«Не хочу, чтобы мама видела, как меня отправят в нокаут». Мурад Мачаев – «Черновику»

Мачаев побил Сарнавского...
Дата: 
25 Мар 2016
Номер газеты: 
Фото: 
fightnights.ru, Руслана Алибекова

Наступление дагестанцев на UFC, по-видимому, скоро продолжится – такую цель себе поставил теперь официально лучший легковес страны в смешанных единоборствах Мурад Мачаев. О чём ещё мыслит чемпион после победного боя и что заряжает его на такие победы – читайте в интервью ниже. 

– Превью к вашему титульному бою на Fight Nights Global 44 против Сарнавского гласило, что поединок выявит сильнейшего легковеса России. Вам удалось победить достаточно уверенно, теперь вопрос снят? Примете ли предложение о реванше? Кого видите своим главным конкурентом в будущем?

– На данный момент среди легковесов России я лучший. Это не просто слова мои, а объективные показатели всех существующих рейтингов. Буду честен, реванш с Александром Сарнавским мне на данном этапе карьеры неинтересен. В России я уже добился всего, чего хотел, теперь было бы неплохо попробовать себя за рубежом. Первые шаги в направлении UFC моя команда уже делает, посмотрим, что из этого выйдет. Не хочу загадывать наперёд, но надеюсь, что получится. В то же время это не значит, что мои выступления в рамках Fight Nights теперь завершены. Во-первых, не факт, что удастся подписаться в тот же UFC. Их политика сейчас такова, что они не хотят подписывать бойцов из России – из-за незнания языка, неумения подавать свои бои и так далее. Но даже если подпишут, то в конечном итоге ничего не мешает мне после этапа моей зарубежной карьеры вернуться в Fight Nights и снова здесь драться. Что касается того, кого я вижу главным соперником в рамках организации, то в России очень много достойных бойцов, но почти все они родом из Северного Кавказа и Дагестана. Многих я знаю лично и дружу с ними, поэтому ни при каких обстоятельствах не хотел бы пересекаться с ними в клетке. Насчёт бойцов из остальной России ничего сказать не могу. Кажется, я только что победил лучшего из них (улыбается). Есть, правда, ещё Давид Хачатрян, который бросал мне вызов, но у него поражение в последнем бою было, и в ближайшее время ему предстоит драться с очень серьёзным соперником. Если опять проиграет, я не буду видеть смысла в этом бое. Хотя в моей карьере было много бессмысленных боёв, в которых я даже рейтинговые очки не набирал (смеётся).

– Фанаты и «эксперты» ММА, особенно из центральной России, считают, что ваш стиль боёв результативен, но скучен. Какое место по важности для вас занимает элемент зрелищности и шоу в профессиональных боях?

– Безусловно, зрелищность очень важна. Есть много бойцов, которые хоть и не впечатляют результатами, но дерутся так, что в их боях много крови, нокдаунов с обеих сторон. И такие бойцы всегда на слуху, их хотят видеть, с ними продлевают контракты несмотря ни на что. У меня немного другая политика. ММА – очень травматичный вид спорта, и я хотел бы сохранить здоровье, чтобы на старости лет не ходить и со столбами не здороваться, как говорят тренеры по боксу. Что касается конкретно боя с Александром Сарнавским, скучность моей тактики была обусловлена планом на бой. От меня, можно сказать, требовалось драться незрелищно. Я выходил на бой с серьёзными травмами, и мне просто нужно было победить. Зрелищность можно показывать с теми бойцами, которых ты заведомо сильнее и чувствуешь по ходу боя, что ты переигрываешь во всех аспектах. С соперником калибра Сарнавского на первый план выходит результат. Что касается шоу, трештокингов и всего остального, это повышает продаваемость боя, и, конечно, интересно в первую очередь организаторам. Это привлекает зрительский интерес, способствует раскрутке боя или бойцов. Другое дело, что на Кавказе у нас такая манера поведения не приветствуется… Но тут тоже есть свои нюансы. Например, трештокинг Хабиба Нурмагомедова я считаю уместным, потому что он не пустословит, а говорит то, что есть. Если обещает уничтожить соперника в партере, то уничтожает – отвечает за слова в клетке. На мой взгляд, это приемлемо, в отличие от того, что позволяет себе МакГрегор или когда-то позволял Чейл Соннен – это были банальные оскорбления. Что касается меня, в разумных пределах я готов использовать такие «трюки» в UFC, но никогда не буду опускаться до оскорблений. Это несерьёзно.

– С момента вашего поражения от поляка Марчина Хелда в 2012 году вы успели провести 10 победных боёв в рамках разных турниров. Давит ли на вас такая длительная победная серия?

– Мой рейтинг и моя результативность на меня никак не давят. На данный момент я не знаю, где проведу следующий бой и кто мой будущий соперник, да и не думаю об этом пока. Волнение и ответственность за результат присутствуют всегда, ведь я знаю, что за каждым моим боем следят родные и близкие, мама каждый раз переживает. Даже после последнего боя мне говорили, что у неё сильно поднялось давление и целый день не могли сбить… И мне бывает тяжело и не по себе от мысли, что мои родные могут стать свидетелями того, как меня отправят в нокаут. Такое может быть – никто в карьере не застрахован от какого-нибудь лаки-панча1 и глухого «отруба». Только это – причина моих переживаний и всё. В то же время этот страх мотивирует меня перед каждым боем на победу. А за себя я не переживаю. Максимум, что может случиться – тот же нокаут или перелом, но этих переломов у меня было уже столько…

– Ещё со времён японского промоушена Rings в Дагестане родился тезис о том, что боец, имеющий борцовскую базу, обладает превосходством перед базовым ударником. Так ли это, как вы считаете?

– Если посмотреть на основные рейтинги ММА, то там практически везде лидирующие позиции занимают базовые борцы. Возьмите топ-10 любого рейтинга – 8 из 10 будут борцами. Я сам выходец из борьбы, и многие дагестанцы, которые успешно выступают в боях, тоже начинали с вольной борьбы. Поэтому я считаю, что это лучший вид спорта для адаптации при переходе в смешанные единоборства. Есть, конечно, и ударники, которые прекрасно защищаются от борьбы. Взять хотя бы нашего Рашида Магомедова. Он очень хорошо защищается, борется, но и ударная техника у него на высочайшем уровне. Но в целом борцы имеют превосходство. Ударную технику, на мой взгляд, легче наработать и изучить – даже если ты борешься, руки выкидывать хотя бы научишься быстро. А в борьбе есть много тонкостей, нюансов, которые ты можешь знать, только если годами ходишь и занимаешься этим видом спорта.

– Команда «Шторм» во главе с Александром Шлеменко и Александром Сарнавским проводит сборы по вольной борьбе в Калининграде. Как думаете, ваша заслуга?

– Ну, здесь есть и моя скромная лепта, хотя омичи уже встречались с борцами, тем же Тито Ортисом. Ну вот, наконец решили подтянуть борьбу. Хотя Шлеменко знал и знает, что у Сарнавского пробелы в борьбе, но раньше, видимо, у них как-то руки не доходили. Этот сбор, уверен, пойдёт им на пользу. В нашем последнем бою Шлеменко был уверен, что Сарнавский будет не хуже меня в партере и остановит меня. Но про меня многие говорят, что я в тренировочном зале, и в клетке – два разных человека. В зале меня могут перебить и забороть. В клетке этого не допускаю. Несколько лет назад тренировался с Сарнавским в одном зале и там, не скрою, в спаррингах он побеждал меня. Видимо, на основании этого опыта его команда решила, что сможет меня победить.

– Есть информация, что на турнире Fight Nights Global 46 состоится поединок между Сарнавским и Ахмедом Алиевым. На ваш взгляд, не случится ли так, что Сарнавский выйдет на этот бой не совсем уверенным в себе. Особенно учитывая, что вновь в клетке против него дагестанец?

– Не думаю, что Саша выйдет неуверенным. Тем более что после поражений у него всегда шла череда побед. Но если говорить о том, кто выиграет и кто сильнее, я отдаю предпочтение Ахмеду Алиеву. Чисто физически он очень быстрый. Если он тактически грамотно подойдёт к этому бою, думаю, он переиграет Сарнавского. Ахмед Алиев побеждал на чемпионатах России по «рукопашке», по универсальному бою, и я не думаю, что Сарнавский сможет удивить его чем-то большим, чем те ребята, ведущие бойцы страны, которых Ахмед побеждал. Если этот бой состоится, Ахмед будет в нём фаворитом.

...но обещал, что с Расулом Мирзаевым драться не будет

– В рамках шоу Fight Nights Global 45, которое состоится в Уфе 22 апреля, свой бой проведёт Расул Мирзаев. Однако Камил Гаджиев сравнительно недавно признавался, что искать Расулу достойных соперников становится всё сложнее. В связи с этим не думали ли вы схлестнуться с Мирзаевым в очном бою по типу того, что сотворили представители разных весов – МакГрегор и Диаз?

– С Расулом у меня дружеские, я бы сказал, братские отношения. Благодаря ему я попал в организацию Fight Nights и в Москву вообще. Если бы на определённом этапе не познакомился с Расулом, я бы завязал со спортом. Считаю себя обязанным ему многим, очень уважительно к нему отношусь, и поэтому такой бой не может состояться в принципе. Я жил у него дома, ел с ним один хлеб. Как я могу с ним драться? Согласен с тем, что Расулу давно пора быть подписанным в какой-нибудь западный промоушен, но здесь много нюансов и вопросов, которые предстоит решить. Как уже говорил, есть небольшие проблемы с подписанием наших парней на Западе. В принципе, в том же Дагестане есть много ребят, которые смогли бы составить Расулу достойную конкуренцию в клетке. Но тут другая проблема: их никто не знает. А зрителей в той же Москве не получится заинтересовать боем, в котором два кавказца будут лупить друг друга, притом, что один вообще будет неизвестен. И если Расул такой бой выиграет, скажут, что ему привели мальчика для битья. Даже если вдруг проиграет, это не вызовет интереса.

– Между тем сейчас многие кавказские бойцы, и в частности дагестанские, согласны на поединки друг с другом в рамках таких чеченских организаций, как АСВ и «Ахмат». Что вы думаете об этих компаниях? На ваш взгляд, по праву ли они называют себя лучшими в России, одними из лучших в мире, уступая лишь UFC и Bellator? Если будет предложение от чеченцев, покинете ли вы промоушен Камила Гаджиева?

– Это прекрасные организации, там выступают качественные бойцы, платят неплохие гонорары, но, конечно, можно поспорить о том, являются ли они лучшими. Ведь так, пиаря себя, в принципе, будут говорить представители любого промоушена. В то же время я считаю, что это хорошо, что в Чечне есть такие организации. Чем больше будет подобных структур, тем выше будет конкуренция, что является стимулом к развитию промоушенов: они будут пытаться стать лучше, привлекательнее, платить больше денег, создавать условия для бойцов. Приму ли я предложение… Нужно понимать, что меня с Fight Nights связывают не только деловые, но и дружеские отношения. Столько, сколько сделал для меня Камил Гаджиев, ещё не делал ни один человек. Когда мне удалось с ним познакомиться, я уже год, как нигде не выступал и был в шаге от того, чтобы окончательно забить на спорт: работал в охране, думал искать серьёзную работу и зарабатывать на хлеб, как все. В это время Расул познакомил меня с Камилом Гаджиевым, после чего моя карьера была реанимирована. Я выступаю в организации уже давно, с самого первого её турнира поднялся, стал известным благодаря этим людям, и было бы нечестно поступать таким образом – переходить к конкурентам. Моё желание выступать в UFC – это совсем другое дело. По правде говоря, то, что бойцов Fight Nights подписывает лучший промоушен мира – хорошо и для нас, и для организации, на эту цель все и работают. Ведь когда я буду выступать в Fight Nights, в ранге, например, экс-бойца UFC, это будет совсем другой уровень внимания к боям и турнирам под эгидой организации.

– Вы уже имеете опыт выступления в зарубежной организации Bellator. Насколько разнится функционирование этой организации по сравнению с российскими промоушенами?

– Я бы не сказал, что есть какие-то существенные отличия в организации турниров, подготовке бойцов и так далее. Если отталкиваться от моих личных ощущений, мне проще готовиться дома – я создаю здесь условия для тренировок себе сам. А если говорить о других моментах… По уровню и функционированию наши российские организации ничем не хуже Bellator… Ну, наверное, UFC собирает большие залы на свои шоу, большая публика приходит, даже в сравнении с Bellator тут у них преимущество. Ещё у них есть Атлетическая комиссия, без которой невозможно проводить бои за границей и сотрудники которой контролируют соблюдение всех правил организации. Но в остальном всё то же самое. Та же клетка, такие же бойцы – здесь какого-то преимущества не вижу.

– В случае если вам удастся подписаться в UFC, какое время планируете ещё оставаться в смешанных единоборствах?

– Думаю, что сейчас на пике формы и вопрос с UFC нужно решать поскорее. Ещё 2–3 года активных боёв у меня есть, и надеюсь, успею показать свой уровень в лучшем промоушене. А потом можно завязывать. Драться до бесконечности я не буду. Вот мы стали свидетелями возвращения Андерсона Сильвы, и всем очевидно, что человек уже просто постарел и физически не тянет. Думаю, это показательный пример. Я займусь уже другими вопросами своей жизни. Ну, правда, если мне предложат какие-нибудь баснословные миллионные гонорары, может быть, по старой памяти выйду в клетку, как это делают бывшие звёзды. (Улыбается...) Посмотрим… ]§[