"Что позволяет себе этот нигep?" Абдулмумин Гаджиев о том, почему "белые" не любят Хабиба Нурмагомедова

Абдулмумин Гаджиев, журналист

Во время последнего боя Хабиба я сидел в одиночной камере спецблока СИЗО Махачкалы. Телевизоры тогда были везде, кроме карцера и нашего этажа, поэтому результат боя я плюс-минус понял по бурной реакции арестантов: свиста, криков и аплодисментов, прокатившихся волной по всей тюрьме. 

Через пару минут мне позвонила девушка-оператор, дежурившая в ту ночь в СИЗО, и подробно рассказала, как Гейджи уснул после удушающего и о чём Хабиб говорил после боя.

А через несколько дней принесли свежие выпуски дагестанских и недагестанских газет, которые очень по-разному рассказывали о последнем бое Хабиба Нурмагомедова в UFC. 

В наших это было главное событие номера, вокруг которого описывалось в том числе много позитивного, что сделали Хабиб и Абдулманап вне спорта. А в одном из российских либеральных изданий данному событию была посвящена короткая статья на треть полосы, в которой Хабиба сравнили с Путиным (“оба душат своих конкурентов”), а смешанные единоборства охарактеризовали как не имеющие никакого отношения к спорту (“мордобой”, “собачьи бои”, “никакой эстетики”). 

Всё бы ничего, если бы этот же автор не смаковал поединки профессионального бокса, словно искусный литературный критик – произведения Шекспира. Полагаю, он бы и здесь так сработал, отправь Гейджи Хабиба в глухой нокаут. 

Отношение российской интеллигенции к феномену Хабиба хорошо передаёт фраза из “Джанго освобождённый”: “Кто этот нигep верхом на кляче?!”.

Только если у Тарантино этот вопрос задавал такой же “нигep”, то в нашей истории негодуют некие “белые люди”. И, подозреваю, негодуют больше как раз от того, что те, в чьих глазах они видят себя “нигepами”, принимают Хабиба как “белого”, как равного. 

Хабиб интересен на Западе как личность, как носитель определённой культуры. На него там никто не смотрит как на туземца и гладиатора. Многие профессиональные комментаторы UFC – это интеллектуалы, работающие в самых разных сферах. Даже когда речь идёт о спортивной составляющей, они говорят о дисциплине дагестанских бойцов, их образе жизни и философии их тренировок.

На одном портале, посвященном разговорной практике иностранных языков, моими интересами указаны литература, поэзия, история и культура. Когда мне надо было объяснить своим собеседникам, откуда я родом, приходилось говорить: “Откуда Хабиб”. 

Большинство из них плохо знали Хабиба, как бойца и не смотрели ни одного его боя, кроме боя с Макгрегором. Но все они утверждали, что им нравится его воспитание, принципы и дисциплина. 

Вчера Хабиб подошёл к Трампу – экс-президенту США, который совсем недавно собирался выдворять из страны всех пропалестинских активистов, – и вытащил из него обещание остановить агрессию в Газе.

Сделал из ничего инфоповод мирового уровня. Но наши “белые” опять завуалированно задались тарантиновским вопросом: “Что позволяет себе этот нигep?!”

Как мусульманин, позиционирующий себя искателем исламских знаний, не могу не сказать: бои согласно шариату запрещены. Но если вы меня не послушаете и всё равно соберёте на этой индустрии большую аудиторию, пусть вам будет что ей дать.

Читайте и развивайтесь. Назло всем "нигepам"! ]§[

Свежие новости