ООО «ДагЭнерЖи» и ООО «Электрон» – универсальные игроки на рынке энергетики Дагестана

Дата: 
21 Фев 2020
Номер газеты: 

Компании ООО «ДагЭнерЖи» по итогам 2019 года удалось снизить потери в электрических сетях на территории республики до уровня 10,7% . Этот показатель оказался в три раза ниже среднего по республике, составившего порядка 32–33%. О том, как организация достигла такого результата и куда намерена двигаться дальше, рассказал редакции её руководитель Рабадан Абдурагимов.

Расскажите, пожалуйста, какие участки в настоящее время обслуживает сетевая компания «ДагЭнерЖи»?

– Сейчас мы эксплуатируем сети Дагестанских Огней, часть сетей Кизляра, Шамилькалы, частные сети по всей республике, в том числе в Махачкале, а с недавнего времени получили от корпорации «Уйташ» и инвестиционные площадки. К партнёрской энергосбытовой компании ООО «Электрон» уже успел перейти почти весь крупный бизнес республики: «КЗЛС», «Билайн», частично «МТС», «Денеб», промышленные заводы КЭМЗ и КЭАЗ, Каспийский завод точной механики, торговые центры, сетевые магазины и многие другие. Для перехода юридическим лицам необходимо лишь подать заявку и предоставить пакет документов в любой из 10 клиентских офисов, сотрудники которых помогут его собрать.

– Как ООО «Электрон» удалось за такой довольно короткий срок привлечь новых потребителей? В чём плюсы обслуживания данной компанией?

– ООО «Электрон» использует определённую бизнес-модель и привлекает потребителей не только качественным обслуживанием в части электроснабжения, но ещё и финансовой составляющей. Поскольку тарифы для коммерческого сектора, в отличие от физических лиц, не регулируются Республиканской службой по тарифам, то компания может делать потребителям выгодные предложения. Ранее это были скидки, но сейчас предлагаются льготы относительно сроков оплаты, отсутствие пеней и штрафов за просроченные платежи в течение 3 месяцев и другое. Юридическая защита потребителей также полностью ложится на «Электрон». Кроме того, компания предлагает потребителям адекватное обслуживание, в частности, оплату постфактум. По закону потребителям гарантирующего поставщика необходимо оплачивать услуги 3 раза в месяц, причем 70 % оплачивается авансом. Так, например, 30 % февральского расхода оплачивается до 10 февраля, 40% – до 25 числа,  то есть то, что ещё не было потреблено. И только 18 марта даётся фактический расход и делается пересчёт. Это всё создаёт проблемы и сложности, поэтому мы предлагаем своим клиентам оплачивать до 25 числа следующего месяца, выставляем счёт по факту, без авансовых платежей. Это оказалось очень удобно обеим сторонам. А ещё в организацию всегда можно дозвониться и сообщить о проблеме или написать в Instagram или на электронную почту, которую в кратчайшие сроки постараются устранить специалисты, а это сегодня, как вы знаете, редкость.

– С какими сложностями сталкивается компания? Можете выделить какие-то проблемные районы? Насколько нам известно, в последнее время всё чаще жалобы исходят от жителей Дагестанских Огней?

– Да, действительно, в Дагестанских Огнях жители систематически жалуются на отсутствие света, и в этой ситуации мы становимся заложниками ситуации, созданной Дагестанской сетевой компанией. Объясню, почему. Весь город питает одна подстанция и один фидер, и если где-то происходит авария, то без света остаются все. В городе обязательно должен быть резервный источник, поэтому мы уже второй год вместе с администрацией просим дать нам возможность установить вторую резервную линию, чтобы мы всё «закольцевали», и при аварии электричество отключалось только в месте этой аварии, а питание продолжало идти по другой линии. Мы уже построили в городе вторую линию, установили столбы, и всё, что сейчас нужно – это разрешение от владельца питающего центра – ДСК. А вот в посёлке Шамилькала Унцукульского района и Кизляре нам удалось добиться минимальных потерь – всего 3–4%. Установленные там питающие центры принадлежат «ДагЭнерЖи», все сети были реконструированы, а потому отключений практически нет.

– В начале февраля в Пятигорске состоялась встреча руководителя ПАО МРСК «Россети Северный Кавказ» Виталия Иванова с журналистами СКФО, где в качестве одного из проблемных был озвучен вопрос частых отключений электричества в Махачкале. Эта компания, как известно, занимает на энергетическом рынке Дагестана 22% , кроме того, в столице формируется 20%  всех сверхнорхмативных потерь республики. Иванов сообщил, что махачкалинские горэлектросети будут выкупаться у собственников, а затем в них планируется вложить более 3 млрд рублей. Как вы можете это прокомментировать?

– Наша компания и сама бы хотела взять эти сети в эксплуатацию, предложив частному собственнику данных сетей свои условия, но так как Махачкала – центр региона, то этот вопрос имеет политический окрас. Задам обывательский вопрос: совсем недавно в республике 13 районов сидело без света. Если там ничего не вкладывается в сети, то где гарантии, что здесь будет вложено? И если даже эти 3 млрд рублей будут вложены, кто даст гарантии, что будет результат, учитывая, что 1,5 млрд рублей уже были потрачены на учения Россетей, но порядок там не наведён?

– А какое решение в этой ситуации видите вы? Озвучивали ли вы свои предложения на уровне правительства республики?

– Да, причём неоднократно. Я письменно обращался в правительство Дагестана с предложением посодействовать компании взять у собственника часть сетей, дать возможность эксплуатировать их в течение года-двух, после чего сравнить результаты, исходя из количества жалоб, аварий и т. д. Было даже предложено к МРСК выкупить долю у «ДагЭнерЖи», чтобы контролировать ситуацию на фоне государственно-частного партнёрства, однако реакции от правительства и МРСК не последовало. 

– В последнее время руководство МРСК всё чаще озвучивает планы о слиянии сетевой и сбытовой компаний и отзыве статуса гарантирующего поставщика у ДЭСК. Что вы думаете по этому поводу?

– В этом случае «кидаются» кредиторы, одними из которых, по решению суда, является и «ДагЭнерЖи». При этом у компании долги на 40 млрд руб., исполнительных производств в отношении ДЭСК – на 30 млрд руб. Сейчас ПАО ТГК-1 реанимировал процедуру банкротства компании: суд кассационной инстанции дело 2012 года отменил и направил на новое рассмотрение. У ДСК тоже имеются крупные долги, как и у её предшественницы «Дагэнергосети», которая тоже сейчас находится на стадии контролируемого банкротства. Суммы могут быть недостаточно точные, но открытым источникам видно: МРСК отсудила у ДСК около 1,8 млрд руб. за аренду, а Федеральная сетевая компания подаёт иски на порядка 1 млрд руб. Потеряв лицензию поставщика, ДЭСК потеряет источник дохода. Это будет банкротство – никакого федерального гарантирующего поставщика, как было озвучено, по моему мнению, не будет. Зачем перекладывать на федеральный бюджет деньги, когда можно просто «кинуть» кредиторов? Стоимость чистых активов ДЭСК – минус 34 млрд руб. Все эти проблемы перейдут в новую созданную структуру.

– А что насчёт тарифов на электричество? Мы видим, что они растут, но проблем это, судя по тому, что озвучивается на совещаниях, не решает. Почему так происходит и какой ваш прогноз на ближайшее будущее?

– Согласно нашим аналитическим данным, в 2022 году цена за электричество для коммерции составит 4,13 руб. без НДС, то есть увеличится двукратно с уровня 2018 года. Услуги по передаче электричества ежегодно увеличиваются на 15%, всё это – эффект от лоббирования МРСК.  Однако главное условие увеличения в  том, что сбытовая компания начнёт погашать свои текущие долги перед оптовым рынком. Но, как мы видим, МРСК свои обязательства не выполняет, а рост тарифов продолжается.

– Кто несёт за это ответственность и кто должен контролировать энергетический рынок, а также регулировать тариф?

– Регулировать эту ситуацию должна Республиканская служба по тарифам (РСТ РД), которая, к примеру, в прошлом году определила цену «ДагЭнерЖи» на услуги по передаче в размере 0 рублей, то есть весь год мы работали с нулевой выручкой. РСТ является регулятором всей электросетевой отрасли республики, регулирует деятельность гарантирующего поставщика, а также теплоснабжение, водоснабжение, водоотведение, транспортировку газа и всё остальное. Мы против роста тарифов. Мы прекрасно понимаем, что причина этому – воровство, и зачастую не со стороны потребителей. Я ещё год назад заявлял, что повышение приведёт к снижению платежеспособности. Так и вышло: на одном из последних совещаний в МРСК отчитались о резком снижении собираемости платежей. Процент потерь в Дагестане – самый высокий во всём СКФО, но что делает РСТ? Сейчас норматив потерь в республике около 24,5%. Это то, что закладывается в тариф. Но почему я, например, должен платить по завышенному тарифу за себя и «за того парня», который ворует электроэнергию? Он ведь всё равно больше платить не станет. Всё это увеличение перекладывается на плечи добропорядочных потребителей. То есть, по логике регулирующих органов, реконструкция электросетей должна идти не за счёт борьбы с воровством, а за счёт потребителей, которые стабильно платят. Естественно, они месяц заплатят, второй, третий, но потом тоже решат воровать. Поэтому  повторю: увеличение тарифов ведёт к снижению платёжеспособности. Я знаю только одну теплоэнергетическую компанию в Кизляре, которая в плюсе. Все остальные – должники и банкроты с миллиардными долгами. Естественно, если я частный собственник и мои учредители или инвесторы будут знать, что в следующем году меня будет ждать тариф ноль, зачем им вкладывать в это деньги? Зачем заниматься потерями, реконструировать сети? Говорят, что надо привлекать частный капитал, платить налоги. «ДагЭнерЖи» платит большие налоги и желает платить их больше в бюджет республики, но зачем нам это всё делать, если у нас ноль? По мнению РСТ, у нас не должно быть прибыли. Задача РСТ – не душить и уничтожать частников своими сомнительными решениями, как они это сейчас делают в отношении нас и многих других негосударственных компаний, а создавать благоприятную почву и содействовать в привлечении инвестиций в регулируемые отрасли.

– Как, по вашему мнению, можно улучшить ситуацию в электросетевом секторе? Что для этого необходимо?

– Главное и необходимое условие – это конкуренция. Эффективности можно достигнуть только этим путём, любая монополизация приводит к ухудшению положения любой отрасли. Именно это, кстати, говорил и президент России. Есть МРСК, «ДагЭнерЖи», другие компании, которые  должны конкурировать на справедливых условиях, чего сейчас нет. МРСК в правительстве, все ресурсы у них, хотя мы такие же участники рынка, как и они. Мы предлагаем создавать почву для развития конкуренции, которая будет вытеснять неэффективных игроков с рынка.

 

Комментарии: