Спасти и не спастись

Дата: 
25 Мар 2016
Номер газеты: 

Меньше всего хочется писать о героизме и мужестве высокопарные пафосные слова. Мол, героями не рождаются, а становятся, отдал свою жизнь, чтобы спасти других и прочие штампы, приходящие на ум, когда в стране случается очередное (увы, не первое и не последнее) чрезвычайное происшествие. Не хочется этих слов, потому что всякий раз, когда одни люди попадают в беду, а другие ценой своей жизни их спасают, поневоле представляешь себе, каково в этот момент их близким – жёнам, матерям, детям.

И всё же, наверное, героями чаще становятся яркие, активные личности. Таких видно с малых лет по их дерзости и отчаянности, удивительным образом сочетающимся с благородством, по умению объединять вокруг себя друзей, подставлять плечо и оказываться рядом в трудную минуту.

В первые дни марта, через пару дней после серии ужасных взрывов, произошедших на шахте «Северная» в Воркуте, после того как сердце в очередной раз замерло и сжалось в малюсенький комочек от жутких картин, нарисованных воображением, стало известно, что один из героически погибших горноспасателей, Александр Белокобыльский, родился и вырос в Махачкале. Жил на улице Лаптиева в Редукторном посёлке, учился в 9-й школе, потом – в автодорожном техникуме, отсюда ушёл в армию. Биография обычного паренька, весёлого, отчаянного сорванца, которому учителя и взрослые прощали многие проделки.

Вокруг тогда одни стройки были, – вспоминает сестра Анна, – и везде карбид лежал. Саша бросил в лужу кусок карбида, тот взорвался и опалил ему и его другу волосы, брови, ресницы. Родители их обрили, ругаются, а они стоят и смеются и друг друга Фантомасами называют. И упрямый был, до конца всегда шёл. Рассказывал всегда, как его со средним братом Андреем мама накажет и поставит в угол на крупную соль коленками. Андрей не вытерпит, попросит прощения и убежит на улицу, а Саша тихонько соль в стороны коленками отодвинет и стоит спокойно. Но до конца.

Смышлёный был, старательный, схватывал всё на лету, учился отлично. Уже тогда проявилось его стремление к самостоятельности, желание всего достичь самому, поэтому после службы в армии домой Александр не вернулся, а домашним сообщил: хочу сам встать на ноги, выучиться, найти работу, зарабатывать, чтобы вам помогать.

Саша продолжил учёбу в Воркуте, с армейскими друзьями поехал. Денег на съём квартиры не было, поэтому поступил туда, где давали общежитие – на шахтёра. Отработал довольно долго, а когда создали МЧС, стал спасателем. Работа в шахте ежесекундно связана с угрозой смерти, и не раз Александру приходилось вытаскивать из завалов тела тех, с кем только что спускались вниз на смену.

Он ничего не боялся. Самое страшное для него в работе, как он говорил,– когда выходишь из шахты и никого не выносишь, а там стоят жёны горняков и смотрят тебе в глаза, иногда даже с ненавистью, потому что надеются на него, – вспоминает Полина Егоровна Белокобыльская, мама Александра.

Александр был в горячих точках, доставал людей из-под взорвавшихся и обрушившихся домов, спускался в насыщенные метаном шахты и даже когда приезжал на отдых, продолжал спасать. Раз авария недалеко от дома произошла, и парень в кому впал. Саша оказался на месте быстрее скорой и оказал первую помощь, привёл пострадавшего в чувство. Как-то соседский мальчонка леденцом подавился, задыхаться начал. Его тоже Александр спас. Но о работе рассказывать не любил.

– Мы даже толком не знали ни его должности, ни звания, ни то, какие ужасы ему приходилось видеть, – вспоминает. А Анна продолжает: – Только сейчас узнали, что в прошлом году приехал в отпуск, получив очередную звёздочку. Он старался не травмировать нас, отшучивался, и только за столом, расслабившись в кругу близких друзей, мог обмолвиться о работе. Наверное, ему очень тяжело было жить с этим, и он как будто знал, что его ждёт такая же судьба, как и многих его коллег.

Когда умирал отец, Александр дал ему слово заботиться о семье и до последнего был верен своему слову. Маме был поддержкой, сестре заменял отца, племянникам – деда. Заботливый муж и отец, недавно ещё и дедушкой стал, успел подержать на руках внучку. И опять – как будто чувствовал приближение чего-то, всё просил дочь поторопиться с детьми, чтобы успеть…

С каждым приездом Саши в Махачкалу тихий дворик, где в каждой квартире жили друзья детства, оживал. Друзья могли сидеть на улице до утра, жарили шашлыки, звали к столу всех соседей, вспоминали молодость. Душой компании он был, всем с ним было интересно.

Наверное, на роду было написано Александру стать героем. Ведь была возможность уйти с опасной работы и заниматься подготовкой горноспасателей, семья даже переехала с Севера в Новомосковск. Но Белокобыльский уже не мог так, жить размеренной долгой жизнью не входило в его планы. Он вернулся в Воркуту. Туда, где обветшавшие шахты не дают никаких шансов на спасение, где горняки каждый день идут на смену, навсегда прощаясь с семьями, где все знают, насколько вырос уровень метана, не знают лишь, когда именно он рванёт.

Рвануло в конце февраля. Надо было спасать ребят, и Александр с отрядом спустился в шахту. Подняли наверх тех, кто не попал под страшный завал – 80 человек. Позвонил маме, сестре, сказал, что живой и всё у него в порядке. И спустился за оставшимися. Он был самый старший среди них в свои 54 года. Шли очень тяжело, в масках, ставили подпорки, а вокруг всё горело. Отправил часть отряда за оборудованием, и, как только они скрылись за поворотом, опять рвануло. На глубине 750 метров под землёй. Так, что лифт, на котором они спустились, выбило взрывной волной.

А наверху продолжалась обычная земная жизнь. Выпуски новостей, сообщения о героической гибели спасателей… Всё это кажется таким далёким…