Клан кланом вышибают?

Большая колонка о будущих больших проблемах

Я почему-то уверен, что когда в москвах рассуждают о причинах коррупции и взрывном росте влияния ОПГ в Дагестане, то очень часто – наравне с фразами «отправить вертолёт» и «нужна политическая воля» – звучит слово клановость.

И когда умники, близкие к АПР (любящие нарекать себя think tanks), пытаются выдумать рецепты по борьбе с этим явлением, то не идут дальше мониторинга и переписывания открытых данных, показывающих жёсткую связь чиновников в республиканских и муниципальных органах власти с бизнесом и бандитами.

Аналитики перечисляют кланы, названия которых сформировались по имени или фамилии лидера,  по наименованиям их родных сёл, указывают их родственные и деловые связи, приводят контролируемые объекты недвижимости и средства производства…

Зачастую они просто констатируют проблему, описывают её, а вот рекомендации… как правило, формируются с учётом того, что хочет услышать заказчик. К примеру, если умник рекомендует хирургическое вмешательство, а заказчик намекает, что к разлагающейся от гангрены ноге нужно прикладывать подорожник, то… понятно, какая рекомендация попадёт в финальный документ.

Эти систематизированные данные, которыми просто переполнены региональные СМИ и соцсети, они преподносят своему начальству в виде документа, называемый «докладная записка», «справка», «доклад» или как-то ещё, чтобы эти несколько листочков ослепительно белой бумаги в красной папке вызывали ощущение правдоподобности, уникальности, эксклюзивности и секретности.

И справочки путём переписывания в другие справочки и перекладывания из папочек в папочки, идут в кабинеты, где на их основании формируются планы и стратегии, принимаются какие-то решения. В какой-то форме они доходят до самого верха, где уже своё мнение и волю проявляет президент России Владимир Путин. Скажет он: «Сносите!», снесут ту или иную фигуру. А если ничего не скажет… Ну, будут ждать команды…

Но, на мой взгляд, в этих многочисленных справочках, на которые, уверен, «в верхах» уже никто не оглядывается (не до них, и иногда невыгодно), есть серьёзный недочёт:  Москва привыкла видеть кланы только в республиканских органах власти.

При этом кремлёвские исследователи практически никогда не обращают внимания на то, как динамично в Дагестане формируются кланы в силовых структурах. Уже привычная картина, когда дедушка – бывший прокурор, отец – судья, сын – следователь, племянник – полицейский, дочь – замужем за чином в МВД или ФСБ, приводит к тому, что формируется целый социальный слой тех, кто покрывает нарушения и преступления друг друга и своих близких.

И в этом случае, когда обычный человек сталкивается с этой группой родственников в погонах, то… исход бывает очевиден: страдают невиновные люди, так как в результате такого столкновения кто-то отбывает срок «ни за что», а кто-то не может добиться привлечения к ответственности виновных лиц.

Достаточно вспомнить яркий пример этой недели: Пятый кассационный суд общей юрисдикции отменил решение об освобождении от наказания пенсионера МВД Тагира Велагаева. Он, сын экс-председателя Советского районного суда Махачкалы Ахмеда Велагаева, задушил свою бывшую супругу, завернул в ковёр и… спокойно ушёл.

Спустя 12 дней тело обнаружили, Тагира Велагаева задержали, но… решили, что это было не обычное убийство, а убийство в состоянии аффекта. А там и сроки другие, и ответственность мягче.

Кстати, только после задержания Велагаев написал явку с повинной. И это ему помогло: дважды Советский районный суд Махачкалы приговорил его к ограничению свободы на два года. А Верховный суд Дагестана спустя какое-то время вовсе освободил его от наказания. «В виду истечения срока давности привлечения к уголовной ответственности.»

Мог бы Тагир Велагаев так легко отмазаться от убийства человека, если бы был простым сапожником или учителем? Кто бы у него принял в день задержания заявление о явке с повинной и помог доказать в суде аффективность своего поведения? Да, никто! И это только один яркий пример, которых в Дагестане сотни!

Ещё случай. Следователь расследует дело с нарушениями: какие-то доказательства от защиты не принимает, из дела пропадают мешающие обвинению документы. Защита, пытаясь обжаловать нарушения в судебном порядке, сталкивается с тем, что… в Верховном суде РД у следователя родственники, которые помогают блокировать жалобы, а в прокуратуре – земляки, тоже дальние родственники, которые нарушений не видят. Знакомая история? Любой адвокат скажет, что она из числа рядовых, самых обыкновенных. В Дагестане.

На формирующиеся и уже сформированные кланы в силовых структурах можно не обращать внимания (что в москвах зачастую и делается), посчитав, что «проблемы индейцев шерифа не касаются», а раз уж кто-то из «гражданских» столкнулся с силовым блоком, то… «значит, было, за что» и «дыма без огня не бывает».

Но… если государство хоть иногда думает о своей внутренней безопасности, о стабильном развитии общества и ликвидации в обществе причин недовольства органами власти, то пора реагировать. Ведь клановость в силовых структурах – это вовсе не та, показываемая нам в советских фильмах, трудовая династия приверженных честному труду семей, где отец и сын плавят домну или сын (внук) идёт в офицеры, глядя на своих предков.

В дагестанских условиях клановость в силовых структурах может привести (и, почему-то уверены, приводит) к тому, что  в органах создаётся токсичная атмосфера, не позволяющая честным сотрудникам бороться с реальной преступностью, расти профессионально самим и выращивать профессиональную смену, подниматься по карьерной лестнице.

Кого система, напичканная кланами и кумовством, пропустит наверх: честного профессионала без связей или «папенькиного сыночка», представителя «династии»? Ответ, думается, тоже очевиден.

И, к большому сожалению, в силу того, что ни федеральный центр, ни местные силовые руководители мер не предпринимают, концентрация кланов и групп влияния в силовых структурах только увеличивается. И разводить интересы этих кланов и групп региональному руководству силовых структур с каждым годом будет всё труднее и труднее: слишком большая концентрация тех, кого нельзя или сложно «обидеть».

И когда вся эта система, выстроенная на кланах и вытесняющая из своей среды простых и честных профессионалов, рванёт в виде какой-нибудь «ментовской войны», то… как тогда наше государство будет контролировать общественную и оперативную обстановку в регионе? ]§[

Номер газеты

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.
Отправить на Яндекс (ТОЛЬКО для "Лента новостей", ЕСЛИ событие УЖЕ произошло)
Выкл