Травмоголовый свидетель

Свидетель не мог вспомнить ответы на вопросы адвокатов — у него травма…
Дата: 
30 дек 2021
Номер газеты: 

В Ростове-на-Дону продолжается суд по делу Абдулмумина Гаджиева, Кемала Тамбиева и Абубакара Ризванова. Допрошен очередной секретный свидетель под псевдонимом Арслан Мехтиев.

Свидетель рассказал, что встречался со всеми тремя подсудимыми «неоднократно». Он знаком с человеком по имени Зайнутдин Баматгиреев, познакомились оба «на религиозной почве», в Восточной мечети Хасавюрта на пятничной молитве, примерно в конце 2013 – начале 2014 года. В этой мечети собирались прихожане салафитского течения. По словам свидетеля, правоохранительные органы препятствовали прихожанам в посещении мечети.

«В центральной мечети у правоохранительных органов, например, вопросов особо не возникало,  а к нам постоянно было пристальное внимание. Забирали постоянно людей, ставили на профучёт. Меня самого забрали один раз. Однажды мы разговорились с Баматгиреевым, он сказал, что ему нравится то, что на тот момент бандформирования занимались своим идеологическим вероубеждением и как бы очищали путь Аллаха. Мне это тоже нравилось, поэтому на этой теме мы нашли с ним точки соприкосновения и уже потом встречались, обсуждали», – сказал он суду.

«В мечети или вне стен поднимались ли темы о происходящих событиях в Сирии, об ИГ (запрещено в РФ и признано террористическим)?», – спросил прокурор.

«Да, обсуждалось это всё, ситуация с Сирией не оставляет равнодушным, потому что мирные люди гибнут, жители, власть против своего народа. Хотели уехать туда, были намерения. Мне не нравилось то, что творилось в Сирии, мне не нравилось то, что творилось на территории РД. У правоохранительных органов к одним течениям вопросы есть, к суфистскому течению вопросов нет, к салафитскому направлению – есть. Когда органы взяли вектор вмешиваться в религиозную сферу, меня, как порядочного мусульманина, эта ситуация напрягала,  я не понимал многих вещей. На тот момент меня сильно будоражило, что сотрудники полиции и других органов нас называли ваххабистами. На тот момент я много чего не понимал. Со временем много изучал и появлялось понимание, где хорошо, а где плохо на самом деле. Да,  в этой мечети были разговоры, что надо ехать на халифат, поддерживать мусульман», – подробно ответил свидетель.

Исраила Ахмеднабиева он знал как основателя фонда Ансар и школы хафизов. Он, по его словам, помогал нуждающимся, делал сборы, потом уехал в Турцию и стал проводить сборы там.

После очередного пятничного намаза, продолжил свидетель, Баматгиреев предложил ему поехать в Турцию, а оттуда в Сирию помогать «братьям». Когда Мехтиев отказался, он сказал, что сам уедет, чтобы «вступить в ИГИЛ (запрещённая в РФ террористическая организация), воевать с неверными и с Башаром Асадом».

В один из дней к Баматгирееву якобы подошёл человек, переговорил с ним и вручил свёрток. Потом Баматгиреев сказал, что в ближайшие дни собирается выехать. «Он переспросил, не передумал ли я. Я сказал, что пока не готов туда ехать. Я спросил, что за свёрток, так как он радостно его держал. Он сказал, что уезжает в Турцию, в свёртке лежат деньги», – сказал свидетель.

Баматгиреев сначала хотел везти деньги через аэропорт наличными, но затем ему кто-то посоветовал воспользоваться сервисом «Яндекс.Деньги», после чего он перевёл их на электронный кошелёк. В итоге, по словам Мехтиева, Баматгиреев вылетел в Турцию через Москву, долетев  туда через некоторое время, «в Вайбере с неизвестного номера» написал, что  долетел и сейчас с Саситлинским идёт в банкомат с целью обналичить деньги. Отвечая на вопрос о сумме, свидетель назвал 200 тысяч рублей.

На вопрос адвоката Амирджановой, известен ли ему Магомедов Магомед Нухидинович, Мехтиев ответил отрицательно. Обо всём вышесказанном он в правоохранительные органы не сообщал, так как на тот момент относился к ним «предвзято».

«Вы знали, что Ахмеднабиев находится в розыске?» – спросил подсудимый Ризванов.

«На тот момент, когда он уезжал, мне не было известно, я узнал уже после. Мы в мечети тогда очень удивились, что его объявили в федеральный розыск», – ответил свидетель. Он утверждает, что познакомился с Саситлинским на пятничной проповеди в мечети на Котрова в Махачкале.

Свидетель не смог вспомнить ни одного имама восточной мечети. На вопрос, как выглядит Баматгиреев, он сказал: «Затрудняюсь ответить». Неизвестна ему и его национальность, семейное положение и место проживания. Судья снял вопросы Ризванова о том, были ли у Баматгиреева проблемы с правоохранителями, а также состоял ли он на профилактическом учёте.

Не сумев ответить ещё на несколько вопросов, свидетель заявил, что у него была травма головы… Напомним, такая же «травма головы» оказалась и у другого секретного свидетеля Марата Джалилова.

После этого прокурор попросил огласить протокол ранее проведённого допроса свидетеля. Напомним, обвинение не представило ещё ни одного свидетеля, чьи показания, данные на предварительном следствии, не ходатайствовало огласить. Ризванов возмутился: «Прокурор никогда не задаёт вопросы свидетелю, если видит противоречия, а просто оглашает протокола допроса».

Согласно оглашённому протоколу, Баматгиреев говорил Мехтиеву, что «негативно относится к сотрудникам правоохранительных органов, так как они служат Путину», «не может найти работу в городе, а правительству на это наплевать», а в Сирию хотел уехать, потому что там не надо работать, так как амиры выплачивают пособие. Также в показаниях записано, что в передаче Баматгирееву 200 тысяч рублей помогал человек по имени Абубакар, а в Москве их нужно было передать «мужчине по имени Кемал на рынке «Садовод», а тот, в свою очередь, должен был отправить их Абу Умару Саситлинскому через электронный кошелёк.

Мехтиев сказал, что подтверждает эти показания, и добавил, что фамилия мужчины по имени Кемал  – Тамбиев, хотя он и не называл её в ходе предварительного следствия, а узнал он это, «когда Тамбиева окликнул один из прихожан мечети». В этот момент Тамбиев рассмеялся. Попытка его адвоката Молюковой выяснить обстоятельства закончилась очередным снятием вопроса судьёй Романом Сапруновым.

На вопрос прокурора Мехтиев ответил, что Абдулмумина Гаджиева знает только как человека, который работал в газете «Черновик» и освещал религиозные и иные темы.

Следующее заседание назначено на 13 января. ]§[