«Прошу судить за то, что совершил…»Присяжные заседатели должны вынести приговор 10 подсудимым, восемь из которых считают себя полностью невиновными в перестрелке на Кизлярском рынке

Присяжные заседатели должны решить, все ли 10 подсудимых участвовали в перестрелке на кизлярском рынке...
Дата: 
23 Ноя 2018
Номер газеты: 
Фото: 
Руслана Алибекова

В понедельник, 26 ноября, присяжные заседатели удалятся в совещательную комнату, чтобы вынести приговор 10 подсудимым, обвиняемым в ранении шестерых человек, в том числе директора Кизлярского рынка Руслана Гусейнова, и убийстве охранника Эльдара Салихова.

По этому делу в конце апреля после завершения стадии прений судье Верховного суда РД Курбану Зульфигарову пришлось распустить присяжных заседателей, так как одному из них стали поступать угрозы со стороны подсудимых. При новом рассмотрении на этой же стадии судебного разбирательства вновь возник конфликт. Защита посчитала, что это очередной спланированный саботаж, устроенный стороной обвинения.

В материале «Угроза приговору» (№16 от 27.04.2018 г. «ЧК») мы сообщали, что, по версии следствия, 8 октября 2014 года администрации ООО «Кизлярский универсальный рынок» был представлен временно исполняющий обязанности директора Руслан Гусейнов. Принимая дела, он заявил администратору рынка Магомедамину Мамаеву о необходимости навести порядок в финансовой деятельности, строго контролировать законный сбор арендных денег с предпринимателей. Они договорились, что 9 октября, в 9 часов, вместе с сотрудниками службы безопасности и контролёрами произведут подсчёт количества торговых мест и начнут осуществлять с них законный сбор.

До этого Мамаев назначил сотрудниками службы безопасности Бадрудина Саидова, Гаджимурада ШихабудиноваАлибека Султанаева, с которыми состоит в дружеских отношениях, а также устроил рабочим по двору рынка своего дядю Багавудина Гусейнова, фактически контролирующего сбор денег с предпринимателей. Кроме того, неофициально значились его охранниками Алиев Р. А., Ризванов М. А.Халидов М. А.Чаганава Г. И., Алиев Я. М., Мутаев Г. М. и Алисултанов М. Ш.

В обвинительном заключении говорится, что администратор рынка, полагая, что Гусейнов намерен освободить его от занимаемой должности, принял решение совершить убийство нового директора и занявших его позицию начальника службы безопасности Салихова Э. Ж. подчинённых Абдулаева М. А., Аюбова Р. А., Магомедгаджиева А. Г. и Юсупова Б. Ш.

Обвиняемые в целях конспирации, используя подручное средство, установили в вертикальном положении объектив камеры наружного наблюдения на здании салона красоты «Грация», а на объектив камеры, установленной снаружи здания аптеки «Целитель», надели медицинскую бахилу. Примерно в 9 часов, когда Гусейнов и ещё 7 человек прибыли в здание администрации, Мамаев и другие участники спровоцировали конфликт, в ходе которого стали наносить Гусейнову побои и стрелять из автоматического оружия в его сторонников. 

Кроме того, Мамаев обвиняется в подстрекательстве к краже и поджогу имущества двух предпринимателей, хищении денег из кассы рынка, а также в содействии террористической деятельности. По версии следствия, в сентябре 2014 года Мамаев М. О. и Мамаев М. А. зная, что Абдулхаликов Ш. И. возглавляет кизилюртовское НВФ, передали ему через охранника Руслана Алиева 100 тыс. рублей.

На скамье подсудимых 10 человек. Ещё трое обвиняемых в розыске. В результате перестрелки погиб один человек – охранник рынка, шестеро, в том числе новый директор, получили ранения. Потерпевшими признаны 14 человек.

Как из двух пистолетов можно попасть в восемь человек, у которых до десяти ранений у каждого?..

 

Саботаж прений

 

14 и 15 ноября состоялись прения. Пострадавшие Жарула Жарулаев и Салман Насрудинов в эти дни не явились в суд, хотя были извещены. В итоге прения завершились без их участия. Гособвинитель заявил ходатайство отложить заседание, чтобы подготовиться к репликам. Процесс продолжился через неделю, 21 ноября, на который приехали потерпевшие Жарулаев и Насрудинов.

Перед тем как перейти к репликам, судья поинтересовался, хотят ли они выступить. Потерпевшие изъявили желание не только поучаствовать в репликах, но и реализовать своё право на прения. Они заявили суду, что болели, поэтому не явились в суд, но медицинские справки не предоставили.

 «После каждого заседания у меня голова не та… Не хочу я их всех видеть, ну не могу. Сегодня пришёл обратиться к присяжным…» – добавил Жарула Жарулаев – отец убитого Эльдара Салихова.

Адвокат Сулейман Азуев винил представителей прокуратуры в преднамеренном саботаже процесса

Адвокат подсудимого Гаджимурада Шихабудинова Сулейман Азуев возражал против выступления потерпевших. «Полагаю, что данное заявление является необоснованным, так как было дано время и возможность потерпевшим выступить в прениях, они этого не сделали. Это их право. Мы завершили прения. Ещё неделю назад я предположил, что сегодня возникнет такая ситуация. Это саботаж судебного процесса! Специально оставили потерпевших напоследок, чтобы они выступили после защиты перед присяжными. Вы преднамеренно организовали всё это», – обратился Азуев к представителям прокуратуры. Это мнение поддержали остальные 9 адвокатов и 10 подсудимых.

Прокуроры настаивали на том, что непредоставление слова потерпевшим по две минуты – нарушение их процессуальных прав.

Судья Курбан Зульфигаров вынужден был выбрать из двух зол (нарушений) наименьшее и поддержал сторону обвинения и потерпевших.

«Я потерял сына, у меня осталось два внука, жена не выдержала этой боли и ушла из жизни. Не желаю ни одному человеку, – начал прения Жарулаев. – Говорят, не имеет значения, какой рост. У Багаудина Гусейнова рост – 1,83 м, а у моего сына – 1,9 м. Он стрелял в согнутом виде, и поэтому рост ушёл на 20–30 см, стреляя сверху вниз при таком росте, не смог бы попасть. Мамаев уверяет, что ушёл оттуда. Врёт. Кроме Чаганавы и Гусейнова, которые признались, что стреляли, все врут. Я вас очень прошу внимательно рассмотреть это дело, их ложь не должна быть оправдана. Просим наказать по всей строгости».

Насрудинов задался вопросом: как только трое стрелявших могли ранить восемь человек, у которых обнаружено до 10 ранений у каждого? «Всех, кто сидит в клетке, я видел 9 октября: как они стреляли, какими озверевшими они были в тот день. У меня было 10 пулевых ранений. Если в пистолете восемь патронов, то в этом случае ранений получается больше, чем может быть выпущено из одного пистолета. Их юристы дают им готовые показания, и они выступают красноречиво. Только на-дежда на суд присяжных…» – заявил он.

 

Реплика прокурора

 

Затем стороны перешли к репликам. Представитель прокуратуры Зарифа Алистанова пыталась развеять заблуждения, в которые могла завести присяжных заседателей сторона защиты.

По её словам, адвокаты в прениях приводили довод о том, что именно потерпевшие вели себя неправомерно, что послужило поводом для конфликта. «Можно было бы об этом говорить, наверное, если бы не оружие и огнестрельные раны, которые получили потерпевшие. Наличие у них такого количества оружия говорит о том, что подсудимые заранее пришли на рынок с намерением стрелять. Шесть пуль были выданы после, но до этого, 9 октября, с места происшествия были изъяты 26 гильз и одна пуля, в этот же день участковым уполномоченным Бабаевым выдано ещё 29 гильз, а в ходе оказания медицинской помощи у Аюбова и Якубова были извлечены 10 пуль, у Салихова – 1. В итоге, когда эксперты получили эти гильзы и пули, сделали выводы о том, что подсудимыми было использовано 10 экземпляров оружия», – заявила Алистанова. Она предположила, что подсудимые понимали, что потерпевшая сторона – физически подготовленные люди и могли оказать им сопротивление, поэтому взяли с собой оружие.

Затем представитель прокуратуры привела пример из видеозаписи. Так, по её словам, зафиксировано, что одна камера была поднята в 8:51, вторая, на которую надели бахилы, в 8:54. Работники полиции побежали к рынку в 9:03, а в 9:05 выехал автомобиль «мерседес». Гособвинение считает, что этого времени достаточно для стремительного развития событий.

«Ни одно моё слово не является выдуманным, как это пытаются представить подсудимые», – заключила Алистанова.

 

Реплика защиты

 

Первой правом реплики воспользовалась адвокат Аида Мутаева. По её мнению, сторона обвинения не смогла представить доказательства якобы спланированного организованного преступления и по 10 экземплярам оружия, которые подсудимые заранее занесли в здание администрации рынка. «Там находятся камеры, напротив здания – в кафе, в аптеке. Неужели нельзя бы предоставить видеозаписи, где видно, что Мамаев и его сподвижники несли сумку с оружием? Убедительная просьба к присяжным заседателям задуматься об этом и не брать во внимание слова стороны обвинения», – отметила Мутаева.

Адвокат Мадина Магомедова пыталась опровергнуть почти каждый довод, приведённый представителями гособвинения. В первую очередь она показала противоречивость в высказывании Алистановой, которая одновременно настаивает на спланированности преступления и неуверенности преступников, которые по этой причине взяли с собой оружие.

«Согласно видеозаписи, на которую ссылается прокурор, камера закрывается 8 ч. 56 мин. 40 сек. В это время Шихабудинов, Султанаев, Ризванов находятся на улице. Если верить Насрудинову, они приехали к рынку в 8:45, в 8:50 поднялись, за этот период времени ни одна камера не показала, как заходил Насрудинов и Гусейнов в администрацию рынка. Ни одна камера не показала, как заносят подготовленное оружие, как в этот период времени заходят потерпевшие на своё рабочее место. 15 минут. Показывается только то, что нужно обвинению», – пояснила Магомедова.

Она привела в пример нестыковку по времени версии стороны обвинения, согласно которой перестрелка началась 8:58, закончилась в 9:01, в ней участвует все 10 человек, но в 8:58, согласно биллингам, подсудимый Алиев 20 секунд разговаривает по телефону, а подсудимый Гусейнов в 9:03 уже находится на ул. Циолковского, хотя автомобиль выехал от администрации рынка в 9:02.

По её словам, одна из гильз 12-го калибра, и если ею попасть в человека, то она оторвёт часть тела. Другая пуля и вовсе найдена за пределами администрации рынка. Кроме того, потерпевшие утверждают, что знали тех людей, которые в них стреляли, но докторам и судмедэкспертам они объясняли, что на них напали всего 4–5 человек и все неизвестные лица. Позже поменяли свои показания.

Адвокат Иса Магомедов опроверг заявление потерпевшего Насрудинова, утверждавшего о 10 пулевых ранениях. «У него было меньше ранений, мы это изучали, и это установлено экспертами. Никто не отрицает, что Шихабудинов был в этот день на рынке и здоровался с Насрудиновым, он обязан был там находиться, так как нёс службу и следил за порядком. Мы не можем утверждать, что если человек находился на службе, значит совершал какие-то противоправные действия», – заявил адвокат.

По его словам, в обвинительной части говорится, что подсудимые приобрели оружие в неустановленное время в неустановленном месте у неустановленных лиц, то есть следствие не выяснило это. Также Магомедов добавил, что не предоставлено ни одно доказательство, что подсудимые работали в ЧОП «Вымпел», а директор охранного предприятия на суде пояснил, что его сотрудников не было на рынке. Кроме того, руководитель «Дагпотребсоюза» рассказал суду, что никого не убирал с должности, а Магомедамин Мамаев был хорошим сотрудником.

«Шихабудинов, Султанаев, Ризванов в тот же день были задержаны, исследована их одежда, смывы с рук, ни у кого не обнаружена сурьма», – добавил Сулейман Азуев и попросил присяжных заседателей не поддаваться эмоциям и предположениям, а опираться на факты.

 

 «Предположения оставьте себе…»

 

Подсудимый Саидов отреагировал на прения Насрудинова и заявил, что по результатам судебно-медицинской экспертизы у потерпевшего нет ранения в живот, которое, по его словам, он ему причинил. Тот стал показывать ранение на животе. В последнем слове Саидов настаивал, что достоин свободы, а его непричастность подтвердили 20 свидетелей, которые видели его в то утро в кафе «Сириус», за пределами администрации рынка.

Подсудимый Мутаев в репликах обратился к представителю прокурора, что запрещено делать: «Уважаемый прокурор, хоть один процесс был в вашу пользу? Нет. Это говорит о том, что показания полностью сфабрикованы. Прокуратуре без разницы – посадить виновного или невиновного, главное – посадить и не потерять своё звание, премии. Прошу при вынесении вердикта во внимание брать факты, так как в основе истины лежат факты».

Подсудимый Ризванов отметил, что в своём 20-минутном выступлении на прениях каждое слово подкреплял свидетелем или экспертизой, а гособвинение не смогло опровергнуть его доводы. «Предположения оставьте себе, надо ссылаться на доказательства», – адресовал своё возмущение представителям стороне обвинения.

Подсудимый Мамаев, выступавший на прениях почти три часа, тоже был многословен: «Я предоставил сотни доказательств. В реплике сторона обвинения не противопоставила ни одно из них. Алистанова говорит, что у подсудимых было 10 единиц оружия. Имеет ли право какая-либо экспертиза утверждать, что у кого-то было столько оружия? Обвинение комбинируют свои предположения с экспертизами и преподносит так, будто их предположение подтверждает экспертиза. Исказили мои показания. Жарулаев говорит, что если бы знал, что такое случится, не отправил бы Эльдара Салихова работать охранником на Кизлярском рынке, но почему второго сына отправил на эту работу?»

Восемь подсудимых в последнем слове просили их полностью оправдать. Свою вину признали лишь двое – Чаганава и Гусейнов, но они отказывались от других преступлений, которые им инкриминируют.

«То, что я совершил, признаю, поэтому прошу осудить. Я никого не собирался убивать, не воровал, наркотики не курил, а выстрелил в целях самообороны», – сказал Чаганава.

Багаудин Гусейнов пояснил, что в тот день у него не было умысла убивать, он защищал себя и племянников. «Всё случилось спонтанно. От моей руки умер человек, я сожалею об этом. Но прошу судить меня за то, что совершил, а не за то, что якобы хотел сделать».

Перед присяжными заседателями поставлено 102 вопроса, отвечая на которые, они должны вынести приговор. ]§[

 

Комментарии:

Заместитель мэра Дербента Бремов Брем Абдукеримович в сговоре с моим братом Имамовым Эмилем Тажидиновичем лишили меня и мою сестру 1/4 наследных долей в участке 46 соток в Дербенте по адресу пер. Чапаева 42-б. Помог им уже осужденный за хищение квартир в Москве нотариус Гаджимагомедов Ахмед Абубакарович, подделавший доверенность задним числом от имени нашего покойного отца на имя Расулова Насруллаха Павловича. Затем у того же нотариуса задним числом был составлен договор купли-продажи между Расуловым Н.П. и Магомедовым Алдером Рамазановичем, который перепродал участок Эседуллаеву Самуру Камилловичу, а уже тот продал Брему. Двойная перепродажа произошла в течении 1.5 месяцев. И теперь собственником является "добросовестный покупатель" Брем - заместитель мэра Дербьента.

Легализовать продажу по поддельной доверенности помогла в дербентском суде судья Гаджимурадова Наида Мирзабалаевна, о "неподкупности" которой ходят легенды..

Проведена экспертиза подписи в доверенности, доказан факт подделки, возбуждается уголовное дело.

Подробности истории с доказательствами можно почитать тут: https://raiding05.wordpress.com/2018/09/03

Вадим Самойлов пишет:

Заместитель мэра Дербента Бремов Брем Абдукеримович в сговоре с моим братом Имамовым Эмилем Тажидиновичем лишили меня и мою сестру 1/4 наследных долей в участке 46 соток в Дербенте по адресу пер. Чапаева 42-б. Помог им уже осужденный за хищение квартир в Москве нотариус Гаджимагомедов Ахмед Абубакарович, подделавший доверенность задним числом от имени нашего покойного отца на имя Расулова Насруллаха Павловича. Затем у того же нотариуса задним числом был составлен договор купли-продажи между Расуловым Н.П. и Магомедовым Алдером Рамазановичем, который перепродал участок Эседуллаеву Самуру Камилловичу, а уже тот продал Брему. Двойная перепродажа произошла в течении 1.5 месяцев. И теперь собственником является "добросовестный покупатель" Брем - заместитель мэра Дербьента.
Легализовать продажу по поддельной доверенности помогла в дербентском суде судья Гаджимурадова Наида Мирзабалаевна, о "неподкупности" которой ходят легенды..
Проведена экспертиза подписи в доверенности, доказан факт подделки, возбуждается уголовное дело.
Подробности истории с доказательствами можно почитать тут: https://raiding05.wordpress.com/2018/09/03[/quote]
Гаджимурадова Наида в 1990 году гражданское дело по разделу имущества в интересах одной из сторон , брат которой работал первым замом прокурора Дербента, держала дело под сукном под разными предлогами ровно шесть месяцев, потом у другого судьи по кругу столько же и по сей день там гниет, как и само тамошнее правосудие. И сегодня судьи там те же, старой "закалки", и поныне, как и раньше, издеваются над Фемидой ..

если потерпевшие показывают на подсудимых, то какие могут быть сомнения в их виновности