Про пытки электрическим током

Торквемада – самый жестокий инквизитор за всю историю церковных судов
Дата: 
1 Ноя 2019
Номер газеты: 

Около пяти веков назад одна молодая девушка возглавила крупнейшую в истории кампанию по преследованию идейного инакомыслия. Кампания сопровождалась самыми изощрёнными, до которых только может додуматься человеческое сознание, пытками. Происходило это открыто, поскольку было официальной политикой законных властей.

Звали ту даму Изабелла Кастильская, а её духовным наставником был Томас де Торквемада, первый великий инквизитор Испании.

Современное европейское общество, переосмыслив своё прошлое, считает средневековую инквизицию одной из позорных страниц своей истории. Дагестан, к сожалению, эту страницу никак не перевернёт.

В Махачкале есть специальные отделы, в которых пытают людей. В них есть специально отведённые для этого помещения. Есть специально обученные этому люди. Они обучаются не только техническому процессу непосредственно истязаний, но и его психологическому сопровождению.

Прямо сейчас, уважаемый читатель, в данный момент – не важно, который час – в Махачкале могут кого-то пытать. Профессиональные садисты, являющиеся по совместительству официальными охранниками наших прав, везут жертв в свои притоны, предварительно перевязав глаза повязкой.

Если бы мы неожиданно ворвались в одно из этих злачных мест, то очутились бы в жуткой атмосфере средневековой инквизиции, с тем лишь отличием, что не увидели бы сложных пыточных механизмов и машин. Инквизиторы XXI века полностью перешли на электрический ток, доставляющий жертве максимальные страдания, оставляя при этом минимальные следы.

Узнать, какое психологическое воздействие оказывают на человека пытки током, читатель может из видеороликов в YouTube по запросу «Мурад Абдурашидов». Узнать о том, какие физические мучения испытывает жертва – из следующего описания, которое я получил от многих, кто через это прошёл:

«Представь, что ты лежишь на полу, руки закованы в наручники или острые пластиковые хомуты, ноги связаны скотчем, а рот заткнули тебе тряпкой. Вокруг шесть-семь человек, избивающих тебя крепкими ботинками или дубинками. Они с силой бьют по голове, животу, почкам и в пах. Ты съёживаешься, пытаясь защитить наиболее уязвимые места, и инстинктивно дёргаешь руками, не замечая, как наносишь себе болезненные раны на запястьях…

Но при всём при этом ты желаешь чтобы они не останавливались, чтобы это продолжалось как можно дольше. Знаешь, почему? Потому что это перерыв, в котором ты отдыхаешь от пыток электрическим током».

Пытки в России пока не узаконены. Но эти люди, видимо, у государства на хорошем счету. Они получают большую зарплату, имеют высокий статус и ни от кого не прячутся. Их имена фигурируют в уголовных делах жертв. Здесь, под окнами камер, во дворе СИЗО, можно часто услышать, как они смеются. У них хорошая память. Они помнят всех, кого пытали, несмотря на далеко не малое количество последних.

Вне процесса пыток они обычно ведут себя с жертвой доброжелательно: поморив голодом несколько дней, обязательно заботливо предложат чай с печеньем. Это что-то вроде профессионализма. Вроде «ничего личного…». Но встретив жертву на воле, они судорожно пугаются, делают вид, что не узнают её, и спешат удалиться.

Эти люди прекрасно осознают, какому грязному делу посвятили свою жизнь. Жизнь, в которой у них есть не только работа, но и семьи: жёны, дети, которых они, возможно, даже целуют на ночь.

«Не знаю, что пугает меня больше: бесчинство, которое они творят с людьми, или то, что они воспринимают это как должное», – говорит в романе «Шантарам» одна молодая девушка о жителях Бомбея. События в романе развивались сорок лет назад. Бомбей с того времени сильно изменился, как и Испания за пять веков. А готовы ли к переменам мы?

P. S. Томас де Торквемада умер в 77 лет. Историки до сих пор спорят о количестве его жертв, в частности о том, сколько тысяч человек он отправил на костёр: две тысячи, восемь-десять тысяч или всё-таки тридцать тысяч? Как пишут историки, к концу своей жизни он окружил себя охраной в пару сотен человек и удалился в монастырь, так как его преследовали тени тех, кого он подверг страшным пыткам и приговорил сжечь на костре. ]§[

31 октября 2019 г

Из СИЗО №1 г. Махачкалы