Вернуть утраченное доверие

Дата: 
26 Июл 2019
Номер газеты: 

Дагестанский государственный медицинский институт выпустил из своих стен большое количество по-настоящему талантливых врачей. Многие построили успешную медицинскую карьеру за пределами республики.

Один из них – герой нашей сегодняшней публикации, заместитель главного врача первой махачкалинской клинической больницы по хирургии Магомедрасул Алибегов.

Магомедрасул Абакарович окончил лечебный факультет ДГМИ в 1981 году. Профессиональную деятельность начал в 1981 году в городской больнице №4 города Брянска. С 2003 по 2018 год работал на кафедре факультета хирургии Смоленского государственного медицинского университета, из них 10 лет в звании профессора кафедры. В течение 20 лет работал заведующим хирургического отделения клинической больницы №1 Смоленска. В 2018 году возглавил общехирургическое отделение первой городской клинической больницы (ГКБ) Махачкалы. С 2019 года работает в этой же больнице в должности заместителя главного врача по хирургии.

О том, как он принял решение переехать из Смоленска в Махачкалу и с какими трудностями ему пришлось столкнуться, о будущем лапароскопической хирургии врач рассказал в нашем сегодняшнем интервью.

 

– Магомедрасул Абакарович, у вас за плечами успешная карьера хирурга за пределами Дагестана на протяжении более чем 30 лет. Что сподвигло вас вернуться на родину?

– Во время работы в Смоленске я порою хотел вернуться домой, но по разным причинам мне этого не удавалось. Поэтому я уже успокоился и думал, что продолжу работать там. Но год назад на конгрессе хирургов в Москве ко мне подошёл теперь уже бывший главврач городской клинической больницы №1 Махачкалы. Он сказал, что ему нужен хирург, владеющий и лапароскопической, и открытой хирургией, проводящий высокотехнологичные операции. Специально под эти цели он планировал открыть в больнице отделение высоких технологий. Мне это предложение было интересно, я стал думать. Однако, когда я всё-таки решил приехать в Дагестан, оказалось, что главврача уволили.

Думаю, раз уж пришёл, нужно до конца довести дело. Пришёл к действующему главврачу Хаджимураду Малаеву, рассказал ему о предложении предыдущего руководителя больницы. Хаджимурад Магомедович сказал, что он сохраняет  предложение и приглашает на работу в хирургическое отделение. Вот так я оказался в Махачкале.

 

– В каком состоянии вы приняли отделение, пришлось ли вам столкнуться с какими-то трудностями?

Перед тем как я начал свою работу, Хаджимурад Магомедович предложил осмотреть отделение и рассказать чего не хватает. Меня многое не устроило по части материально-технического обеспечения. Я сказал, что для высокотехнологичного отделения нужны действительно хорошие материальные вложения – просто голыми руками мы ничего не сможем сделать. Нужна хорошая видеотехника, это в Дагестане достаточно слабое место. По этой причине очень большое количество больных уезжает за пределы республики. А если мы сумеем наладить эту работу у себя здесь, это будет очень выигрышный вариант.

Мы ждём в ближайшее время современную видеостойку от немецкого производителя. Администрация больницы обещала её приобрести, и Минздрав республики выразил готовность помочь, насколько я знаю.

 

– Вы используете какие-то уникальные техники при проведении операций, которые в нашей республике пока ещё нигде не применяются?

– На сегодняшний день чаще всего лапароскопические операции проводятся при жёлчнокаменной болезни, они выполняются во всех клиниках Махачкалы, этим никого не удивишь. Но мы у себя внедрили лапароскопическую холецистэктомию единым доступом, то есть через один прокол через пупок. После операции рубцов практически не видно, что выгодно отличается от стандартной технологии.

 

– То есть вектор в сторону лапароскопической медицины видимо уже необратим?

– Безусловно, сегодня лапароскопическая и роботическая хирургия развивается, это невозможно остановить. Больной на следующий день после лапароскопической операции двигается, ходит, ест. Качество жизни значительно лучше, сравнивать с открытыми операциями невозможно. Я думаю, развитие пойдёт дальше, не сейчас, но в относительно недалёкой перспективе будущее за роботической хирургией.

 

– В некоторых азиатских странах врачи уже стали проводить органосохраняющие операции при жёлчнокаменной болезни, уже проводят роботические операции. А возможно в условиях первой городской клинической больницы Махачкалы быть в этом тренде? Представляете, если будете первым, кто сделает это здесь!

– Органосохраняющие операции ранее проводились и в России, однако дело в том, что удаляя камни, но сохраняя жёлчный пузырь, мы причину заболевания не устраняем, риск рецидива остаётся высоким. Нужны другие технологии и методики, в ближайшее время лапароскопическая хирургия останется ведущим, основным методом.

Что касается роботических операций – вот аппараты Da Vinci уже есть в нашей стране, в крупных городах. Думаю, в Махачкале они тоже должны быть, поскольку республика очень большая. Постоянно пребывать среди догоняющих не очень хорошо, нужно двигаться вперёд. Роботическая техника нужна, потому что она более точная. Весь мир идёт в этом направлении, параллельно идут открытые, лапароскопические и роботические операции.

 

– Правильно ли я понимаю, что всё дело только в финансировании, а наши врачи в профессиональном плане готовы к таким нововведениям?

– На 80%, я бы сказал, что это материальная проблема, потому что без материальных затрат ничего не сделаешь. Мало купить аппарат, его ещё нужно обслуживать. Но страна сейчас помогает в этом плане больным, сейчас есть квоты. Финансирование этих операций идёт на достаточно хорошем уровне, больным не нужно платить за это, платит государство. Нам нужно и дальше развивать это направление.

Но мы хотим, чтобы квоты были не для того, чтобы наши люди выезжали за пределы Дагестана. Когда я работал в центральной части России, много людей туда приезжало из Северного Кавказа. Люди считают, что там медицина лучше. Но анализируя в целом, я скажу, что в Дагестане качество медпомощи ничуть не хуже. Это утраченное доверие нам обязательно нужно вернуть.

 

– Каким вы оцениваете общий профессиональный уровень ваших подчинённых?

– Много молодых хирургов, я думаю, им нужен хороший учитель. Пытаюсь создать свою команду, которая двигалась бы вперёд. Когда я работал в Смоленске, главврач поставил такую задачу: поднять хирургическое отделение на уровень выше других отделений. Результат не заставил ждать! Буквально за год мы подняли уровень на достаточно высокую планку, делали операции, которые в других клиниках не проводили.

Я считаю, что собрал действительно хорошую команду, потому что, когда я уехал, работа не остановилась. Сейчас во многих клиниках с уходом шефа половина работы останавливается, потому что заведующий берёт на себя слишком много, и его подчинённые эти операции не делают. В Махачкале молодёжь выполняла всего несколько операций:  лапароскопическую холецистэктомию, аппендициты, грыжи. Я сказал, что так дело не пойдёт, нужна масштабная работа. Моя задача сейчас заключается в том, чтобы наладить эту работу.

Я не боюсь конкуренции, а многие хирурги не уделяют должного внимания своим ученикам по этой причине. Мне доставляет массу удовольствия видеть, как молодые хирурги прогрессируют. Если они достигнут чего-то, я буду только рад. Мы же не вечные, хочется после себя оставить хороших хирургов.

 

Смотрите инервью

с Магомедрасулом Алибеговым

на канале РГВК, 27 июля в 20:00

Имеются противопоказания. необходима консультация специалиста