Присяга под диктовку?

Дата: 
6 Дек 2019
Номер газеты: 

В Советском районном суде Махачкалы 2 декабря продолжилось рассмотрение уголовного дела по обвинению семерых жителей Дагестана. Их родители утверждают, что патроны и самодельные взрывные устройства обвиняемым были подкинуты.

Омар Муртазалиев, Ислам Магомедов, Мурад Дингаев, Ислам Фезлиев, Шуайбу Лабазанов, Эдгар Караханов и Магомед Мусаев были задержаны в конце марта 2017 года, все вместе они работали в мебельном цеху, принадлежащем отцу Муртазалиева. Они, по версии следствия, дали присягу ИГИЛ (запрещённая в РФ террористическая организация) и собирались выехать в Сирию воевать. Помимо этого, утверждает следствие, обвиняемые собирались организовать нападения на сотрудников правоохранительных органов и своим лидером избрали Дингаева. При первом допросе задержанные дали признательные показания, но впоследствии сообщили, что сделали это под пытками.

Перед началом судебного заседания Муртазалиев заявил, что следователь Айшат Зулпукарова угрожала добавить ещё одну статью и применить «другие методы», если не будут подписаны признательные показания, но судья Рашидхан Магомедов прервал его: «Не надо судебное заседание превращать в фарс. Если вам необходимо делать заявление, есть порядок, обращайтесь в правоохранительные органы».

Затем была изучена видеозапись допроса Фезлиева, где он говорит, что в мечети по улице Генерала Омарова познакомился с остальными фигурантами дела, обсуждал с ними религию и организацию выезда в Сирию. Он также рассказал, что получил от Караханова 15 тыс. рублей, на которые через Баку вылетел в Турцию с целью пересечь границу с Сирией, но вернулся, так как дорога оказалась закрытой. В последующем, говорит Фезлиев, вместе с остальными они собирались уйти из дома и скрываться, но решили подождать и найти оружие. Он также сказал, что получил от Дингаева пакет с патронами и гранатой и отнёс их домой на хранение.

Адвокат Арсен Шабанов указал, что вопросы у следователя наводящие, его поддержал защитник Исрафил Гададов. Сам Фезлиев от сказанных слов отказался: «Караханова я вообще никогда не знал, только видел пару раз». Он опроверг и то, что когда-либо выезжал в Турцию.

Лабазанов дал аналогичные показания, добавив, что перед записью видео сотрудники ЦПЭ МВД по РД оказывали на него давление и все показания он читал с листа: «Приставляли к голове пистолет, пугали, что повезут меня обратно. При допросе, когда я не знал что говорить и смотрел на них, они показывали на бумаги». На видеозаписи Лабазанов, имеющий плохое зрение, был в линзах, но без очков, показания давал с запинками и паузами. Адвокат Шабанов в зале суда попросил его снять очки и прочитать отрывок из книги. Чтение Лабазанова было похоже на дачу им показаний на видео.

Такие же показания дал и Мусаев. Шабанов во время просмотра видеозаписи попросил приостановить её и обратил внимание на отражение монитора на шкафу позади Мусаева. Последний пояснил, что читал свои показания с экрана монитора. «Экран может отражаться под углом», – предположил судья, а прокурор нашёл показания последовательными и логичными. Адвокаты, всего их 8, отметили, что всё обвинение строится только на признательных показаниях обвиняемых, от которых они, получив защитников по соглашению, отказались.

Родные молодых людей сообщили, что им не дают разрешения на свидания в СИЗО, а одной из женщин угрожали в Интернете, скидывая в сообщениях её домашний адрес. ]§[