UFC, Крым и «Битва за хайп»Мариф Пираев – «Черновику»

Мариф готов сыграть с Хабибом в футбол
Дата: 
16 июл 2021
Номер газеты: 

Мариф Пираев – один из самых талантливых спортсменов своего поколения. Его имя зазвучало, когда Марифу не было и двадцати лет, а американские менеджеры добавляли его в друзья на «Фейсбуке». Затем Мариф пропал из медиа-пространства, но недавно снова стал одним из самых популярных бойцов в России (более 650 тысяч подписчиков в «Инстаграм»). Всё из-за участия ютуб-проектах.

Мариф, ты в довольно раннем возрасте раскрылся как профессиональный боец. Ты ведь даже одним из первых дагестанцев должен был быть подписан в UFC?

– Да, у меня был профессиональный рекорд 11-0, я выиграл у Бенджамина Бринза с рекордом 13-0 и после этого мне прислали контракт. В UFC тогда было не так много наших бойцов, и матчмейкеры искали спортсменов из России. UFC было моей мечтой. Моим менеджером тогда был Камил Гаджиев и он посоветовал не подписывать пока контракт, так как считал, что я ещё слишком молод и неопытен для такого уровня.

Сейчас я думаю, что вне зависимости от результатов выступления в этой сильнейшей организации мира, я бы рос как спортсмен. Я, конечно, не собирался выходить и проигрывать. Всегда был настроен на победу.

Ок, ты отказался от контракта с UFC, где дальше продолжилась твоя карьера?

– Мне прислали контракт из польской организации KSW, которая тоже считается довольно сильной. Я подписался и в первом бою мне дали Матеуша Гамрота. Это был мой первый проигрыш в карьере. Проиграл, считаю, очень глупо, так как за три дня согнал 11 кг.

У тебя не было тренерского штаба, который бы подводил тебя к бою?

– Нет, всё было довольно непрофессионально. Мне было меньше 20 лет. Я летал на бои один, порой имена соперников узнавал уже на месте. Бывало, что меня даже секундировал Сангаджи Тарбаев (капитан команды КВН РУДН, входивший в команду организаторов Fight Nights – Прим. «ЧК»), как это было на турнире в Казахстане.

Как отец относился к твоей профессиональной карьере бойца, он ведь тренер?

– Нас трое братьев, и отец был против того, чтобы мы профессионально занимались боями. Но потом всё-таки смирился с нашим выбором. Он всегда говорил нам: либо вы учитесь и становитесь профессионалами в какой-либо сфере, либо тренируетесь и относитесь к спорту как к профессии. Я выбрал спорт, долго занимался боксом. Учась в университете в Москве, я на занятия приходил уже с рюкзаком, чтобы потом пойти на тренировки. Меня однокурсники в шутку называли парашютистом из-за моего рюкзака. Были и соблазны не ходить на тренировки, всё-таки Москва, молодёжь. Но я сам себя всегда мотивировал на занятия спортом.

Твоя карьера развивалась  стремительно, но затем почему-то ты пропал из поля зрения. Что произошло?

– После того как я проиграл Гамроту, а он действительно хороший боец и сейчас выступает в UFC, в том бою из-за экстренной весогонки я повредил себе ногу, меня вынесли из октагона на носилках. От обиды даже слёзы шли, потому что я никогда раньше не проигрывал. И на фоне этой ситуации мне приходит повестка из военкомата. Я пошёл в армию и застрял там надолго. Камил Гаджиев сказал мне, что, мол, нога у меня и так травмирована, так что иди в армию, а потом мы что-нибудь придумаем. В это время арестовали Зиявудина Магомедова – владельца Fight Nights, и у Камила, как я понимаю, было много головной боли и без меня.

 

You are in army now

 

Получается, ты на год застрял в армии?

– Представьте себе, с травмированной ногой, без возможности нормально тренироваться. Но тут появляется шанс выйти на свободу. Мне предлагают подраться за свою часть на Романовском турнире (Кубок России по рукопашному бою на призы генерал-полковника Анатолия Романова – Прим. «ЧК»). А на этих соревнованиях за разные войсковые части выступают профессиональные бойцы. Мне говорят – войдёшь в тройку призёров – выпустим на волю. А я ведь не в форме, с лишним весом. Кое-как сгонял вес и на следующее утро мне уже выступать. Но в эту ночь в части объявляют БГ (проверка войск на боевую готовность –  Прим. «ЧК»). И я стою в полном обмундировании, в бронежилете, с каким-то огромным пулемётом. Идёт проверка с Главка и мне звонит начфиз (начальник по физической подготовке – Прим. «ЧК»), а я трубку не могу поднять, чтобы при проверяющих не подставить своих командиров. Отвечаю ему шёпотом, тот, конечно, отругал меня, что я вообще принял в этом участие, ведь мне на утро в соревнованиях выступать. Сообщили руководству, и те меня отправили готовиться.

В армии ты был классическим дагестанцем?

– Нет, никого не ущемлял. Даже когда подходила моя очередь уборки, просил это сделать за меня в обмен на сникерсы, а не угрозами. Хотя остальные кавказцы поступали иначе.

Как всё-таки турнир прошел?

– В первом бою я дрался с чеченцем Джанаевым. Он попал мне пяткой в голову, я упал в нокдаун, и в голове у меня опять пронеслись все эти «прелести» армии и я подумал «нет, не хочу туда возвращаться». Встал и выиграл этот бой. Потом ещё два боя и на следующий день должен был драться в полуфинале. Думал, выиграю полуфинал – и на финал можно даже не выходить. Все, конечно, были в шоке, что я не тренировался и показал результат. В полуфинале снова победа и на финал я уже выходить не хотел, так как травмировал руку. Но ко мне подошёл начфиз и говорит, что нужно выиграть финал. Я вышел, пробил один раз и меня снова начала рука беспокоить, тогда врач снял меня с боя.

Сдержали слово? Выпустили тебя?

– Да, на три месяца я получил свободу. Хоть у нас был и президентский полк, но место было  депрессивное. Я месяц есть ничего не мог, питался конфетами и хлебом с майо-незом. Когда вышел, звонил сослуживцам поприкалываться, отправлял им фото нормальной еды. Но через некоторое время такой же освобождённый боец, как и я, что-то натворил на гражданке и всех спортсменов обратно загнали в части. А у меня контракт с KSW, я готовлюсь к бою, открываю визу. Только вышел из визового центра, а мне звонит начфиз и просит утром быть в полку. Так сорвалась моя карьера с польской организацией. Разве что получалось в самоволку уходить и тренироваться в зале.

Закончился срок службы, как дальше складывалась карьера?

– Были предложения от ACB, Fight Nights и от лиги «Ахмат». И мы подписали контракт с «Ахматом».

Я тяжело выиграл первый бой у японца Наоюки Котани – бывшего юэфсишника. Потом дали бой с Тофиком Мусаевым, у меня не было сильного желания с ним драться, мы тренировались вместе. Там получилось, что бой остановили рано, как я считаю. Потом алжирский судья извинялся за это. После объединения ACB и «Ахмата» мне предложили контракт, но меня не устроила сумма, и я не стал его подписывать и дрался уже по контрактам на один бой.

А от UFC больше не было предложений?

– Три раза мне предлагали выйти на замену. Но два раза что-то пошло не так и предложение отозвали. В третий раз мне предложили выйти на замену травмированному Магомеду Мустафаеву на турнир в Абу-Даби, где дрался Хабиб против Порье. Я радостно и воодушевлённо тренировался, жил ожиданием этого боя. Но в последний момент там нашли местного араба. Однажды я дрался в Крыму и, возможно, это обстоятельство тоже является препятствием для подписания контракта с американцами.

 

Спортивные амбиции

 

Как получился твой переход в поп-ММА?

– Я не считаю, что я перешёл в кулачные бои. Для меня это спарринги и способ заработать.

Первый твой опыт в кулачных боях был с Женей «Моряком» Курдановым?

– Да, с ним мы тоже хорошо знакомы, он отличный парень. И я вышел с ним, чтобы мы оба заработали. Да и боя как такового не было. Камил Гаджиев был не доволен, он хотел рубки. Но у меня был запланирован бой с Тимуром Нагибиным, и все мысли были о нём. До Моряка мне предлагали драться в «Битве за хайп», я и там дрался. Говорят, мол, несерьёзно драться среди непрофессиональных спортсменов. Но раз меня туда зовут, если я интересен, то я иду и зарабатываю.

Пример Магомеда Исмаилова, который получил известность не столько своими выступлениями, сколько медийной активностью, тебя не вдохновляет?

Магу Исму знают все. Многих отличных бойцов UFC из России так не узнают как Магу. Или как Моряка, Перса, Чоршанбэ. Их знают все. Я недавно летал на операцию в Германию, так ко мне столько людей подходило фотографироваться. Я в шоке от этой ситуации. Даже сейчас, находясь в Дагестане, мне бывает не по себе от такого повышенного внимания.

Тебе не кажется, что индустрия будет развиваться в этом направлении? Пример США, где ютубер Логан Пол вышел драться против Флойда Мэйвэйзера и заработал огромные деньги, говорит о том, что и в России всё будет идти по такому же сценарию.

– Тут нет спорта, это шоу и бизнес. Но у меня есть спортивные амбиции. Я приехал в Махачкалу тренироваться. У меня на 25 сентября назначен бой с Куатом Хамитовым в Fight Nights. А то, что я дерусь в ютуб-проектах, то это заработок. Профессиональная карьера для меня на первом месте. Я хочу попасть в UFC, и в этом плане моя медийная активность играет на руку.

Проведу пару боев, может быть подерусь за пояс с Нариманом Аббасовым, и, возможно, появится возможность подписаться в UFC.

С кем и как ты готовишься?

– Меня ведёт Мухаммад Мирзоев, он грамотный специалист, работал и с Магомедом Исмаиловым. Буду ходить в ведущие клубы, спарринговаться.

У тебя ведь был и опыт занятия футболом?

– Да, я два года тренировался в школе «Локомотива», хотя отец и не одобрял. Я горел футболом, был нападающим. Но в футболе в России нужны связи, чтобы  стать профессионалом.

А сейчас играешь?  Хотел бы сыграть в одной команде с Хабибом Нурмагомедовым?

– Бегаю, играю. Было бы интересно сыграть с Хабибом в одной команде. Я, кстати, тоже за мадридский «Реал» болею. ]§[