Дети должны быть здоровы

Внушительного вида корпуса больницы давно стали тесными для детей республики
Дата: 
9 Ноя 2018
Номер газеты: 

Это самое важное для каждого родителя. Но в жизни неизбежны ситуации, когда без медицинской помощи не обойтись, и она по гарантии государства должна быть квалифицированной и современной. Всегда ли мы можем быть уверены, что получим её в полном объёме и в соответствии с установленными стандартами? Поговорим об этом...

Самые сложные случаи заболеваний, которые невозможно пролечить по месту жительства,  критические и чрезвычайные ситуации, требующие применения высоких технологий и профессиональных знаний – так определяется сфера полномочий больницы третьего уровня. Госпитализировать в такое лечебное учреждение по закону должны только тех, кому не могут оказать помощь на первом и втором уровнях. Тут начинается невыносимое. Ведь речь идёт о тяжелобольных малышах.

Сиражудин Магомедович Махачев руководит Детской республиканской клинической больницей 24 года. Когда-то самая крупная среди детских медучреждений России, вполне отвечающая требованиям времени сегодняшняя ДРКБ с трудом справляется с наплывом пациентов.

Больница была сдана в 1987 году, состояла из 9 отделений и была рассчитана на госпитализацию 350 детей. На её базе сегодня работают 5 кафедр ДГМУ, ведутся практические занятия учащихся медицинского колледжа и курсы повышения квалификации врачей и персонала.

Больница стала огромным многофункциональным центром со своей консультативной поликлиникой, медицинской лабораторией, стоматологической клиникой, центром функциональной диагностики, социально-реабилитационным центром и другими подразделениями. Для взрослых пациентов работает отделение диализа, поликлиника и отделение оздоровления для будущих и молодых матерей.

Главный врач Детской республиканской клинической больницы им. Н. М. Кураева Сиражудин Махачев на боевом посту уже почти четверть века

За 30 лет существования коечный фонд стационара вырос до 940 мест, но на миллион с лишним дагестанских детей тысяча коек главной детской больницы – капля в море:

«В трёхмиллионном Дагестане дети составляют треть населения, и больница никогда не пустует. Снять проблему нехватки коек, хотя бы частично, смог бы ввод новых корпусов, недостроенных десятилетиями, но, к сожалению, пока такой возможности нет. Мы оказываем медицинскую помощь всем: и тем, кто приехал издалека и нуждается в обязательной госпитализации, и тем, кто прибежал с порезанным пальцем.

В принципе, понимаете, есть такое понятие – «маршрутизация больных». У нас больница третьего уровня, в неё должны попадать пациенты с самыми сложными диагнозами, если лечение на месте не представляется возможным. Но вот, посмотрите, вокруг больницы забор, в заборе дырки. Их регулярно проделывают местные жители. Оттуда в больницу со всех сторон идёт население окрестного посёлка с самыми рядовыми проблемами. А мы их по приказу о маршрутизации не должны принимать. Они должны идти в поликлинику по месту жительства, но им сюда ближе и удобнее. Но нам их лечение никто не оплачивает, даже по их полису. А попробуй их не прими, они в пять секунд скандал закатывают, жалобы пишут.

Консультативная поликлиника ДРКБ – для приёма не всех пациентов. Сюда приходят по направлению из своих участковых поликлиник с результатами обследования, для определения дальнейшей тактики лечения – госпитализировать ли их или продолжать обследовать амбулаторно. А они прямым ходом идут туда, хотя там не предусмотрено ни лабораторий, ни рентгена, ни чего-либо другого. Рентген – для тех больных, которые у нас здесь лежат, и для тех, кто приехал в травмпункт.

Мы можем сделать УЗИ или рентген на платной основе, но платный приём в консультативной поликлинике не предусмотрен. Аргумент: «Вы же врачи, вы обязаны», − рассказывает Сиражудин Магомедович. Но как объяснишь родителю, что ни больница, ни врач не получит от государства оплату за этот приём, ФОМС не оплатит?

«Теперь у нас мам много лежит, почти половина всех коек – за ними. Новое законодательство предусматривает такое. Если раньше позволялось только с детьми до трёх лет в стационаре находиться, то теперь хоть до 18. Всё бы ничего, но многие мамы и больничный распорядок нарушают, и сорят немерено, у нас штата нянечек и санитарок не хватает за ними убирать», − вот, признаемся честно, видели же такое не раз? Шелуха от семечек, упаковки от печенья, соков, чипсов на газонах, возле новых скамеек на чистых аллеях – дагестанцы, вы и правда считаете, что это в порядке вещей?

Очень много несправедливых обвинений и необоснованных жалоб в последнее время появляется на деятельность больницы. Особенно в скандальных дагестанских пабликах типа @TutDagestan. Люди жалуются на всё, что видят и не видят, или в чём даже принимают участие. Например, на то, что врачи берут деньги. Ни один жалобщик не задумывается над тем, кто даёт и за что.

«Как и любое медицинское учреждение, мы оказываем платные медицинские услуги согласно прайсу и утверждённому перечню. Когда говорят, что тут требуют деньги за лечение, они, эти люди, лукавят. Им оказывали платные услуги по их желанию. В каждом отделении есть палата повышенной комфортности, с телевизором, холодильником и санузлом. Хотят обследование вне стандарта, предусмотренного ФОМС по данному заболеванию, – за это надо платить, простите, в кассу», – отмечает Сиражудин Магомедович.

Страдает ДРКБ и от нехватки оборудования. Один старый компьютерный томограф на всю больницу, МРТ нет вообще, в реанимационном отделении из 2–3 старых реанимационных аппаратов периодически собирают один.

«Ездим в командировки по районам, городам республики, видим неработающие или простаивающие аппараты, забираем на запчасти. Потому что некоторое время назад по нацпроекту «Здоровье» новейшее оборудование разослали по районам и городам, а этот аппарат работает на централизованной подаче кислорода. В каком районе или городе есть такая подача? Ни в каком. Да и специалистов у них соответствующих нет. Мы могли бы им отдать свои, которые работают от стационарных баллонов с кислородом, а нам бы дали этот, помощнее, всё-таки мы всю республику обслуживаем, – и тут Сиражудин Магомедович становится категоричен: – Я обсуждал вопросы обеспечения медицинским оборудованием и с новым министром и получил понимание в вышеизложенном вопросе, он готов нам помочь». 

У главного врача ещё теплится надежда, что с приходом нового руководства в Минздрав больницу, такую важную, наконец заметят. Долго не замечали, как будто не любили, игнорировали. А ведь специалисты ДРКБ оказывают и экстренную, и плановую, и высокотехнологичную медицинскую помощь, и не только маленьким дагестанцам. На лечение в больницу приезжают сотни детей из соседних республик Северного Кавказа: Чечни, Ингушетии и других.

Много новорождённых поступает в отделение реанимации, самое крупное и имеющее всё необходимое для проведения экстренных процедур по спасению жизни появившихся на свет крошек. Большая часть из них поступает внепланово, то есть ни будущая мать, ни врачи не были в курсе, что могут возникнуть проблемы: мать не обследовалась своевременно или вовсе не состояла на учёте, а врачи оказываются заложниками её беспечности.

«Ещё в 2008 г. одним из первых в Дагестане мы получили лицензию на оказание высокотехнологичной медицинской помощи. Пионерами в оказании ВМП стали врачи отделения челюстно-лицевой хирургии. Они проводят уникальные операции по пересадке суставов челюсти, которые и в стране-то редко делаются, и другие сложные хирургические манипуляции.

Отделение онкогематологии, в котором также применяют высокотехнологичные методы лечения, признано одним из самых передовых и эффективных в России. Это только два примера, а сам список ВМП по нашей больнице гораздо больше», − это не единственный повод для гордости главного врача за больницу, их много.

Например, персонал. В 21 клиническом и 11 вспомогательных отделениях работает свыше 1 600 сотрудников, из них примерно 350 – врачи. Это профессионалы экстра-класса, отдающие детям душу. Чтобы убедиться в этом, достаточно зайти на сайт больницы – благодарные родители не станут кривить душой и писать то, чего не было.

В целом нехватки специалистов нет, но реаниматологов, нейрохирургов, анестезиологов, по словам главного врача, не хватает: «В республике остро стоит проблема с укомплектованностью больниц реаниматологами, особенно в городах. Нуждаясь в экстренной помощи, когда речь идёт о жизни и смерти, пациент может ещё прожить без терапевта или нарколога, а вот если нет реаниматолога, всё обострено и критично.

Благо я работаю в ДГМУ, заведую кафедрой и иногда бываю председателем государственной экзаменационной комиссии. Вижу толковых, думающих студентов, беседую с ними во время и после экзаменов, рекомендую, советую пройти специализацию по реаниматологии или анестезиологии. Поэтому мне немного легче в этом плане».

Помимо достижений, в огромном хозяйстве республиканской детской больницы и много сложностей. Например, с ремонтом. Но об этом мы поговорим в следующий раз.