У Хабиба чёрный пояс по джиу-джитсуМарко Мошадо – «Черновику»

У Марко Мошадо свой взгляд на организацию тренировочного процесса
Дата: 
18 Янв 2019
Номер газеты: 

Когда несколько лет назад в Буйнаксе появился Марко Мошадо – это был небольшой шок. Титулованный спортсмен в бразильском джиу-джитсу, чёрный пояс, тренировал в США, давал дорогие мастер-классы на Рублевке. И тут Буйнакск…

Для сравнения: это как если бы Кларенс Зейдорф или Дидье Дрогба приехали бы тренировать в школу Маркарова. Но в Россию Марко приехал не только на заработки. Здесь он женился, создал семью. К своему делу он так же подошёл основательно.

В его нынешнем зале (на первом этаже в элитной новостройке с видом на море) стоит турникет, кожаные диванчики в холле. Нет привычного туалетного запаха, какой обычно бывает в спортзалах. Работает ресепшэн с администратором и наливают эспрессо. А родители могут наблюдать за тренировочным процессом на большом экране посредством камер, установленных в зале.

За короткий период его маленькие ученики стали лидерами в джиу-джитсу в России и Европе.

Марко уже довольно хорошо говорит по-русски, по-бразильски делая акцент на последний слог и растягивая окончания. Мы поговорили с Марко и поняли, что он принёс в Дагестан новый стандарт организации тренировочного процесса у детей и взрослых.

 

– Когда вы впервые услышали о Дагестане и почему решились на переезд сюда?

– Я проводил мастер-классы в Киргизии, и один из учеников был аварцем из Дагестана. Потом  я приехал в Москву как турист, познакомился там с будущей женой, она кабардинка. И этот ученик позвал меня в Дагестан для тренировок. Если бы не он, то ничего бы не получилось.

Я женился и остался тут.  Раньше о Дагестане я ничего не слышал, только от ученика. Россия большая, и мало кто слышал о вашей республике у нас в Бразилии. Сейчас, конечно, о Дагестане многие знают.

Сначала я приехал в Буйнакск. Никогда раньше я не делал бизнес, не занимался организаторской работой, только тренировался и выступал на соревнованиях. Мой ученик предложил открыть большой зал и обещал все профинансировать. Но я не знал этот бизнес, и мы решили открыть сначала маленький зал в Буйнакске. Я не хотел открывать просто зал. Хотел, чтобы все было на хорошем уровне. Для начала я создал программу для спортсменов разного уровня подготовки: начинающих, продолжающих, опытных. У большинства тренеров не только в России, но и в мире нет методологии тренировок. Каждый раз им приходится думать, чем же они будут заниматься на очередной тренировке. Я так не хотел.

После Буйнакска мы переехали в Махачкалу, сделали ремонт в зале по своему проекту. Тут мой ученик так же сыграл большую роль, во всем помогал. Предоставил помещение. И сейчас тут же запускаем второе крыло в зале, потому что места для всех учеников не хватает. В клубе тренируется 170 человек. Хочу пригласить ещё одного тренера по джиу-джитсу, чтобы разделить с ним нагрузку.

– Из Бразилии?

– Из Бразилии или из России, главное, хорошего.

– Не боялись перед приездом в Дагестан или Бразилия закалила?

– Я приехал три года назад, и тут уже всё было спокойно. В Бразилии, конечно, больше уличной преступности, но нет взрывов. Перед приездом в Дагестан я полгода тренировал в Москве. Зарабатывал неплохие деньги, но хотел работать на себя, сделать свой проект. На Кавказе люди хорошие. В Москве хорошо гулять как турист, но в Дагестане люди более открытые.

– Иностранцы, да и россияне, приезжающие в Махачкалу, часто смеются над её инфраструктурой. Один из легионеров «Анжи» назвал наш аэропорт скворечником. Игорь Акинфеев удивлялся виду из окна гостиницы, где был навален разный хлам. Вас что-то удивило в первые дни в Дагестане?

– Люди (Марко поднимает большой палец вверх – «ЧК»), море, горы –  это мне нравится. Еда тоже хорошая. Но организация плохая. Ямы на дорогах (смеётся «ЧК»).

 

Голодные дети

 

– В основном ты тренируешь детей. Что общего и различного у бразильских и дагестанских детей?

– В Бразилии я не тренировал детей, их я начал тренировать недавно. Но когда я сам был учеником в Сан-Паоло, могу сказать, что моя группа была голодная до результатов и побед. Все хотели тренироваться. Все, кто занимался со мной, тренируют сейчас по всему миру. Когда я начинал заниматься спортом, джиу-джится был на подъёме. Ройс Грейси стал чемпионом UFC и выигрывал всех. А нынешнее поколение не знает об успехе джитсеров того времени. Мы все тогда думали об ММА. Сейчас джиу-джитсу – это самостоятельный спорт.

Дагестанские дети такие же голодные, как бразильские. В Бразилии люди, у которых есть деньги, расслабляются. А тут всё равно – голодные до побед.

– Твои тренировки стоят дороже, чем в среднем по городу. Тренируются дети довольно обеспеченных родителей, и всё равно они голодные?

– Голо-о-одные! Но и я тоже работал над дисциплиной. Кого ломау… (ломал – «ЧК»). Есть, конечно, и талантливые дети, но таких мало. В основном все добиваются результата тренировками.

– БЖЖ – это умный вид спорта. Склад ума дагестанских детей подходит для этого вида?

– Да. Но это всё индивидуально. С некоторыми приходится долго работать, но с 95-ю процентами моих учеников нет проблем. Но и я подготовил программу, благодаря которой, умный ты или неумный, ты всё равно научишься. Неважно, будешь ты выигрывать на соревнованиях или нет, приёмы ты делать научишься. Это как университет: все учатся пять лет, но у одних бывают пятерки, у других двойки.

 

Бардак на турнирах

 

– Я давно слежу за вашей деятельностью и вижу, что своих учеников вы не выставляете на дагестанские турниры по грэпплингу. И выступаете только по джиу-джитсу.

– Грэпплинг, по-моему, придумали в России (улыбается «ЧК»). Мы раньше не знали, что такое грэпплинг, у нас было джиу-джитсу в кимоно и без кимоно. В грэпплинге немного другие правила. Но главное не в этом. На турнирах в Дагестане бывает бардак. Говорят, что начало в 9 утра, а начинают в 11. Сначала в сетке 20 человек, потом ещё дописывают туда людей, ты даже не знаешь, с кем будешь бороться. Не знаешь, когда бороться: утром придёшь, а первая схватка вечером. Спорт-смен проиграл в одном весе, смотришь – он уже на соседнем ковре в другом весе борется. Судья может сидеть кушать и оценивать поединок.

Мои дети за год выступают на пяти-шести турнирах, которые проводятся под эгидой федераций джиу-джитсу IBJJF и UAE JJF – это две мировые федерации, турниры проходят в ОАЭ и Москве. Также мы участвовали в турнирах в Пятигорске. Все эти турниры хорошо организованы. Наши дети занимают первые места на этих соревнованиях, которые считаются аналогами европейских и мировых первенств.

Джиу-джитсу, как и любой спорт – это бизнес, и спортсмены хотят тренироваться в зале с хорошими условиями, с тренером, у которого есть хорошая методика, выступать на хорошо организованных турнирах, а не тренироваться за тысячу рублей в арендованном школьном спортзале и участвовать в плохо организованных турнирах.

– Вы проводите спарринги с другими клубами?

– Да. К нам приходили на спарринги дзюдоисты со «Спартака». Но сейчас у нас и внутри клуба большая конкуренция, и на каждый вес есть много хороших соперников.

– Сейчас к вам приходят ещё заявки от желающих тренироваться?

– Это моя ошибка, что я принимал всех желающих. Зал рассчитан на 20–25 человек, а тренируется почти 30, мне приходится разделять на группы тренировку: одни отрабатывают, другие сидят. Сейчас мы исправляем ситуацию, открываем второе крыло в нашем зале и делим детей на группы по возрастам.

– Вы следите за ММА? Чьё джиу-джитсу в ММА сейчас самое сильное?

– Я много лет занимался и ММА. Провёл два профессиональных боя. Но в ММА немного другое джиу-джитсу. Для чего приводят детей в джиу-джитсу? Наш вид спорта учит защищаться. В планах у меня разработать программу для боевого джиу-джитсу.

Бойцы ММА с сильным джиу-джитсу – это Хабиб, Демиан Майа, Люк Рокхолд, Жакаре Соуза, Гунер Нельсон. Много хороших.

– А джиу-джитсу Хабиба какому поясу соответствует?

– Сейчас у него чёрный пояс. Но раньше 5–10 лет назад он боролся как в старой школе: бросил и граунд энд паунд, ломау… бам-бам… Сейчас он тоже ломау, но он знает, как проходить гард, как делать разные болевые. Этому он научился в Америке, где много хороших тренеров и спарринг-партнёров. Он тренирует не просто самбо, ещё и кикбоксинг, бокс.

– Как вы относитесь к той надписи на его футболке «Если бы самбо было лёгким, оно называлось бы джиу-джитсу»?

(Улыбается). Это маркетинг. Хабиб начинал с самбо, с дзюдо. Но все эти единоборства, как и джиу-джитсу, – ветки одного дерева. Различия только в правилах. Мы же помним, кто в старом UFC выигрывал всех – Ройс Грейси. Наш вид – номер один в удушающих и болевых, но к нам, например, приходит тренер по борьбе два раза в неделю и учит броскам. Я знаю, что борцы и дзюдоисты лучшие в бросках. А Дагестан – номер один по борьбе в мире. ]§[

Комментарии:

"Дагестанские дети такие же голодные, как бразильские. В Бразилии люди, у которых есть деньги, расслабляются. А тут всё равно – голодные до побед." - так оно и есть

Ученику который профинансировал и помогал не помешало бы как следует по башке надавать используя приемы джиу-джитсу. Пусть поедет в Бразилию или любую точку планеты и посмотрит как кто-нибудь его профинансирует а наоборот если захочет открыть аналогичный бизнес с него будут сдирать по любому поводу деньги. Осёл и в Африке осёл всё

он вложил эти средства в наших детей, тебя штормит