[ Стая ]

Дата: 
27 Авг 2010
Номер газеты: 

В своих публикациях «ЧК» уже говорил о новой волне уголовного бандитизма, который совершенно вышел из-под контроля правоохранителей, а может, как раз и находится под контролем отдельных их представителей. 1 августа на рынке Ирчи Казака восемнадцать молодых людей совершили покушение на убийство торговавшего на рынке Яхьи Яхьяева. Пострадавший более двадцати дней находится в коме с перерезанным горлом и многочисленными ранениями, нанесённые травматическим оружием.

Как рассказывают родственники пострадавшего, Яхья Яхьяев торгует мужской одеждой на рынке по ул. Ирчи Казака и по совместительству – работает компьютерным дизайнером в телекомпании РГВК. Пару лет назад продававшая на этом же рынке Айзанат Касумова попросила Яхью давать ей товар на реализацию, так как самостоятельно привозить его она не могла. Заняв товар несколько раз, Айзанат оказалась должна Яхье около 40 тысяч рублей, после чего пропала. Около двух лет, до недавнего времени, женщина не появлялась на рынке. При встрече Яхья первым делом спросил, собирается ли женщина вернуть ему деньги.
 
Злополучная тысяча
 
Айзанат сказала, что не может погасить сумму сразу, и попросила отсрочки. Яхья предложил ей другой вариант погашения долга – возвращать ему еженедельно по тысяче рублей, дав ей таким образом возможность расплачиваться в течение достаточно длительного времени. Она вроде бы согласилась. Однако эта идея Айзанат не понравилась – и она пожаловалась родственникам.
1 августа, в 12:30 часов пополудни, около восемнадцати человек (в уголовном деле имеется видеоматериал камеры наружного наблюдения, запечатлевший лица участвовавших в совершении преступления) с оружием пришли на рынок вместе с Айзанат. Женщина указала пальцем на Яхью и сказала: «Это он».
Тут же один из нападавших наносит Яхье удар ножом в область шеи, тот падает, а остальные начинают стрелять в упавшего из травматического оружия. У Яхьи перерезано горло и ранения в плечо, локоть, грудь и затылочную часть шеи…
Судебно-медицинский эксперт, проводивший акт медицинского освидетельствования, отметил в своём заключении: «У пострадавшего обнаружены следующие повреждения: слепое огнестрельное травматическое пулевое ранение задней поверхности шеи; ушиб шейного отдела позвоночника и спинного мозга, тетраплегия, что привело к параличу рук и ног пострадавшего.
Имеется колото-­резаная рана мягких тканей шеи справа; угрожающая асфиксия, гипоксия и гипоксическая кома; огнестрельное ранение левой подвздошной области груди с наличием в полости раны резиновой пули; слепое непроникающее ранение мягких тканей области левого локтевого сустава, касательное огнестрельное пулевое ранение мягких тканей области левого плечевого сустава. По признаку опасности для жизни, по степени тяжести эти повреждения расцениваются как ТЯЖКИЙ вред здоровью».
 
Длань правосудия
 
По факту получения ранений вышеописанного характера дежурный следователь ОВД Ленинского района Махачкалы Эрболат Эрболатов собрал первичный материал, квалифицировав его как покушение на убийство. Но дело возбудили только через шесть дней после совершения нападения. Задержка, по мнению следователя Эмира Курбанова (дело сейчас находится в его производстве), получилась потому, что дежурная оперативно-следственная группа составила материал по ст. 105 (убийство) УК РФ через ст. 30 (покушение на преступление), то есть покушение на убийство (предусмотренное наказание – от 8 до 20 лет лишения свободы).
Однако материал, попав на утверждение в прокуратуру Ленинского района Махачкалы, возвращается в Ленинский РОВД переквалифицированным в хулиганство. Точнее – в ч. 3, п. «а» ст. 111 УК РФ – «Нанесение тяжкого вреда здоровью группой лиц по предварительному сговору, из хулиганских побуждений (предусмотренное наказание – от 5 до 12 лет лишения свободы).
Первый заместитель прокурора Ленинского района Махачкалы Махмуд Исаев высказал своё мнение по делу: «С точки зрения уголовного процесса, дело мы квалифицировали правильно. Факт использования ножа как орудия покушения на убийство не установлен, нет и самого орудия. Возможно, нож ему приставили, чтобы припугнуть. А что касается огнестрельных ранений, то здесь используется травматический пистолет, который мы также не можем квалифицировать как орудие убийства – это орудие самообороны!»
Что касается вопроса о ходе следствия, то и прокурор, и следователь заверили нас, что дело расследуется на должном уровне: посланы запросы по месту прописки основных фигурантов дела. Имеются в виду Айзанат Касумова и предположительно её братья Камал и Карим Касумовы, 1983 и 1985 года рождения соответственно.
В редакции «ЧК» имеется видеоматериал с записью камер наружного наблюдения на рынке, где видно, как восемнадцать молодых людей спортивного телосложения торопливо проходят вглубь рынка, у некоторых из них видно оружие (видимо, для самообороны от Яхьи Яхьяева).
Следователь Эмир Курбанов говорит, что слышал о существовании записи. На наше предложение предоставить эти материалы следствию он ответил, что у оперов она наверняка есть.
 
Откуда растут уши?
 
Кто такие эти молодые люди спортивного телосложения, которые сегодня наводят страх и ужас на бизнесменов? На видеозаписи с рынка все, кто пришёл разбираться с Яхъяевым, выглядели как спортсмены. В сегодняшних тяжёлых условиях они научились собираться в стаи, доказывать свою правоту и неплохо на этом зарабатывать (вспомните фигурантов «Каспийского дела», см. № 24 от 25 июня 2010 г.)
Мы видим, что эти стаи берут на себя некоторые функции органов правопорядка, представляют некую альтернативу правоохранительным структурам. В чём это проявляется? Возьмите вышеописанный случай. Почему Айзанат обратилась не в милицию с тем, что у неё «вымогают» долг, а к «пацанам»? Потому, что в милиции скажут: вот когда у вас отберут деньги, вы напишете заявление, мы рассмотрим, проверим…и т. д. А тут всё просто, достаточно указать пальцем: вот он, разберитесь… они идут и разбираются, не думая о последствиях. Местная милиция иногда боится связываться и с ними (могут ведь вывезти, на бутылку посадить…), а иногда и поощряет их и «подсказывает», как работать. Методы одни и те же, заметьте.
Сегодня эти стаи «забирают» часть функций и милиции, и суда, и системы исполнения наказаний; то есть они находят повод «докопаться», проводят слушание (разборки), выносят вердикт (определяют) и, наконец, приводят его в исполнение (избивают, опускают, убивают и так далее).
Прокуратуре же дела нет до подобных случаев, есть чем заниматься (терроризм, экстремизм), вот и возвращают дело, переквалифицировав его в хулиганство. А ведь дело очень серьёзное: завтра эти ребята могут прийти и к вам, и к любому из нас. Ну, раз прокуратура отказалась, то заниматься ими придётся МВД. Непростая задачка у вас, Абдурашид Магомедович!
Есть ещё другой вариант: эти стаи начнут сбиваться в одну – 800 человек, с помощью которых правительство республики собирается «вычищать» леса.
В этом случае стаи получат возможность заниматься тем же самым, чем и сейчас, но с официального разрешения властей.
 
P. S. Яхья Яхьяев более трёх недель находится в Республиканском травматологическом центре в коматозном состоянии, самостоятельно способен дышать только час в сутки, а из всего организма у него работает только мозг.
Убедительная просьба к читателям: если вам известны какие-либо факты по описанному делу или вы являетесь очевидцем происшествия, просим вас обратиться в редакцию «ЧК».