Ясудара Ахмедов: «Профессиональный рост превыше всего остального»

Дата: 
6 Сен 2019
Номер газеты: 

В этом номере мы продолжаем тему отоларингологии. Сегодняшний наш собеседник – Ясудара Ахмедов, отохирург, заведующий лор-отделением городской клинической больницы №1 Махачкалы.

Ясудара Ахмедов выпускник ДГМУ по специальности «лечебное дело». Прошёл кафедру военной медицины, имеет офицерское звание «старший лейтенант в запасе». До возвращения в Дагестан работал в городской клинической больнице №40 Екатеринбурга и в Свердловской областной клинической больнице №1. Осенью 2018 года назначен заведующим лор-отделения в больнице №1 Махачкалы. Впервые в Дагестане провёл уникальные операции по восстановлению слуха.

 

– Расскажите подробнее о тимпанопластике.

– Тимпанопластика – операция, направленная на восстановление целостности барабанной перепонки. Дефект барабанной перепонки замещается височной фасцией, взятой заранее у того же пациента.

 

– Эта операция способна вернуть слух человеку?

– Она возвращает слух, но не всегда. Что такое перфорация барабанной перепонки и почему она возникает? Это следствие острого или хронического гнойного среднего отита, который в свою очередь приводит к нейросенсорной тугоухости. Но не провести оперативное лечение при повреждении перепонки  –  это значит, что будет идти постоянный хронический процесс, который может привести к полному отсутствию слуха. То есть своевременная пластика предотвращает тяжёлый воспалительный процесс и необратимую потерю слуха.

 

– Может ли случиться рецидив заболевания после тимпанопластики?

В результате несоблюдения рекомендаций врача, при нарушениях обмена веществ, сопутствующих заболеваниях височная фасция может не прижиться. В таком случае показана повторная операция.

 

– Вы первый, кто стал делать тимпанопластику или в нашей республике уже проводили?

– Такие операции ранее проводились в Дагестане, но только в частных клиниках. Поэтому часто дагестанцам приходилось выезжать в другие регионы страны. Теперь операцию можно провести у нас в поликлинике на бесплатной основе, по ОМС.

 

– Вы проходили специализацию в городе Тюбинген, Германия. Есть ли на ваш взгляд какие-то отличия в немецкой отоларингологии?

– Конечно есть  –  подход к пациенту, оснащение, методы лечения просто феноменальные. Сейчас отохирургия в России шагает семимильными шагами вперёд, но всё равно мы немного отстаём. Дело ещё в том, что в Германии очень хорошо поставлена диспансеризация на догоспитальном уровне, то есть профилактика. У нас этот момент хромает – поликлинический врач не всегда видит перфорацию перепонки или не может диагностировать то или иное заболевание и направить пациента к квалифицированному врачу. И тут дело, скорее, не в отсутствии квалификации у врачей, а в отсутствии нормального оснащения.

 

– Раннее выявление заболеваний барабанной перепонки как-то влияет на результат лечения?

– Конечно, на раннем этапе выявить, догоспитальном этапе выявить патологию было бы хорошо. Но не будем забывать, где мы находимся. В Дагестане в поликлиниках зачастую отсутствует врач. Допустим, в горах их просто нет. Поэтому люди занимаются самолечением, доводя до тяжёлых последствий, когда усилия врача уже будут тщетны.

 

– Я знаю, что вы проводите операцию по удалению аденомы и микроаденомы гипофиза. Это высокотехнологичная операция, которая проводится трансфеноидально, то есть через нос. Такое в Дагестане ранее не делал никто. Проводите ли вы такие операции сегодня?

– Да, в нашем отделении мы провели две такие операции с положительной динамикой. Сейчас многие пациенты выезжают в Бурденко, там эти операции проводятся при коронарном разрезе, то есть снаружи. Мы же такую операцию проводим через носовую полость под эндоскопическим контролем. Удалили микроаденому, сделали пластику ликворного свища и отпустили домой на 5 сутки.

 

– Как затруднённое носовое дыхание может повлиять на жизнь человека? Есть данные, что такая проблема провоцирует аритмию у возрастных пациентов. На ваш взгляд, это взаимосвязано?

– Совершенно верно. Отсутствие адекватного носового дыхания приводит к массе проблем и росту числа сопутствующих заболеваний, особенно у возрастных групп. Группа риска –  мужчины после 40 лет.

 

– Храп во сне – эта проблема решается в вашем отделении?

Синдром обструктивного апноэ сна, по большей части проблема лишнего веса. Ни одна операция, которая будет проводиться в области носа или носоглоточного кольца не приведёт к положительному эффекту без разрешения проблемы избыточного веса. После этого вполне возможно, что наша помощь даже не понадобится.

 

– Вы молодой состоявшийся специалист, с большими перспективами в учреждениях федерального масштаба. И вы возвращаетесь в Махачкалу. Что побудило вас?

– Честно говоря, я не собирался приезжать в Махачкалу. Но мне понравилось предложение главного врача городской клинической больницы № 1 Хаджимурада Магомедовича. Мне он сам, во-первых, как человек понравился, в дальнейшем я уже понял, что это человек слова. Без его слова и руководства не было бы ни отохирургии, высокотехнологичных операций, сурдологии. Я ему благодарен за то, что он активно участвует в развитии не только всей больницы, но и целенаправленно лор-отделения.

 

– В чём была заманчивость этого предложения?

 – В развитии оперативного лечения. Я сам по себе альтруист, меньше смотрю на финансовую сторону. Профессиональный рост для меня сейчас доминирует над всем остальным.


Имеются противопоказания. Необходима консультация специалиста