Последняя попытка обвинения

В четверг, 15 сентября, в Южном окружном военном суде в Ростове-на-Дону продолжилось рассмотрение уголовного дела, возбуждённого в отношении журналиста газеты «Черновик» Абдулмумина Гаджиева, а также Кемала Тамбиева и Абубакара Ризванова.

На данном заседании был допрошен один свидетель – имам мечети Избербаша Асхаб Джарбаев. Он рассказал суду, что в 2020 году работал совместно с благотворительным фондом «Инсан», и поделился подробностями этой деятельности.

Асхаб Джарбаев заявил в суде, что то, что  написано в протоколе его допроса, он не говорил

Из подсудимых ему никто не знаком. На вопрос об Исраиле Ахмеднабиеве (более известен под именем Абу-Умар Саситлинский «ЧК») свидетель ответил: «Лично не знаком, вживую никогда не видел, очень редко слышал его лекции. В тот период мои лекции были против этой идеологии, и я до сих пор своих взглядов придерживаюсь.  Лично против этого человека я ничего не знаю, но я против идеологии». Прокурор попросил рассказать подробнее о разногласиях между этими самыми идеологиями.

«Эти разногласии на протяжении 1000 лет у учёных были, я думаю, это нормально. Самое большое различие – атрибуты Всевышнего, как мы представляем и понимаем Всевышнего, и как они. Мы придерживаемся ашаритской школы, которая практиковалась тысячи лет всеми мусульманами, у них чуть другая школа», – ответил Джарбаев.

«Слово ваххабизм применимо к этой идеологии?» – спросил гособвинитель Мурад Алиев.

«Основатель идеологии – Мухаммад ибн Абд аль-Ваххаб, сын Абд аль-Ваххаба, который считался праведным авторитетным учёным, а у сына были радикальные убеждения, они жили примерно 250 лет назад. Об этом я рассказывал в своих лекциях. Я не вёл работу против Ахмеднабиева, а просто трактовал мнения учёных, которые были выше уровня этого человека. Мне известно, что Саситлинский против школы ашари и суфизма, но к какому течению он сам относится, я не знаю», – ответил Джанбаев.

Он добавил, что с другими чтениями у официального духовенства тоже есть разногласия. «Существует 7–8 школ, признанными считаются 2 школы, в том числе ашаритская, остальные все противоречат этим школам. Все учёные всю жизнь доказывали правильность своей школы», – объяснил богослов.

Абубакар Ризванов спросил, известно ли свидетелю что-либо о том, что в 2012 году состоялось примирение между Муфтиятом Дагестана и сторонниками салафизма, впоследствии проводились даже совместные встречи. Джанбаев ответил, что ничего об этом не знает и на тот момент времени не жил в республике.

Свидетелю ничего не известно о фондах Ахмеднабиева либо о его причастности к террористическим организациям. Он ничего не знает об Абдулмумине Гаджиеве, не слышал его лекций и никогда не читал газету «Черновик».

Ризванов спросил, известно ли Джарбаеву о том, что в 2012–2013 годах, когда имамом мечети Избербаша был Мухаммад Арсланалиев, Саситлинский проводил там лекции. Свидетель ответил отрицательно.

Тогда прокурор ходатайствовал об оглашении протокола допроса свидетеля, проведённого на этапе предварительного следствия, в апреле 2020 года. В нём говорилось, что с появлением интернета молодёжь начала интересоваться трудами разных мусульманских учёных, появились религиозные деятели, которые давали лекции без специального образования и неправильно доносили смысл до других людей. Одним из таких людей в показаниях назван Ахмеднабиев.

«Сам Ахмеднабиев не имеет правильного понимания религии, он является приверженцем идеологии ваххабизма, он пользуется авторитетом среди молодёжи, неправильно трактует им выдержки из Корана. Он не имеет правильной речи, культуры поведения среди прихожан. Если прислушаться к его лекциям, то видно, как он высказывает своё недовольство поведением современных мусульман и системе наших ценностей, при этом он в качестве примера приводит таких людей, как Ибн Абдуль Ваххаб и его единомышленники. Это делается, чтобы собрать вокруг  себя большой круг мусульман, которые не имеют хороших знаний о религии. Таким образом, он является кумиром большинства подрастающего поколения, многие считают его шейхом, который имеет большие познания в религии. Те, кто почитает его как шейха, являются приверженцами радикального ислама, то есть данные лица не признают действующую власть, враждебно настроены к тому, кто не придерживается тех взглядов, что и они. Целью Саситлинского являлась дестабилизация общества в нашем регионе и в России в целом.

Он и его соратники применяют методы воздействия на людей. Например, убедить одного человека труднее, чем массу людей, потому что при диалоге с одним человеком необходимо приводить факты, научные доказательства, а масса поверит тому, что услышит», – сказано в протоколе допроса.

Там же указывается, якобы Гаджиев дружил с Саситлинским и был на его лекциях. Далее перечисляются статьи журналиста и говорится, якобы автор делает акцент на необходимости отказа от светского образа жизни, «пытается поднять морально-духовный уровень читателей с целью возбуждения у них желания создания теократического государства». Не обошлось и без уже традиционных строк из обвинения о «попытке посягательства на конституционный строй в стране».

«Я не помню даже, чтобы ходил давать показания. Меня пригласили просто на беседу. Я не знаком с этим всем. Я не мог такого сказать. Я подписал, но не ознакамливался с этим», – заявил суду Джанбаев и отказался подтверждать оглашённые показания. Он добавил, что непосредственно во время допроса ничего не подписывал, позже следователь привёз протоколы в Избербаш. «Тогда тяжёлая обстановка была в республике, я сам только переболел коронавирусом. Я просто глазами прошёлся и прочитал, но этих вещей я не говорил».

Отметим, что в этот день должен был быть допрошен ещё один, последний свидетель обвинения, но его явка обеспечена не была. Следующее заседание запланировано на 22 сентября. ]§[

Номер газеты

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.
Отправить на Яндекс (ТОЛЬКО для "Лента новостей", ЕСЛИ событие УЖЕ произошло)
Выкл