Путешествие эсперантиста. Часть 7. ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ АБДУРАХМАНА ЮНУСОВА

(Продолжение. Начало в № 39 от 7. 10. 2016)

 

Лоран провожает меня на вокзал, и вот уже Париж…

 

Париж – праздник, который всегда с тобой

 

Именно так сказал о Париже Эрнест Хемингуэй, и это самое точное определение, на мой взгляд. Помню своё первое посещение – в составе группы советских журналистов. Поездка была здорово организована. Мы жили в самом центре, на авеню Ваграм, рядом с Пляс Этуаль (площадь Звезды, теперь – Пляс Де Голль) с её Триумфальной аркой и расходящимися во все стороны проспектами. У нас было множество автобусных экскурсий, и большая, по тем временам, свобода передвижения. «Перед вами – ночной Париж. Отсыпаться будете дома», – заявила нам официальная представительница Интуриста. И мы, разумеется, использовали всё возможное время для прогулок по городу. Тот Париж нам долго снился…

Но в последнее время романтический ореол города-мечты, города-поэмы потускнел. Толпы мигрантов, среди которых редко встретишь европейские лица, грязноватые, а то и опасные районы, навязчивые уличные торговцы и напёрсточники (да-да, напёрсточники на каждом шагу!). Я интернационалист, к проявлениям ксенофобии отношусь крайне отрицательно. Но невозможно отрицать факт, что мигранты меняют облик Парижа не в лучшую сторону. По мне, будь они хоть зелёного цвета, но должны уважать культуру и образ жизни страны, которая их приняла. Однако зачастую сюда едут искатели приключений за длинным евро. Не обладая при этом ни образованием, ни квалификацией, ни особым желанием трудиться, они хотят получить всё и сразу такое же, как у французов – дома, автомобили, комфорт. А это не падает с неба (или не везде падает с неба), и тогда появляется желание отнять, ограбить, присвоить. Мы это проходили. И вот на знаменитом бульваре Монмартр по вечерам на скамейках группы афроевропейцев собираются в шумные компании, вокруг них – батареи бутылок, местные французы (а их на улицах уже редко и встретишь) стараются обходить мигрантов.

Но как-то я о грустном. Париж всё же остаётся Парижем – оживлённым, весёлым. И всё здесь навевает воспоминания. Скажем, парижанин объясняет дорогу: «Дойдёте до моста Мирабо…», и сразу вспоминается «Под мостом Мирабо тихо Сена течёт» Аполлинера. Город, воспетый поэтами и художниками, культурная столица мира, законодатель моды, неиссякаемый источник вдохновения. И мне кажется, что лучше всех коротко и ёмко о Париже сказал Эрнест Хемингуэй: «Париж – это праздник, который всегда с тобой».

Здесь всюду звучит лёгкая музыка, люди приветливы и улыбчивы. Я заметил: если музыка не звучит на улицах, то она всё время звучит внутри – песни Джо Дассена и Брассенса, Шарля Азнавура и Миррей Матье, Милен Фармер и других известных шансонье. Кстати о музыке. В парижских ресторанах, как, впрочем, и вообще французских, музыка, конечно же, звучит. Но – достаточно тихо, чтобы люди могли слушать её и в то же время общаться.

Какой контраст по сравнению с нашими ресторанами, в которых общаться практически невозможно, разве что кричать друг другу в уши. Ну, вы знаете – низкими басами по ушам – «бум, бум». Попробуйте пообщаться, главное, не оглохнуть.   

Кстати, именно французы провели исследования о вреде шума для здоровья. Ущерб от шума во Франции оценивается в миллионы евро в год, шестой частью потерянных рабочих дней и пятой – психических заболеваний. Это в тихой-то Франции! Что же тогда у нас? Кстати, многие рестораны и кафе создавались как раз для общения, и даже для творчества. Возьмём хотя бы такие известные, как первое литературное кафе «Прокоп», знаменитая «Ротонда» на бульваре Монпарнас, в которой собирались такие художники, как Модильяни, Дерен, Вламинк, Пикассо, «Ля Режанс» – шахматное кафе, которое любил посещать Тургенев.

Немного истории. Париж – не только столица Франции и центр региона Иль-де-Франс. В нём проживает около двух с половиной миллионов человек.

Он, разумеется, является не только центром мировой моды, но и одним из главных политических центров планеты. Здесь располагается штаб-квартира ЮНЕСКО, целого ряда международных организаций.

Париж – город довольно старый, он был основан в III веке до н. э. кельтским племенем паризиев. Его древнеримское название Лютеция звучит поэтично, но по латыни означает, увы, «грязь».

В 52 году до н. э. паризии объединились с галлами, восставшими против Рима, но битва была проиграна. Паризии в отчаянии разрушили мосты и сожгли город. Но таков уж Париж – на протяжении всей своей истории он подвергался осадам и завоеваниям, его разрушали и сжигали, но, словно Феникс, он вновь возрождался из пепла. Римляне возвели город заново, построив из камня дороги, виллы, акведук, термы, амфитеатр. В III веке город снова подвергся атакам, на этот раз со стороны германского племени алеманнов (и ныне Германия по-французски – Алемания). В это время Лютеция стала называться Паризиумом.

И снова набеги и разрушения. В конце IX века город подвергся набегам со стороны норманнов. И лишь в XVI веке при короле Франциске I Париж становится столицей Франции. Но это не означало, что он обрёл спокойную жизнь. Францию охватили религиозные войны. Именно здесь в летнюю ночь на 24 августа, в праздник Святого Варфоломея, произошла резня, навсегда вошедшая в историю как Варфоломеевская ночь.

Ну, не буду напоминать о французских революциях и терроре, когда печально прославился доктор Гильотен и его орудие казни – гильотина, не буду о войнах Наполеона и о том, как русская армия вошла в Париж (одно из воспоминаний об этом периоде – кафе бистро, название которых произошло от русского «быстро, быстро»)…

Париж жил бурной жизнью. То революции (Парижская коммуна!), то всемирные выставки. Кстати, в первой участвовали дагестанцы! Наполеон Третий и Александр Первый отведали наши вина, полюбовались изделиями наших мастеров.

И снова войны – теперь мировые. Во время Второй мировой немецкие войска прошли под Триумальной аркой победным маршем, город едва не сожгли, но Париж снова выстоял!

Я думаю, нет смысла говорить о Елисейских полях и Монмартре с его площадью художников Тертр и базиликой Сакре-Кер, о соборе Парижской Богоматери, о Лувре и Версале, о Мулен-Руж и театре Опера, об университете Сорбонна и Национальной библиотеке Франции с её десятью миллионами печатных изданий https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D0%B0%D1%80%D0%B8%D0%B6 – cite_note-80 – всё это составляет славу и гордость Франции, и читатель прекрасно осведомлён об этих памятниках искусства и культуры.

Добавлю лишь, что в Париже насчитывается 173 музея. Мне довелось за время поездок дважды побывать в Лувре, посетить Версаль, Дом инвалидов, в котором расположен военный музей и гробница Наполеона Бонапарта, музей современного искусства в центре Помпиду, а в этот приезд я побывал в музее города, в музее языков.

Разумеется, я побывал в Эсперанто-центре на площади Бастилии, где прошла дружеская встреча с эсперантистами. В центре работает моя давняя знакомая Сусанна Бегларян, родом из Еревана. Гулял по Монмартру и Елисейским полям, едва не заблудился. Вообще-то в Париже это невозможно – город весьма логично и гениально просто скомпонован, но я случайно выбросил листок с адресом Эсперанто-библиотеки, в которой должна была состояться встреча. И, более того – с адресом и всеми координатами эсперантиста Дидье Луасона, который меня любезно принимал в Париже. Представляете моё положение – на рассвете самолёт, которым я улетаю в Литву на Балтийские Эсперанто-дни, а я не знаю, попаду ли я в дом, в котором у меня вещи и документы! Впору было отчаяться, но спас Интернет…

До свидания, Париж, до свидания, Франция, до новых встреч, друзья!

 

Абдурахман Юнусов

Бельгия – Люксембург – Франция

Номер газеты

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.
Отправить на Яндекс (ТОЛЬКО для "Лента новостей", ЕСЛИ событие УЖЕ произошло)
Выкл