Не до Путина… Часть 2

(Продолжение. Начало в №45 от 19.11.2021 г.)

Примерно дней десять назад, 22 ноября, глава Чечни Рамзан Кадыров потребовал от местных силовиков расставить по периметру родной республики специальные (дозорные) посты, тем самым окольцевав её.

«Это не означает, что война, но мы должны быть всегда готовы!» – заявил Рамзан Кадыров. Он же объявил о проведении в республике трёхдневных учений силовых структур, которые должны будут в течение этого времени отработать вопросы оперативного взаимодействия между собой.

Объяснение таким мобилизационным мероприятиям Кадыров дал простое: ситуация в мире нестабильная, Чечня – главный форпост на южных рубежах России, соответственно, надо быть готовым. «Всегда готовы», – ответили своими действиями чеченские силовики и доказали это…

 

«Я – незаменимый!..»

 

…В принципе, данная статья планировалась как некое продолжение другой статьи – «После Путина», вышедшей в двух частях в «Черновике» пять лет назад (№№18, 19, май 2017 года), почти накануне президентских выборов. Тогда мы рассказывали, что действующий президент России Владимир Путин, в принципе, не будет торопиться уходить с политической арены, так как это… во-первых, не принято.

В нашей стране так исторически сложилось, что добровольно высшую власть в стране никто не отдаёт. 

А во-вторых, та политическая элита («Ближний круг», «Политбюро 2.0»), которая его окружает, уходит в серые кардиналы, выдвигая вперёд своих более молодых сторонников и включая механизмы скучной европейской политической конкуренции, где надо в ходе реальных выборов доказывать различным слоям населения свою необходимость стране и эффективность. Или же идёт проторенным путём советской и российской истории – повторение судьбы советского государства и очередные потрясения в будущем.

Заметим, что эти волнения (в данном случае на национальной почве) происходят в период так называемого трансфера: периода, когда Путин, если он и не планирует переизбираться (да, мы вынуждены применять это слово) на пост президента страны, то должен, грубо говоря, подготовить дела и страну к передаче новому лицу.

Однако обстановка, сложившаяся в стране, показывает (или должна показать), что… трансфер необходимо отложить: Путин уйти не может, так как всё в стране завязано на нём. В свою очередь, такая же система отношений сложилась практически везде, в том числе в силовых структурах…

В принципе, Путин на этой неделе, 30 ноября, уже заявил в рамках форума «Россия зовёт!», что у него есть право (согласно новой Конституции РФ) переизбраться на новый срок.

«Буду я это делать или нет, я пока сам для себя не решил. Но само наличие этого права уже стабилизирует внутриполитическую ситуацию», – приводит слова Путина издание РБК.

Как сама потенциальная возможность Путина переизбраться на должность президента страны стабилизирует обстановку в России? Очень просто – он незаменим. Но это… полбеды. (Или полрадости?) Незаменимы, помимо него, и ключевые фигуры на ключевых должностях. Объясним это ниже.

Таб. 1. Возраст влиятельных силовиков и чиновников

ФИО

Возраст

Валентина Матвиенко,

спикер Совета Федерации

72

Сергей Лавров, глава МИД РФ

71

Александр Бортников, директор ФСБ

70

Николай Патрушев, секретарь Совбеза РФ

70

Владимир Путин, президент РФ

69

Сергей Иванов,

спецпредставитель Президента РФ

68

Александр Бастрыкин,

председатель СК России

68

Сергей Нарышкин, директор СВР

67

Виктор Золотов,

директор Нацгвардии РФ

67

Сергей Шойгу, министр обороны РФ

66

Роман Нургалиев,

замсекретаря Совбеза РФ

65

Владимир Колокольцев, глава МВД РФ

60

Игорь Костюков, начальник ГУ ГШ МО РФ

60

Вячеслав Володин, спикер Госдумы

57

Дмитрий Медведев, зампредседателя

Совета безопасности РФ

56

Михаил Мишустин, премьер-министр РФ

55

Антон Вайно, руководитель АПР

49

Игорь Краснов, генпрокурор РФ

46

 

Мы не зря привели в таб. 1 список влиятельных силовиков и чиновников страны, причём с указанием возраста. (С учётом произошедших в стране перемен из таблицы исключён директор ФСИН России Александр Калашников. – «ЧК».) Из таблицы видно, что представители силового блока страны, за исключением Колокольцева и Краснова, примерно, ровесники действующего президента. Они часть его команды. Они зависят от него. А Путин в свою очередь зависит от них.

Путин де-факто замкнул на себе все важные политические вопросы страны. Это в конечном итоге выражается в том, что даже мало-мальски серьёзная или популярная политическая фигура не может заявить о себе, как о потенциальном кандидате в президенты России, не говоря уже о том, чтобы выдвинуться на соответствующих выборах.

 В такой системе отношений может быть только преемник...

В такой искусно выстроенной системе отношений не может быть «потенциального кандидата» и уж тем более кандидата от оппозиции. Может быть только лишь преемник. Возможно, именно такое неформальное устройство власти в России привело к тому, что политическая тусовка уже давно называет президента страны – Царь. Поэтому и преемник будет только тогда, когда царь решит. В этом смысле Путин незаменим.

Но, заметим, что такой же принцип менеджмента исповедуют и главные силовики России. Они тоже замыкают на себе все процессы, происходящие в подчинённой им структуре. И они знают, как тяжело управлять большими коллективами, у которых невероятно большие полномочия. Они знают, что от этих коллективов на местах многое зависит (так как те тоже замыкают ответственный участок на себе), могут на это влиять, но влияют в строго и взаимно оговорённых границах.

Руководитель может, конечно, уволить своего неразумного подчинённого, но… в этом случае он может столкнуться с тем, что просто не сможет в полной мере разобраться с происходящими на местном уровне рабочими процессами. Могут возникнуть саботажи, «итальянские забастовки», пробуксовки в работе, «потери» уголовных дел (если это следствие), отсутствие оперативной информации (если это оперативный орган) и так далее.

Конечно, любой коуч в мире менеджмента скажет вам, что такой метод управления является неэффективным, но… если он основан на личной преданности руководителю и не несёт в себе задачи что-то революционно решать в сложившейся в государстве Системе отношений, то он вполне себе эффективен. Но до определённого момента.

А этот определённый момент как для страны, так и для конкретного человека, уже наступает. 

 

«Я старый солдат!..»

 

Этот момент называется возраст. Все мы не выдерживаем борьбу со временем, взрослеем, стареем и, даже если мы всё ещё молоды душой, уже не можем как раньше контролировать происходящие вокруг нас процессы. И чем старше, тем потеря контроля, способность концентрироваться на задачах, становится проблемной.

Конечно, история знает немало примеров, когда человек в серьёзном возрасте сохраняет способность ясно мыслить, генерировать некий интеллектуальный продукт, быть физически активным: Фидель Кастро, Генри Киссинджер, Михаил Горбачёв

Таких личностей много. Но… история на примере СССР показала, что чрезмерное увлечение геронтократией может привести к пагубным последствиям для страны. Как говорится, нам не верите, у Горбачёва спросите…

Путин, уверены, видит эти процессы. Каким бы он сам не был незаменимым, он понимает, что на носу два важных момента: во-первых, он рано или поздно уйдёт с поста президента, соответственно, надо определиться, с кем страна пойдёт дальше. Во-вторых, некий новый лидер со старой командой далеко не уйдёт… Следовательно, команду – силовой блок – необходимо сильно обновить.

Попытки обновить силовой блок были начаты с Генпрокуратуры, когда 68-летнего Юрия Чайку сменил на этом посту 45-летний Игорь Краснов. Но, судя по всему, последнему очень трудно было вырваться из-под влияния своего бывшего шефа (председателя СК России Александра Бастрыкина), что его даже включили в Совет безопасности страны. Ранее Генпрокурор не входил в Совбез, впрочем, как и Бастрыкин. Стиль работы прокуратуры в регионах был характерен, поэтому Краснов, когда давал присягу, получил важный совет от спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко: «Очень бы хотелось, чтобы в стиле работы региональных прокуратур, Генеральной прокуратуры следовали правилу не только хватать, сажать и не пущать. У нас же не стоит задача больше посадить людей, а предупредить возможные преступления…»

Так или иначе, видно, что смена Генпрокурора на данный момент революционных изменений в её работе не произвела. Но в какой-то мере вызвала внутрикорпоративную борьбу.

Больший шум, выражающийся через различные провокационные сливы в Телеграм-каналах (ВЧК-ОГПУ, «Бутик ФСБ» и пр.), принесла просто информация о том, что в планах Кремля сменить (отправить с почётом на заслуженную пенсию) директора ФСБ Александра Бортникова. Тут же пошли сливы не только на его основных… преемников, но и на других сотрудников спецслужбы.

А учитывая, что таких надо сменить с десяток, пусть и не сразу, пусть и с временным промежутком, то… можно себе представить, какой был бы вал негатива в соцсетях и СМИ, а также раздрай в работе силового блока.

К примеру, один из абсцессов на теле страны, способных серьёзно «покалечить» обстановку в России, был в начале сентября вскрыт силами проекта «Gulagu.net». То, что они показали стране и миру – гигабайты служебного видео, на которых отображены пытки и изнасилования заключённых – ужасает. И ужасает даже не самой мерзостью происходящего, а тем, что пытки и изнасилования, судя по количеству пострадавших, давно стали для целого ряда сотрудников ФСИН и других силовых структур неким конвейером, фабрикой боли, куда отправляли тех, кого во чтобы то ни стало (согласно больной логике преступников в погонах, отдававших такие распоряжения) надо было сломать, унизить, показать, кто в доме хозяин.

И это происходило (а может даже, происходит и сейчас) при молчаливом согласии органов прокуратуры, оперативных структур, отдельных представителей судебной власти. Ведь наверняка пострадавшие писали заявления, давали показания, рассказывали должностным лицам, что с ними происходило. Но те не реагировали. До определённого времени. А ведь у каждого, кто не реагировал, есть имя-фамилия, конкретная должность и прописанная в законе мера ответственности за неисполнение своих должностных обязанностей...

О том, что в целом происходит в силовых структурах страны, общество может судить лишь по той маленькой толике пресс-релизов и новостей, которые пробиваются сквозь плотный слой пропагандистских передач и сообщений. Общество в определённый момент узнаёт, что оказывается могут быть организованные преступные группы, состоящие из действующих или бывших сотрудников МВД, ФСБ, Следственного комитета России; что могут быть сотрудники следственных или оперативно-разыскных органов, обслуживающие интересы региональных олигархов и топ-менеджеров, а отдельные силовики могут представлять собой такую мощную силу на региональном уровне, что даже губернаторы вынуждены с ними считаться и чуть ли не идти на поклон…

И если такая ситуация сразу жёстко не пресекается, существует какое-то длительное время, то это значит, что на каком-то уровне власти, на каком-то надзорно-контрольном уровне были закрыты глаза на это. И, возможно, не бесплатно.

Страна сейчас находится в такой ситуации, что любая смена политической обстановки на уровне Кремля – хоть резкая, хоть плавная – приведёт к ожесточённой конкурентной войне заинтересованных политико-финансовых и силовых группировок. Новый руководитель, каким бы он ни был лояльным и верным Путину, а также хорошо известным путинскому окружению, будет формировать СВОЮ команду, расставлять своих людей, верных ему и той команде, которую он представляет.

Следовательно, процесс формирования новой команды выльется в то, что для одних групп интересов смена руководителя страны окажется шансом вырваться вперёд, укрепить и продвинуть свои интересы. Для других – хотя бы сохранить статус-кво. Для третьих – возможность просто выжить, уйти из бизнеса, с должности или курируемой сферы без претензий со стороны уже новых (по-новому работающих и отчитывающихся новому человеку) силовых структур.

Соответственно, в конкурентной борьбе будут происходить мощные информационные сливы, будет ожесточённая борьба компроматов, а также «борьба с ведьмами»  – возбуждение уголовных дел в отношении тех или иных лиц или представителей структур, которые ранее были неприкосновенными, но теперь из-за внутриполитического давления или давления внешнего (Запада, к примеру) становятся вполне себе «дозволенной добычей».

Это потенциально может привести к тому, что для представителей российских силовых структур уже не будет никаких гарантий, что новая власть, чтобы, к примеру, вывести диалог с Западом на некий иной уровень, не начнёт расследовать поднимавшийся ещё со времён политической активности Березовского вопрос о том, «кто взрывал Россию». Заметим, кстати, что этот вопрос на днях в международной повестке снова поднял старый знакомый Путина – журналист-расследователь Христо Грозев.

…В то же время страна требует перемен: денег в бюджете страны много, а население всё сильнее и сильнее делится на более богатых и всё более бедных, силовиков в стране много, а уровень преступности (корыстные и корыстно-насильственные преступления) продолжает оставаться высоким, национальностей и религий в стране много, а мира и дружбы между ними (во всяком случае в социальных сетях) не ощущается.

Понятно, что в Системе нужные новые люди, новые руководители, нужны перестановки и реформы. Причём, что очевидно, это не самоцель и даже не попытка достижения каких-то новых высот, нет. Это нужно всего лишь для того, чтобы Система хотя бы просто работала.

…Есть слухи, заботливо вброшенные в информационное пространство различными Телеграм-каналами, что бывший личный адъютант Путина – геройски погибший министр ЧС России – Евгений Зиничев должен был представить президенту страны список тех, кто может сменить руководство силового блока страны. Но, не сложилось.

Зато события, которые развернулись в последующем, показали, что, предположим, смерть Зиничева, произошедшая в начале сентября, кадровые обновления перенесла. А может даже и отменила…

 

Нацвопрос и главскрепа

 

Неким косвенным признаком, указывающим на то, что Путин может вернуться к вопросу смены руководства силового блока, стала истерия в федеральных СМИ и соцсетях, связанная с Дагестаном. Внезапно выяснилось, что людей в метро бьют не столько преступники, сколько… дагестанцы. Что и преступления в целом по стране – заслуга, в основном, дагестанская.

Этот крайне сомнительный и пропитанный национализмом (если не сказать нацизмом) тезис кочевал из одного информационного ресурса в другой, тщательно раздувался в соцсетях и, что прискорбно, находил поддержку у отдельных высокопоставленных чиновников.

В нашей стране все важные стратегические ресурсы находятся в руках у государства и зависящих от него как младенец от матери влиятельных олигархов. В числе таких же стратегически важных ресурсов находится и информационная политика с соответствующими СМИ и медиаресурсами.

Глядя на эти раздуваемые в информационном поле волны гнева к дагестанцам, как к группе народностей, проживающих в определённом субъекте страны, можно было задаться вопросом: неужели эти волны согласованы на достаточно высоком уровне?

Заметим, что эта негативная информационная волна привела к тому, что чуть ли не все преступления или правонарушения, совершённые дагестанцами, стали подпадать под личный контроль Бастрыкина.

Не только Моргенштерн умеет хайповать...

Председатель СК России был так активен весь октябрь-ноябрь, что сложилось мнение будто бы Бастрыкин кому-то (Путину?) пытается доказать, что он полон сил, что он всё держит под личным контролем и способен даже на большее. Надо отдать должное медиаменеджерам главного российского следователя: Бастрыкин с лёгкостью пробивал информационное поле скандальными заявлениями. То он недоволен экзаменами в форме ЕГЭ, то «преследует» брата Хабиба Нурмагомедова, то Моргенштерн, по его мнению, торгует наркотиками в интернете… ]§[

(Продолжение следует)

 

Номер газеты

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.
Отправить на Яндекс (ТОЛЬКО для "Лента новостей", ЕСЛИ событие УЖЕ произошло)
Выкл