Журналист Абдулмумин Гаджиев раскритиковал доказательства следствия

Дата: 
30 Апр 2021
Номер газеты: 

Гособвинитель огласил список материалов с сайта «Черновика», которые не содержат признаков терроризма или экстремизма, заявил в суде журналист издания Абдулмумин Гаджиев, обвиняемый по делу о финансировании терроризма и участии в экстремистской и террористических организациях. Материалы следствия не доказывают вину подсудимых, заявили обвиняемые Абубакар Ризванов и Кемал Тамбиев.

Как писал «Кавказский узел», Южный окружной военный суд в Ростове-на-Дону продлил арест обвиняемым до 28 июня. Родные Тамбиева и Гаджиева пожаловались на отсутствие свиданий.

Глава благотворительного фонда «Ансар» Абубакар Ризванов, Кемал Тамбиев (также упоминается в СМИ как Тембиев) и журналист дагестанской газеты «Черновик» Абдулмумин Гаджиев были задержаны силовиками по делу о финансировании терроризма. Следователи считают, что Гаджиев и его предполагаемые сообщники собрали для террористов под предлогом строительства мечетей и помощи малоимущим мусульманам 68 миллионов рублей и 200 тысяч долларов. Гаджиев настаивает на своей невиновности. Его коллеги считают преследование журналиста давлением на него. 

Сегодня в Южном окружном военном суде в Ростове-на-Дону продолжилось рассмотрение уголовного дела в отношении Гаджиева, Ризванова и Тамбиева. Родственников и кого-либо из группы поддержки подсудимых на заседании не было, единственными посетителями стали двое студентов-практикантов одного из ростовских юридических институтов, передал корреспондент «Кавказского узла».

Гособвинитель сегодня огласил ряд письменных доказательств – протоколов осмотра предметов. Он сообщил, что в апреле 2020 года следователь изучил статью в «Википедии» об «Исламском государстве»* и приложил содержание статьи на 14 листах к материалам дела. 

В том же месяце следователь изучил официальный сайт газеты «Черновик», распечатав на 120 листах и приобщив к делу более 20 статей Абдулмумина Гаджиева с 2013 по 2019 год. «Суть документа – перечень статей в еженедельнике», – сказал прокурор.

Кроме этого, были оглашены протоколы осмотра сайта благотворительного фонда «Ансар». В них указано, что среди трёх учредителей фонда значится Абубакар Ризванов, а генеральным директором являлся Исраил Ахмеднабиев. На момент осмотра в апреле 2020 года фонд имел статус ликвидированного, отметил гособвинитель. Осмотрен был также сайт зарегистрированного в 2012 году в Москве фонда «Амана». На странице фонда «Амана» «ВКонтакте» была «скрыта информация об администраторах группы», а в комментариях пользователь «Кемаль Тамбиев [...] консультировал о способах перевода на счета фонда», заявил прокурор.

По его словам, следователем была также осмотрена страница «ВКонтакте» Исраила Ахмеднабиева и страница благотворительной мусульманской организации «Живое сердце», которую ассоциируют с Ахмеднабиевым. На странице организации «содержатся сведения по строительству колодцев на африканском континенте, оказанию помощи республике Нигер, а также о продаже книги Ахмеднабиева «Секрет успеха», зачитал прокурор.

Последними оглашёнными документами стали протокол осмотра страницы в Facebook «Строительство мечети «Ахлю Сунна» в Хасавюрте» об оказании финансовой помощи на строительство мечети. После этого гособвинитель объявил о завершении представления письменных доказательств.

Cами подсудимые активно участвовали в процессе и следили за происходящим, делая заметки в своих бумагах.

Абдулмумин Гаджиев заявил, что ему непонятно, какое значение для доказательств может иметь протокол осмотра сайта «Черновика».

«Следствие не нашло в этих статьях признаков терроризма, экстремизма и каких-либо призывов, это просто бездумный список. Большинство из этих статей являются профилактикой экстремизма», – высказался Гаджиев. Он подтвердил, что «статьи с такими заголовками у него есть».

Абубакар Ризванов сказал, что в материалах дела разнятся цифры поступивших на банковские карты и снятых с них сумм. В частности, по словам Ризванова, на его карту поступило 1,4 миллиона рублей, а снято было якобы 14 миллионов. Президент фонда «Амана» Ахра Алания не был допрошен следователями, его местонахождение не устанавливалось, в то время как второй учредитель – Магомедбасир Гасанов – является фигурантом дела, отметил Ризванов. Упомянутая прокурором мечеть «Ахлю Сунна» не была осмотрена, вместо неё была осмотрена другая мечеть, добавил подсудимый. Остальные письменные документы, такие, как протокол обыска в офисе «Черновика», протокол осмотра дагестанской мечети и ряда банковских карт, вообще не имеют доказательственного значения, заключил Ризванов.

Кемал Тамбиев сказал, что в соцсети он не «консультировал», а «наоборот, задавал вопросы сотрудникам фонда, как перевести деньги» и никогда не являлся соучредителем и администратором упомянутых групп. Следователь также «не удосужился узнавать наличие оформленных на Тамбиева автомобилей», сказал он.

Рассмотрение дела продолжится в 14:00 мск 20 мая, на заседании обвинение планирует представить вещественные доказательства, а также начать допрос свидетелей.

Абдулмумин Гаджиев не жаловался на условия содержания в ростовском СИЗО, сказала корреспонденту «Кавказского узла» адвокат Гаджиева Анна Сердюкова. В деле более 50 свидетелей обвинения, среди которых несколько засекреченных, сказала она.

Супруга Кемала Тамбиева Лаура Курджиева сказала корреспонденту «Кавказского узла», что не смогла получить свидание с мужем в СИЗО. «Не удалось туда пройти, поскольку срок действия этого разрешения – месяц после его подписания, а в самом СИЗО ещё не допускают на свидания, так как у них карантин и пока ещё его не сняли. Поэтому даже если суд разрешил, в СИЗО пока не пускают», – сказала она корреспонденту «Кавказского узла».

Напомним, коллеги и друзья журналиста «Черновика» Абдулмумина Гаджиева регулярно проводят в Махачкале пикеты в его поддержку. 

26 апреля заместитель главного редактора газеты «Черновик» Магомед Магомедов и Магди Камалов на пикетах в Махачкале потребовали освободить журналиста Абдулмумина Гаджиева, а также покончить с практикой необоснованных арестов.

Источник «Кавказский Узел»

29 апреля 2021 г.

______________________________________

* «Исламское государство» (ИГ, ранее ИГИЛ) признано террористической организацией и запрещено в России по решению суда.


 

Продолжаем знакомить вас с тем, как Военный суд в Ростове-на-Дону исследует собранные следователем «письменные доказательства» нашей причастности к террористическим организациям. Сегодня – о том, как эту причастность доказывают... здания.

 

Прокурор: «Исследуется протокол осмотра мечети, расположенной на улице Котрова, г. Махачкала».

 Судья: «Всё?»

Прокурор: «Всё, Ваша честь, по данному документу всё».

 Судья: «Ну, осмотрена мечеть, и что?»

 Прокурор: «Ну, понимаете, Ваша честь, там собираются сторонники радикального ислама. Подсудимые тоже её посещали».

Судья: «И что?»

На помощь прокурору приходит Абубакр:

«Кемал не из Дагестана, он эту мечеть даже не видел. Я был в этой мечети несколько раз. Я не разделяю мечети. Обычно захожу в ту, которая оказывается поблизости, Абдулмумин – то же самое. Эта мечеть находится в центре города. Абдулмумин жил недалеко от неё и посещал её. Потом он жил в Редукторном посёлке и посещал мечеть в Редукторном посёлке. А что касается сторонников радикального ислама, то подозреваю, что для прокурора это мы и есть. Только непонятно, что этот протокол доказывает и что он устанавливает».

Прокурор: «Так... Следующий документ... Исследуется протокол осмотра мечети, расположенной по улице Коваленко (мкр.Восточный), г. Хасавюрт».

Судья: «Я так понимаю, это однотипные документы, просто осмотры зданий...»

Подсудимые: «Во-первых, там ничего не осмотрено. Видимо, поэтому уважаемый прокурор не зачитывает протоколы полностью. Во-вторых, какое вообще отношение этот протокол и эта мечеть имеют к уголовному делу? Никакой связи не нашёл даже следователь. Очевидно, данный протокол не отвечает требованиям относимости. Единственная причина его появления в обвинительном заключении – желание следователя удлинить список ‘‘доказательств’’».

Прокурор: «Та-а-к... Следующий документ... Исследуется протокол осмотра строящегося домовладения, расположенного на участке №5, 17 линия с. Новокули Республики Дагестан».

Судья: «Что это за здание? Какое оно имеет отношение к делу?»

Прокурор: «Дело в том, что это здание было построено на деньги, собранные Абу Умаром Саситлинским в его фонде».

 Подсудимые: «Это ложь. Непонятно, почему уважаемый прокурор позволяет себе делать выводы и утверждения, на которые никак не указывают ни исследуемый документ, ни материалы уголовного дела. Это просто одно из зданий в Дагестане, которое ни к нам, ни к Абу Умару Саситлинскому никакого отношения не имеет. Следователь внёс это здание в список доказательств на нашу причастность к терроризму только потому, что какой-то неустановленный пользователь соцсети«ВКонтакте» подписал фото этого здания словами о том, что Абу Умар в курсе, что оно строится. Никакой связи с фондом «Ансар» и сборами оно не имеет».

 Судья: «Ясно...»

 

P. S. Странно, что следователь не дал поручения УУР МВД осмотреть здание махачкалинской школы №3, а также математического и экономического факультетов ДГУ. Прокурор мог бы рассказать, как они были построены на деньги фонда «Ансар», а потом в них учились и преподавали «сторонники радикального ислама, в том числе подсудимые».

Комментарии:

...молодец Абдулмумин...Свободу Абдулмумину...
БАХТИЯР КЕРИМОВ: Я человек далёкий от религии ислам. Многие моменты мне непонятны и для меня неприемлимы. Однако даже такой как я был в мечети на Котрова! И что? Теперь и я экстремист? В эту мечеть не ходят последователи суфизма. Однако это не мешает им считать Шамиля( который совершал набеги на грузин, оружием насаждал законы шариата и воевал против российской власти в Дагестане) героем. Можно ли считать суфистов Дагестана сторонниками этого самого радикального ислама? В сам Дагестан приходили русские военные оскорблявшие горцев на словах и уничтожавшие на деле, которых современные русские считают героями. Можно ли считать за это русских расистами и экстремистами? В общем, если фантазировать, то можно зайти далеко. Но для обвинения человека в преступлении нужны факты! А их нет. Отпустите уже этих ребят, не настраивайте народ ещё больше против себя и не позорьтесь на весь мир такой колхозной фабрикацией. Покажите, что в России ещё есть закон. Это дело касается каждого из нас. Тут дело не в ребятах, а в том что завтра любого из нас могут арестовать и сломать жизнь, придумав показания мифических свидетелей (которых никто даже не видел), ради того чтобы люди в погонах показали что якобы не зря чёрную икру едят. Редакции "Черновик" уважение за то, что не сломались после этого дела и не бросили своего парня. Я думаю что мы, дагестанцы, не заслужили такую газету, в которой работают смелые и неравнодушные к судьбе народа люди. Это ещё и очень тяжело - пытаться что-то изменить в лучшую сторону жизни тех людей, которые сами не стремятся к изменениям.