Руководить – дело женское

Дата: 
7 Фев 2020
Номер газеты: 

– Я часто задумываюсь над тем, почему на рынке частных медицинских услуг в России практически нет женщин-руководителей. В других отраслях – пожалуйста, их множество: в частном образовании, общепите, торговле. Есть главврачи-женщины в государственном здравоохранении и в управлении этой сферой, а в частной медицине единицы, – так начался наш разговор с генеральным директором НКМЦ «Синтез-М» Башарат Малаевой – одной из немногих женщин, успешно руководящих негосударственным медицинским центром.

Лидерство - это самореализация, считает Башарат Малаева

Действительно, почему? Что мешает нашим сильным и энергичным профессионалкам (такие феминизмы теперь допустимы?) стоять у руля больших кораблей, быть их штурманами, капитанами, вести сквозь бури, обходя подводные рифы?

Любого владельца медицинского бизнеса наряду с большой свободой действий ждёт намного больше рисков и ответственности. Это не государственная машина с готовым, уже изученным механизмом управления, гарантией безопасности и определёнными установками. В бизнесе установки создают сами игроки, и не каждая женщина оказывается готовой к этому. Руководить медицинским бизнесом может только сильная и волевая женщина, способная соперничать с мужчиной в работоспособности, стратегическом мышлении и анализе ситуаций.

Башарат Зиявудиновна говорит о женщинах в целом, но это определение касается и её волевой натуры и неженского характера. Хотя… почему же не женского? Разве не на женских плечах лежит самый тяжёлый труд – рождение и воспитание детей, поддержание домашнего очага и многое другое? Ведь женщина – созидатель по природе.

 

Вот, к примеру. Прошедший год стал для центра «Синтез-М» чрезвычайно сложным. Изменились условия оплаты частных медицинских услуг, оказываемых по ОМС, и многие медицинские центры оказались на грани разорения, а некоторые и за гранью. Что произошло в центре, которым руководит Башарат Зиявудиновна?

– Такого тяжёлого года не было за 12 лет существования центра! Нам пришлось забыть на время о развитии центра, которым занимались непрерывно, и решать сразу несколько задач: сохранять коллектив, который является самой большой нашей ценностью, своих пациентов, чтобы они не разочаровались в нас и не ушли к конкурентам, и прибыль, чтобы не погрязнуть в долгах.

 

И это мы сделали. Вместе с коллективом и нашими пациентами. Без их понимания, доверия и поддержки ничего не вышло бы.

– Это наша репутация нам помогла, − говорит Башарат. – Больные доверяют нам, а мы в ответ дарим им здоровье. Нам доверяют, а мы отвечаем им заботой, комфортными условиями, невысокими ценами. Мы не подняли цены на медицинские услуги, хотя нам было нелегко, потому что понимали: у пациентов нет денег, а лечиться им нужно. Проводили акции, снижали цены до уровня государственного тарифа, чтобы помочь населению и выплыть самим. Подводя в этом году итоги 2019-го года, я обратила внимание, что у нас потеря прибыли составила всего 2% от прибыли 2018-го года. Значит, в такой сложный год мы сумели выдержать и не потерять пациентов, которые, как и прежде, нуждались именно в нас и нашей помощи.

В центре работает 35 человек, и каждый из сотрудников (это я могу сказать с полной уверенностью) – востребованный специалист. А я как руководитель и работодатель гарантирую, что они будут стабильно получать достойную заработную плату, соответствующую их труду, помогаю решать житейские проблемы.

В то же время я хочу, чтобы они, состоявшиеся специалисты, постоянно повышали свой профессиональный уровень и создаю им условия для роста. Поэтому осенью я повезла 15 специалистов клиники в Турцию и показала им одну из самых крупных клиник Стамбула «Аджибадем». Это многопрофильный медицинский центр мирового уровня, к которому я хотела бы приблизить уровень нашего центра. Хочу, чтобы мои врачи имели представление, в каком направлении нам стоит развиваться, к какой планке качества надо стремиться.

 

Есть такой термин – пациентоориентированность. Из новостей мы часто слышим, что наше государственное здравоохранение на нее сейчас нацелено. То есть раньше наши больницы и поликлиники работали с другими ориентирами, а теперь развернулись и увидели, что тут и пациенты ещё были? Конечно, в частной медицине на таком подходе далеко не уйдёшь.

– Частный центр не будет ждать каких-то внешних директив, мы понимаем, что нам изначально надо создать такие условия, чтобы пациент был в нас заинтересован. Чтобы он сначала по нашим профессиональным качествам выбрал нас из многих других, а потом остался, избавился от проблем со здоровьем, а потом смог рекомендовать наш центр своим близким. С восторгом рекомендовать, с эмоциями. Во всех деталях. Начиная от регистратуры и заканчивая приятными эмоциями, улыбками медперсонала и современными методами лечения. Поэтому мы скоро переезжаем в новое помещение.

 

– Зачем? У вас же и тут достаточно просторно и уютно, и всё вроде бы на месте?

– Да, согласна. Мы старались создать такие условия. Подбираем гармоничные цвета стен, следим за чистотой, специалистов самых лучших предлагаем. Но мы переходим, так как я считаю, что мой пациент должен иметь лучшие условия. Не потому что я хочу на них заработать, а потому что я заинтересована в том, чтобы мой пациент лечился в культурной среде, чтобы он сам проникся этой культурой, а потом понёс её дальше. Как вирус. Вот придёт в мою новую клинику, увидит там – о, рояль! Оказывается, и рояль в холле медицинского центра может быть, понимаете? И камин, и уютные домашние крёсла. И лифт вместо узкой и неудобной лестницы. И электронные карты вместо стопки мятых бумажечек. И пациент себя иначе начинает ощущать. Уважать себя начинает.

Башарат уверена: в любом коллективе, в организации любого масштаба, будь в ней три работника, тридцать или три тысячи, принципы правильной организации работы одни и те же. Принципы, позволяющие успешно работать и двигаться вперёд. Как в автомобиле – у тебя есть рычаги, педали, и есть внутренний механизм, от качества которого зависит движение машины. А управляешь уже ты сам. Как ты ездишь, с какой скоростью, насколько хорошо позволяешь машине реализовать все её резервы – это уже твои менеджерские навыки.

 

После переезда клиники в новое здание у неё появится новый профиль. Место в старом помещении будет отдано гинекологии, проблемам бесплодия, вынашивания, маммологии и вообще всему, что касается женского здоровья.

– У нас здесь уже работает маммограф компании «Сименс», которого нет ни у кого на Северном Кавказе. Мы решили не перевозить его в новый центр, а расширить услугу диагностики новообразований молочных желёз и создать тут моноклинику, которая зай-мётся непосредственно гинекологией и маммологией. Планируем пригласить специалистов с европейскими именами из клиники «Аджибадем» – у нас уже заключены договора с ней из Всесоюзного научно-исследовательского центра по охране здоровья матери и ребёнка им. Кулакова (Москва).

Да и в новом центре предполагаем новые форматы работы. Я нацелена проводить частые дни открытых дверей. Сейчас идёт пропаганда ЗОЖ, и я как руководитель заинтересована в привлечении пациентов за счёт интересных семинаров, мастер-классов, пропагандирующих и помогающих принять правильное питание, образ жизни, оздоровительные спортивные нагрузки. Будут доступны диагностика и лечение отоларингологических заболеваний. Сегодня нам хочется работать с населением, заниматься профилактикой, более смело выходить на рынок в плане разъяснительной работы.

Уже пять лет как у нас введён электронный документооборот, и все медицинские карты и истории болезни хранятся у нас в электронном виде. После переезда в новое здание откроем колл-центр. Введена программа автоматизации «Архимед+», позволяющая проследить действия персонала и пациента от заведения карты в регистратуре до оповещения его о готовых исследованиях.

Понимая, что сегодня без YouTube прогресс не пойдёт, мы запустили около года назад канал ProMED. Специалисты разных профилей отвечают на злободневные вопросы, рассказывают о новых технологиях и методах лечения. Считаю это правильным и перспективным вложением средств, которое стоит развивать. Мы планируем ежедневные прямые эфиры, интерактивное общение со зрителем.

 

– И всё же быть женщиной-лидером, руководителем, стратегом не так просто. Этому можно научиться или всё зависит от личных качеств?

– Есть книга Шерил Сэндберг «Не бойся действовать. Женщина, работа и воля к лидерству». Есть постоянная проблема, как соблюсти баланс между работой и семейной жизнью, и в этой книге я нахожу для себя ответы на многие вопросы. Очень нравится цитата оттуда: «Люди будут видеть нас такими, какими мы видим себя сами». Если мы проецируем уверенность, она обязательно передаётся окружающим. Плюс, конечно, это постоянная работа над собой, мотивация, желание победы, желание становиться всё лучше и лучше. Если я лидер, соответственно, я хочу всегда и во всём быть первой. Лидерство – это самореализация. Когда ты уже видишь определённые плоды своей жизни, они мотивируют на дальнейшее продвижение, на успех.

 

– У вас в семье два врача-руководителя: ваш муж – главный врач крупной больницы. Руководитель – это лидер, по сути. А дома? Не мешает ли лидерство в семейных отношениях?

– Дома я жена. Но деловые вопросы мы обсуждаем, если есть в этом необходимость. У меня всегда много идей, которые хочу немедленно внедрить у себя, я быстро загораюсь увиденным в других местах. Муж меня чуть охлаждает, спускает с небес на землю, помогает отличить то, что реально можно сделать, от того, что для наших местных условий пока неосуществимо. Но я не сдаюсь и иногда иду на риск, и сама что-то запускаю. Иногда ошибаюсь, конечно, но чаще всё удается.

Как два врача-профессионала, мы не можем без здорового соперничества, и это хорошо, я думаю. Лично для меня это повод к личностному росту, к непрекращающемуся развитию. Хотя и понимаю, что муж руководит государственной клинической больницей, и у него масштабы другие, и я очень хочу, чтобы она стала лучшей на Кавказе во всех отношениях. В конце концов даже самый состоятельный и влиятельный человек в жизни попадает в такие ситуации, когда ему нужна экстренная помощь, которую необходимо оказать на месте, а не везти в заграничную клинику. И все условия, сопоставимые с этой клиникой мирового уровня, необходимо создавать здесь, у нас, в том числе, в государственном здравоохранении.

При этом дома я домоправительница, не домохозяйка. Для решения домашних проблем у нас есть проверенные мастера, которые так же профессиональны в своём деле, как мы – в медицине. Муж с удовольствием бы этим занялся сам, но, думаю, лучше будет применять его способности в профессиональной сфере. А для него дом пусть остаётся местом, где можно отдохнуть от дел.

 

– Вы чётко разделяете дом и работу?

– У нас в доме правило номер один: как только заходим домой, работа остаётся снаружи, за пределами. Муж никогда домой не приносит работу. Ни в мыслях, ни в словах. С работы он возвращается как руководитель, который поставил грамотно свою работу, в которой все подразделения работают как часовой механизм. Он в шесть часов бывает дома, а задерживается или выезжает на работу только в экстренных случаях, требующих его личного присутствия.

Хаджимурад – хороший руководитель, но всё равно он врач от бога, и до сих пор часто вспоминает, как работал непосредственно с пациентами, как лечил людей. Называет это самыми счастливыми временами. Прямой контакт для хорошего врача – как воздух, наверно.

 

– Хочется и быть женственной и красивой, и позволить себе отдохнуть, заняться домом, уютом, пообщаться с подругами, уделить время семье. Это вам удаётся?

– Для меня выходной день – самый любимый. Очень люблю поехать пораньше на наш прекрасный рынок, окунуться в изобилие свежих овощей, фруктов, зелени, мяса, купить всё самое привлекательное, вернуться домой, сварить свежий калмыкский чай, угостить родных.

Я обожаю возиться целый день на кухне и что-то готовить своими руками. Могу 3–4 часа, не отрываясь, готовить, это как медитация для меня. Я совершенно другая, когда дома.

Люблю готовить, люблю заниматься собой. Это бассейн, салоны красоты, люблю читать, общаться с подругами, встречать у себя дома близких мне людей и готовить для них вкусные и полезные блюда. Люблю смотреть телевизор с семьей, пересматривать любимые фильмы или открывать для себя новые, путешествовать... Мне трудно усидеть долго на одном месте, и хотя бы раз в месяц я обязательно выезжаю на 2–3 дня куда-нибудь. Для восстановления мне нужно 3–5 дней, а не длинный отпуск. На пятый день меня опять тянет домой и на работу. Развитие не должно останавливаться.

Лицензия ЛО 05 №001333 ЛО-05-01-001176 от 28 августа 2015 года.

Имеются противопоказания. Необходима консультация специалиста