во-первых, Руслан Алиев являлся помощником того, кто сегодня объявлен в международный розыск как финансист террористов. То есть тем, через кого проходили финансы, кто может дать пояснения и показания о том, куда и на какие цели они расходовались.

Во-вторых, Алиев заявляет, что являлся администратором группы «Абу Умар Саситлинский» в соцсети «ВКонтакте». Напомним, что в производстве Следственного управления СКР по Республике Дагестан находится уголовное дело, возбуждённое по признакам преступлений «финансирование терроризма» и «участие в террористической организации». И это преступление, на взгляд следствия (а также рапортов сотрудников МВД и ФСБ), выражается в том, что средства на финансирование террористов собирались через группы в «ВКонтакте», причём, в том числе, и через группу «Абу Умар Саситлинский». Поэтому, хотя бы формально, он должен был быть объявлен в розыск.

В-третьих… И это «в-третьих» очень сильно связано с уголовным преследованием нашего коллеги – редактора отдела «Религия» газеты «Черновик» Абдулмумина Гаджиева.

В статье «Абдулмумин Гаджиев – заложник?..» («ЧК» №25 от 5.07.2019 г.) мы рассказывали о том, что лежит в основе преследования Гаджиева: показания, подписанные под принуждением и угрозами задержанным в Москве Кемалом Тамбиевым. В показаниях Тамбиева много несуразностей, доказывающих, что он не знает Абдулмумина Гаджиева, а также не знает кто и как занимался организацией финансирования терроризма.

Другими словами, Тамбиев подписал то, что ему подсунули в ходе допроса в качестве подозреваемого.

В протоколе допроса, который вёл старший лейтенант юстиции Мамаев Р. С., говорится, что Тамбиев в Интернете познакомился с Русланом Алиевым, администратором группы «Абу Умар Саситлинский» в соцсети «ВКонтакте». Однако дальше в допросе происходит примечательный момент: практически сразу Тамбиев называет Руслана Алиева Ровшаном Алиевым и приводит дальнейшие сведения, связанные с администрированием групп в соцсетях, размещением постов о благотворительности и прочем, как будто их ему сообщил Ровшан, а не Руслан. Подчеркнём: следователь не задаёт ему уточняющих вопросов о личности Алиева, а сразу переходит к другим вопросам…

Заметим, что этот момент является прямым доказательством того, что Тамбиев не знал, о ком говорит, а также подписывал протокол, что называется, не глядя. Практически никто из  тех, кто лично знает Саситлинского и Руслана Алиева, не помнит, чтобы последнего называли Ровшаном.

Руслан Алиев и Ровшан Алиев – это разные люди. У них разные отчества: первый – Русланович, второй –  Первиз оглы. Разные даты рождения: первый родился в Кисловодске 22 июня 1995 года, а второй – 9 января 1985 года в Азербайджане. Ровшан Алиев является одним из 11 фигурантов уголовного дела, по которому проходит Абдулмумин Гаджиев. Он тоже, согласно следствию, участвовал в финансировании терроризма.

Есть версия, объясняющая, почему следствию понадобилось закрепить в протоколе то, что Руслан и Ровшан Алиев якобы одно лицо: в этом случае Адам Белявский как бы выбывает из игры, а Ровшан Алиев, объявленный Интерполом в международный розыск в марте 2019 года, «загрузится» как администратор групп в соцсетях. Да и не факт, что Ровшана Алиева вообще найдут. И не факт, что живым…

P. S. «Засветка» Руслана Алиева заставляет очень сильно сомневаться в том, что возбуждённые в массовом порядке уголовные дела по подозрению или обвинению в финансировании терроризма были основаны на объективных доказательствах. А нестыковки в материалах дела говорят о том, что кому-то было необходимо любой ценой включить в число подозреваемых нашего коллегу Абдулмумина Гаджиева… ]§[

_________________________________

1 ИГ, ИГИЛ, «Исламское государство» – организация, запрещённая на территории России.

 

Комментарии:

Шустрый малый однако, далеко пойдет (в плохом смысле).
По данной теме интересно было бы послушать Абдулхалима, мужа Надиры Исаевой, он вроде как с ним на связи.