Республиканский детский пульмонологический центр

Дата: 
24 Июл 2020
Номер газеты: 

Республиканский детский центр пульмонологии уже много лет успешно осуществляет свою деятельность в Дагестане. Персонал состоит из врачей пульмонологов, кардиологов и вспомогательных медицинских специальностей: терапевты, гастроэнтерологи, гинекологи, врачи биорезонансной медицины, рентгенологи, онкологи.

Центр одним из первых столкнулся с  угрозой тогда ещё малознакомой пандемии коронавируса. Особая сложность заключалась в том, что спасать приходилось детей. О том, как больница справлялась с потоком больных, и о её будущих планах нам рассказал главный врач Гаджиалиев Камиль Абдулхаликович.

– Республиканский детский пульмонологический центр. Как вам кажется, какое место занимает в иерархии лечебных заведений? Какова его история?

– Мы расположены в бывшем здании совнархоза, раньше здесь располагалась вся больница. В составе этой больницы было отделение пульмонологии. В мае 1991 года здесь открыли Республиканский детский пульмонологический центр, и с тех пор она функционирует как самостоятельная структура. Центр на 70 коек, два отделения: экстренные и хронические заболевания. В экстренное отделение попадают пациенты с острыми обструктивными заболеваниями лёгких, в хроническое – с хронической астмой и разными инфекционными заболеваниями лёгких (муковисцидозы и др.). Сотрудников – 135 человек, у нас работают врачи с большим опытом и стажем работы, с высшей категорией, учёной степенью.

На базе нашего центра действует кафедра педиатрии лечебного факультета, которая является и клиникой ДГМУ. Так мы с 1991 года работаем как специализированное учреждение.

 

– Все мы знаем, каким испытанием обернулась борьба с коронавирусом для нашей медицины и организационно,  и профессионально. В то же самое время и людям показала в должной степени значимость медработника, медицины, здравоохранения. Но ваша клиника не звучала ни в одном, ни в другом направлении. Вы были в стороне? Как вас это всё коснулось?

– Это, конечно, коснулось всех. Вначале была нехватка спецодежды, средств индивидуальной защиты, но потихоньку всем необходимым нас начали обеспечивать Минздрав, благотворительные фонды. Мы как специализированное лечебное учреждение, конечно, принимали этих больных, стационар перепрофилировали под COVID-19. У нас лежали дети, больные пневмониями и коронавирусной инфекцией.

После того, как всё вошло в колею, их начали переводить непосредственно уже в инфекционную больницу с последующим переводом в Детскую городскую больницу №1. Мы, безусловно, консультировали и оказывали всяческую помощь при лечении пульмонологических больных и больных коронавирусной инфекцией, просто у детей, к счастью, это не приобрело таких масштабов, каку взрослых.

 

– Некоторые эксперты говорили, что некая особенность COVID-19 в том, что дети болеют не так часто, как взрослые, и потому не входят в группу риска. Насколько это правда?

– Возможно, есть такая особенность. Дети в основном не подвергались вирусу, как взрослое население, но всё же находились в группе риска, они тоже болели. Как я уже говорил, мы непосредственно сталкивались с этим в больнице.

– Если в нескольких словах, то как вы могли бы охарактеризовать вашу клинику, относительно  вопросов оборудования, медикаментов?

– Мы, как я уже говорил, специализированное учреждение, лечим острую и хроническую бронхо-лёгочную патологию. Мы долгие годы добивались открытия реанимационного отделения в нашем центре, потому что наши дети нуждались в реанимационной защищённости. Те дети, которые поступают до трёх лет, чаще с обструкцией лёгких и дыхательных путей, привержены малейшей инфекции, задыхаются. Теперь у нас функционирует реанимационное отделение на 6 коек, где есть дыхательная аппаратура и всё, что положено для оказания первой помощи и последующего перевода на аппарат ИВЛ. В этом плане мы обеспечены нормально. Что касается медикаментов по нашему профилю, то у нас всё было и есть.

Врачи у нас очень грамотные, все прошли специализацию в федеральных центрах, некоторые продолжают учиться. Почти у всех врачей опыт работы 20-30 лет, они все грамотные специалисты своего дела.

 

– Сегодня во многих медицинских учреждениях существуеи и формирование своего бюджета, и платные услуги. Как вы полагаете, насколько это уместно в современной медицине? И как у вас обстоят дела с этим: вы полностью финансируетесь только с министерства или есть возможность и самим формировать какие-то средства?

 – Финансируемся мы через фонд медицинского страхования. Что касается платных услуг, то у нас их нет.

 

– Сейчас государственные и негосударственные медучреждения всё чаще представляют себя  в информационном поле: рассказывают о своей деятельности, формируют собственные пресс-службы, устраивают различные мероприятия и пропагандируют оказываемые услуги. Как вы к этому относитесь?

– Я считаю это положительным явлением. У нас есть в Минздраве информационная служба, также на нашем сайте есть вся информация о нашей деятельности.

 

– Вы рассказывали, что у вас намечается ремонт фасада здания. Вы будете им тоже заниматься?

– С 2013 года у нас не было ремонта, мы вошли в план и нам уже выделили около 20 млн рублей. Если всё получится, как запланировали, то  планируем завершить ремонт в конце этого года или начале следующего.

 

Имеются противопоказания. Необходима консультация специалиста