Открытое письмо федерального судьи

Дата: 
27 авг 2021
Номер газеты: 

Президенту Российской Федерации,

депутатам Государственной Думы РФ,

членам Совета Федерации РФ,

членам Совета Безопасности РФ,

Магамедова Шихали Мамедовича,

 

проживающего по адресу: 368670,

ул. Магомеда Гаджиева, 73,

г. Дагестанские Огни, РД,

Тел.: 89604076461,

shihali63@mail.ru

 

Открытое обращение

председателя городского суда г. Дагестанские Огни Республики Дагестан, принесённого в жертву коррупции.

Моё обращение к вам – крайняя мера действующего федерального судьи Российской Федерации. И вызвано оно безысходностью: все мои попытки решить возникшие вопросы в рамках действующего законодательства не дали результатов. К сожалению, должностные лица правоохранительной системы всех уровней не исполняют возложенные на них законами обязанности, практика отписок стала обычным явлением, в том числе в системе Генеральной прокуратуры РФ.

Я в профессии с 1 августа 1989 года, непосредственно судьёй – с 9 ноября 2000 года. Более 11 лет работал в органах прокуратуры Краснодарского края.

С 9 ноября 2000 года – судья Верховного суда Республики Дагестан, с 11 апреля 2016 года – председатель городского суда г. Дагестанские Огни.

30 апреля 2020 г. квалификационная коллегия судей РД досрочно прекратила мои полномочия председателя городского суда, что стало для меня шокирующим результатом, актом правового и нравственного беспредела моих коллег.

Что стало причиной столь удручающего финала для профессионала, который более чем за 30-летнюю службу не имел ни одного взыскания?

8 декабря 2017 г. я удовлетворил иск Минстроя РД к Курбанову Р. Т. о сносе незаконно возведённого 4-го этажа многоквартирного жилого дома. Данное решение Судебной коллегией по гражданским делам ВС РД было оставлено без изменения, а апелляционная жалоба Курбанова – без удовлетворения.

В конце мая 2018 г. приступил к исполнению своих обязанностей новый председатель Верховного суда РД Суворов С. А., и 29 августа 2018 г. президиум ВС РД под его председательством отменил судебные решения и направил дело на новое рассмотрение.

Дело было передано мной судье Ходжаеву З.З.

По делу была назначена комплексная судебная строительно-техническая экспертиза в Пятигорском филиале Северо-Кавказского центра судебных экспертиз МЮ РФ. Производство экспертизы затянулось и было завершено в ноябре 2019 г. В заключении экспертизы сделаны однозначные выводы о незаконности строения, как возведённого без проектной документации.

При обсуждении заключения экспертизы Ходжаев заявил, что он откажет Минстрою в иске и удовлетворит встречный иск Курбанова Р. Т. о признании права собственности на дом. На моё недоумение таким заявлением в свете заключения экспертизы Ходжаев заявил, что именно такое решение оставят в Верховном суде РД без изменения, не приводя иных аргументов. Наш разговор закончился моим призывом принять по делу законное решение (это зафиксировано на втайне сделанной Ходжаевым записи нашего разговора).

6 декабря 2019 г. Ходжаев отказал в иске Минстрою и удовлетворил встречный иск Курбанова Р. Т. К сожалению, решение суда не было обжаловано истцом – Минстроем РД.

В этот же день, 6 декабря 2019 г., ко мне, как к председателю городского суда, с заявлением о вымогательстве помощником судьи Ходжаева З. З. Алиумаровым В. А. обратилась гражданка Курбанова Г. Н. (ничего общего с Курбановым Р. Т. и его делом, однофамильцы).

Из объяснений Курбановой следовало, что, получив от неё отказ, Алиумаров на следующий день связался с её оппонентом по делу, что, по мнению Курбановой, предрешило исход дела не в её пользу. В этот процесс мздоимства, как оказалось, были также вовлечены помощник судьи Гасанбекова Г. М., в производстве которого находилось дело, Сефиханов А. В. и секретарь судебных заседаний из состава судьи Ходжаева – Магомедов К. М.

Приняв её заявление, поскольку речь в нём шла о совершении преступления, я направил Курбанову в Дербентский межрайонный следственный отдел СУ СК РФ в РД, где у неё также приняли заявление о совершении преступления. На следующий день следователь МРСО изъял запись с видеорегистратора суда, в которой запечатлена последовательность действий, описанных Курбановой – контактов Алиумарова сначала с ней, а на следующий день – с её оппонентом.

Служебная проверка, которую я назначил по заявлению Курбановой, проводилась с 9 по 12 декабря и подтвердила факт непроцессуальных контактов указанных лиц с заявителем и другими заинтересованными лицами при описанных ею обстоятельствах, и по её результатам все три работника были уволены моим приказом от 12.12.2019 г. на основании п. 1.1 ч. 1 ст. 37, п. 1 ч. 1 ст. 59.2 Федерального закона РФ от 27.07.2004 г. N 79-ФЗ (ред. от 01.05. 2019) «О государственной гражданской службе Российской Федерации», вследствие утраты доверия, что породило их непрекращающиеся жалобы на меня во всевозможные инстанции.

К ним присоединился со своими жалобами о злоупотреблении мной служебными полномочиями Курбанов Р. Т., в пользу которого судья Ходжаев 6 декабря 2019 г. вынес решение. 

18 декабря Ходжаев, а 20 декабря и судья Гасанбеков присоединились к своим помощникам, подав жалобы на меня, указав бездоказательно, что я оказываю на них давление при принятии решений по делам. Здесь должен сказать, что Гасанбеков до принятия мной решения об увольнении указанных лиц просил меня не делать этого, не давать хода заявлению Курбановой. И здесь напрашивается вопрос: почему судья, за спиной которого его помощник допустил коррупционное правонарушение со сторонами по делу, встал на его защиту, вплоть до того, что написал жалобу клеветнического характера на председателя суда, в адрес которого до этого на всех совещаниях коллектива «пел дифирамбы»?

Подключение к жалобам уволенных работников Курбанова Р. Т., в чью пользу было принято явно незаконное решение, и судьи Ходжаева не оставило у меня сомнений в том, что они состоят в сговоре и заручились поддержкой «сверху». Иначе совершенно непонятно вмешательство стороны по делу в производственные вопросы учреждения, которые его не касаются, и совершенно нелогично публичное выступление этого лица, в чью пользу принято явно незаконное решение, и того, кто принял такое незаконное решение (в таких случаях, как правило, сидят ниже травы и тише воды).

Я расценил обращения судей Ходжаева и Гасанбекова в поддержку своих опороченных помощников, как противодействие председателю суда в наведении порядка, пресечению коррупционных проявлений и 27.12.2019 г. обратился в Совет судей РД с соответствующими заявлениями. Но Совет судей проигнорировал мои обращения, до сих пор не дал мне никакого ответа на них. Зато Совет судей 13 марта 2020 г. проголосовал за обращение в ККС РД с предложением о прекращении моих полномочий как председателя суда на основании жалоб указанных лиц. 30 апреля состоялось решение ККС.

В качестве формального основания прекращения моих полномочий указан конфликт в суде, возникший в результате моих методов руководства судом. Однако никакого обоснования этому выводу ни в обращении Совета судей, ни в решении ККС не приведено. Потому что никакого конфликта до увольнения указанных работников аппарата суда и выступления в их защиту судей Ходжаева и Гасанбекова не было: за полгода до этого, в июне 2019 г., в суде прошла комплексная проверка, по результатам которой была составлена соответствующая справка, в которой ничто не говорит о конфликте в суде.

14 июля 2020 г. Высшая квалификационная коллегия судей РФ, не вникнув в суть произошедшего, оставила мою жалобу на решение ККС РД без удовлетворения. Я оспорил решение ККС Дагестана в ВС РД, который ожидаемо отказал мне в иске. Третий апелляционный суд общей юрисдикции в апреле 2021 г. согласился с этим решением, а 22 июля 2021 г. Пятый кассационный суд общей юрисдикции отклонил мою кассационную жалобу.

ВККС РФ и суды второй, и кассационной инстанций не захотели разобраться в истинных причинах и мотивах произошедшего, не смогли отделить мух от котлет.   

Истинные же мотивы – неприязнь ко мне председателя ВС РД Суворова С. А., основанная на моей принципиальной позиции по делу по иску Минстроя. Других оснований я не нахожу, у меня с Суворовым не было никаких личных контактов.

Надеюсь, я достучусь до умов и сердец судей Верховного Суда Российской Федерации.

К вам я обращаюсь в связи с тем, что пока я пытаюсь отстоять в судах законность и справедливость по своему делу, вопросы, которые не будут разрешены рассмотрением моего искового заявления, но тесно связаны с ним и имеют принципиальное значение для правосудия, могут потерять свою актуальность.

Решение, вынесенное судьей Ходжаевым, Минстроем РД (незаконно) не было обжаловано. Незаконно, потому что иск Минстроем был подан в интересах неопределённого круга лиц, потенциальных жильцов этого дома, жизни и здоровье которых принятым решением поставлены под угрозу. В силу этого Минстрой обязан был оспорить данное решение. Ведь по делу ни одного другого нового доказательства, кроме заключения указанной экспертизы при новом рассмотрении добыто не было, а экспертиза только подтвердила законность принятого мной решения в декабре 2017 года.

Тем временем Дербентский межрайонный следственный отдел СУ СК РФ в РД 13 декабря 2019 г. направил материал по заявлению Курбановой Г. Н. по подследственности в ОМВД г. Дагестанские Огни, усмотрев в действиях Алиумарова признаки ч. 2 ст. 159 УК РФ (мошенничество).

Я как председатель суда, не согласный с таким решением Дербентского МРСО (считаю, что имеются все основания для возбуждения уголовного дела по признакам ч. 5 ст. 291.1 УК РФ – посредничество во взяточничестве) обратился к прокурору РД с просьбой изъять материал по заявлению Курбановой из ОМВД по г. Дагестанские Огни и передать его в другой орган, в частности, в УФСБ РФ по РД (в связи с отказом СК от расследования), поскольку речь идёт о совершении преступления коррупционной направленности работниками такого органа государственной власти как суд; сами деяния коррупционной направленности подрывают основы государственного устройства России.

Однако прокурор РД не отреагировал должным образом. Мои последующие обращения к Генпрокурору не дали никакого эффекта, всё спускалось вниз, откуда приходили отписки.

В итоге, по истечении года, после неоднократных отмен решений следователя ОМВД России по г. Дагестанские Огни об отказе в возбуждении уголовного дела, прокурор в январе 2021 г. согласился с принятым решением об отказе в возбуждении уголовного дела.

Мои же обращения к прокурору с требованием расследовать факт коррупции в суде Совет судей РД, ККС РД признали вмешательством в деятельность правоохранительных органов!

9 июня 2020 г. решением Дербентского районного суда помощники судей Алиумаров и Сефиханов восстановлены в прежних должностях. При этом прокурор, участвующий в деле, дал заключение об удовлетворении их исков. Эта позиция прокурора, который в силу закона призван бороться с коррупцией, вызывает недоумение, о чём я также указывал в своих обращениях к Генпрокурору: очевидность коррупционного характера проступка, за совершение которого они были уволены, была на поверхности.

Коррупционный характер проступка подтвердил Ставропольский краевой суд, куда попало дело третьего уволенного мной работника суда Магомедова К. М. в силу отказа судей ВС РД в рассмотрении его апелляционной жалобы.

Так сложилось, что дело Магомедова К. М. было рассмотрено отдельно от дела Алиумарова и Сефиханова и другим судьей Дербентского райсуда, который отказал в его иске. Апелляционная инстанция Ставропольского краевого суда 30 ноября 2020 г. подтвердила законность увольнения Магомедова К. М. за «совершение коррупционного правонарушения».

20 апреля 2021 г. Пятый кассационный суд общей юрисдикции согласился с этим решением Ставропольского краевого суда, отклонив кассационную жалобу Магомедова К. М.

Решение же Дербентского районного суда от 9 июня 2020 г. в отношении Алиумарова (главного действующего лица этого коррупционного правонарушения) и Сефиханова осталось не обжалованным врио председателя городского суда Абдуллаевым Р. Ф.

И теперь по одному и тому же факту (все трое были уволены одним приказом по результатам одной служебной проверки) существуют 2 взаимоисключающих решения судов. 

Я неоднократно обращался к Генпрокурору, председателю Верховного Суда РФ, председателю Совета судей РФ с предложением принять какие-то меры по устранению этого правового казуса. Но получаю только отписки о бессилии в восстановлении законности.

Я неоднократно обращался в Совет судей РФ с просьбой провести проверку по факту незаконного вмешательства председателя Совета судей РД Ибрагимовой Анжелы Магомедовны в деятельность судей Дербентского райсуда, приведшего к принятию незаконного решения о восстановлении Алиумарова и Сефиханова в должностях.

Именно её отец, Ибрагимов Магомед Карибович, мой предшественник в должности председателя горсуда за время своего почти 20-летнего руководства довёл суд до полного морального разложения: Ходжаев, Алиумаров, Магомедов – его ставленники и выдвиженцы. Ибрагимовы взяли их под опеку.

17 февраля 2020 г. мне позвонил судья Курбанов К. А., в производстве которого находилось гражданское дело по искам Алиумарова и Сефиханова, а следом за ним и председатель Дербентского районного суда Ахмедова С. М., член Совета судей РД и близкая подруга Ибрагимовых, с просьбой приехать к ним в суд, поговорить по делу. Я поехал. Сначала я зашёл к судье Курбанову К. А., который пригласил к себе и судью Магомедова А.Т. Они стали объяснять мне, что по предложению Ахмедовой они ездили в Верховный суд РД для консультаций по делам уволенных. На мой вопрос, какие сложности имеются в рассмотрении этих дел, судьи ответили, что они не видят никаких сложностей, но намекнули, что на них оказывают давление. На мой вопрос, что же им и кто конкретно сказал в Верховном суде, ответили, что им предложили (назвали фамилию судьи, председательствующего состава ВС РД) постараться уговорить меня изменить формулировку увольнения на «по собственному желанию». Я сразу отказался от такого предложения, и на этом разговор закончился. Судья Магомедов пошёл к себе, а я с Курбановым К. А. зашёл к Ахмедовой С. М., с которой состоялся такой же разговор, после чего я уехал.

Полагаю, что это была провокация со стороны заинтересованных лиц, организовав эту встречу, на которую должны были прийти и сами уволенные, но не пришли, что явилось поводом для последующей их жалобы о моей вне процессуальной встречи с судьями.

В связи с тем, что Курбанов не пошёл на поводу у Ибрагимовых, он был отведён от рассмотрения дела: поводом послужила моя вышеописанная встреча с ними.

О прямом участии Ибрагимовых в принятии Дербентским районным судом решения о восстановлении уволенных мной помощников судей много позже, а конкретно 22 мая 2020 г., мне сообщил судья Курбанов К. А.

Я просил Совет судей РФ расследовать этот факт вмешательства в процессуальную деятельность судей. Но получил только отписки.

Дело было передано более сговорчивому судье, который и принял явно незаконное решение (утверждаю теперь о незаконности этого решения исходя из решений апелляционного и кассационного судов по делу Магомедова К. М.).

И теперь Алиумаров и Сефиханов продолжают восседать в креслах помощников судей, и они – потенциальные судьи. Считаю их восстановление вопиющим судейско-прокурорским произволом.

Алиумаров «засветился» своим таким поведением не первый раз.

7 марта 2017 г. ко мне обратилась гр. Гасанова З. с заявлением о получении от неё помощником судьи Алиумаровым В. А. путём вымогательства взятки в виде денег и золотой цепочки, которую снял с её шеи прямо в здании суда, за разрешение гражданского дела.

Поскольку речь шла о событиях, имевших место до моего назначения на должность председателя суда, я направил заявление прокурору для организации проверки и принятия решения в соответствии с УПК РФ. 01 июля 2017 года в возбуждении уголовного дела было отказано за отсутствием события преступления. Алиумаров тогда был мной строго предупреждён о последствиях подобных жалоб в будущем.

13 февраля 2020 года Гасанова З. была допрошена Дербентским районным судом в качестве свидетеля по делу по иску Алиумарова о восстановлении его в должности, и в перепалке с ней Алиумаров невольно признал факт получения от Гасановой денег и золотой цепочки. Это всё запротоколировано, имеется в материалах дела.  

 А в решении Дербентского районного суда от 9 июня 2020 г., которым Алиумаров и Сефиханов восстановлены в должностях помощников судей, указано, что в судебном заседании заявитель Курбанова Г. Н. показала, что в суд пришла со своей знакомой по имени Халисат, которая «ранее решала вопросы своего сына через Алиумарова». То есть налицо три факта, что указывает на систематический характер явно незаконной деятельности Алиумарова В. А. в должности помощника судьи, которые требовали соответствующей реакции со стороны прокурора, участвующего в деле, и судьи, рассматривавшего дело, который при таких данных восстановил Алиумарова в прежней должности. И с этим согласились врио председателя суда г. Дагестанские Огни Абдуллаев Р. Ф. К сожалению, с этим согласился и прокурор РД. А мои обращения к Генпрокурору РФ, как указал выше, отправлялись к нему же, а он – прокурору города, помощник которого дал заключение о восстановлении Алиумарова и Сефиханова в должностях.

Я дважды обращался в Управление Администрации Президента РФ по вопросам противодействия коррупции в надежде, что Генпрокуратура возьмёт на контроль данный вопрос. Но ничего не изменилось.

Это вопиющее, очевидное беззаконие, дающее повод и основание для суждения о всей правоохранительной и судебной системе республики, убивающее веру законопослушных граждан в закон и поощряющее недобросовестных чиновников на продолжение такой деятельности.

Возможно, с высоты положения работников Генпрокуратуры РФ эти события в маленьком дагестанском городке кажутся не заслуживающими внимания. Но это – ошибочная позиция.    

Уважаемый Президент Российской Федерации! Уважаемые депутаты Государственной Думы, члены Совета Федерации и Совета Безопасности Российской Федерации! 

 В целях восстановления законности я прошу вас в рамках своих полномочий:

 –  обязать Генпрокурора Российской Федерации принять меры по приведению решения городского суда г. Дагестанские Огни от 6 декабря 2019 г. по иску Минстроя РД к Курбанову Р. Т. о сносе самовольно возведённого строения и решения Дербентского районного суда РД от 9 июня 2020 г. по искам Алиумарова В. А. и Сефиханова А. В. в законное русло путём их обжалований;

 – поручить Генпрокурору разобраться с материалами по заявлениям Курбановой Г. Н. и Гасановой З. о вымогательстве, а по второму случаю и получении помощником судьи городского суда г. Дагестанские Огни Алиумаровым взяток за обещание помочь в разрешении дел в их пользу;

 – поручить Председателю Следственного комитета РФ расследовать факты вмешательства председателя совета судей РД Ибрагимовой А. М. и её отца, отставного судьи Ибрагимова М. К., в деятельность судьи Дербентского районного суда Курбанова К. А. с целью склонить его принять по делу по искам Алиумарова В. А. и Сефиханова А. В. незаконных решений, что в итоге привело к принятию такого решения другим судьёй.

Считаю, есть повод и основание для проведения проверки в отношении врио председателя городского суда г. Дагестанские Огни Абдуллаева Р. Ф., который, злоупотребляя служебным положением, не обжаловал незаконное решение от 9 июня 2020 г.     

Было бы не лишним расследовать факт сговора судьи Ходжаева со стороной по делу Курбанова Р. Т., в пользу которого он принял явно незаконное решение, которому он также передал незаконно сделанную аудиозапись нашего с ним служебного разговора. По сути, Ходжаев совершил в отношении председателя суда незаконное оперативно-разыскное мероприятие по заказу стороны по делу.

О незаконности решения Ходжаева по иску Минстроя утверждаю исходя из п. 3 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ, согласно которому несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела, является основанием для отмены решения суда.

То обстоятельство, что некоторые судебные акты (в частности, решения КС РФ или оправдательные приговоры, с момента вступления в законную силу которых прошло более одного года) не могут быть пересмотрены в рамках существующих в стране судебной системы и процессуального регулирования, не исключает возможности привлечения к уголовной ответственности принявших их лиц, если они действовали заведомо незаконно.

Считаю, что есть все основания считать решение, принятое судьёй Ходжаевым, по иску Минстроя РД к Курбанову Р. Т. о сносе незаконно возведённого этажа многоквартирного дома заведомо неправосудным.

Неправосудное оно потому, что выводы суда первой инстанции, изложенные в решении суда, не соответствуют обстоятельствам дела, так как допущено нарушение норм процессуального права (п. 3 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ).

Заведомо неправосудно оно, поскольку председатель суда предостерегал судью от принятия такого решения. И сам Ходжаев знал, что принимает решение, не исходя из материалов дела, а в угоду кому-то, кто обещал ему сохранить такое решение в ВС РД. Но тот, кто ему это обещал, понимал, что никакой вышестоящий суд такое решение сохранить в силе не мог, и потому решили вопрос с чиновниками из Минстроя, чтобы решение не было обжаловано. Кроме того, установлены обстоятельства, свидетельствующие о контакте судьи со стороной по делу Курбанова Р. Т.

Происшедшее со мной наводит на мысль, что в законодательство о судебной системе есть необходимость внести изменения:

    – с учётом того, что в последние годы судебную систему республики заполонили малограмотные судьи, к числу которых относятся и судьи Абдуллаев Р. Ф., Ходжаев З. З., считаю необходимым существенно изменить порядок приёма экзамена у кандидатов в судьи. Изъять право по приёму квалификационного экзамена на должность судьи из полномочий экзаменационных комиссий субъектов, поскольку здесь допускаются серьёзные злоупотребления, что приводит к назначению судьями неподготовленных, малограмотных и без нравственных устоев лиц (Абдуллаев Р. Ф. – родной племянник бывшего председателя Арбитражного суда республики, который также удобно устроил своего сына Абдуллаева М. К. судьей ВС РД. Слова о неподготовленности и малограмотности к последнему не относятся – я его просто как судью не знаю). Необходимо приём экзаменов сделать централизованным, минимизировав участие человека в этом процессе (что-то вроде ЕГЭ, но в ещё более жёсткой форме);

 –  создать специальный орган при Судебном департаменте РФ, который не имеет влияния на судей, по расследованию обращений судей или жалоб на судей. Советы судей, которые состоят из действующих судей, с этой задачей не справляются, относятся к этим вопросам поверхностно.

По сути, Совет судей РД под руководством Ибрагимовой А. М. извратил суть Кодекса судейской этики, со ссылкой на который добился прекращения моих полномочий: Совет признал нарушением судейской этики предостережение председателем суда судьи от принятия незаконного решения, попытки председателя привлечь судей к дисциплинарной ответственности, борьбу председателя суда с коррупцией в суде, квалифицировав его желание расследовать факт коррупции в возглавляемом им суде «подрывом авторитета правосудия», и, напротив, поощряет принятие по делам незаконных решений, вымогательство взяток (пусть и помощниками судей).

Тот же Совет под председательством Ибрагимовой в ноябре 2019 года, за месяц до начала преследования меня, прекратил производство по жалобе стороны по гражданскому делу Фейзуллаева об оскорблениях и угрозах в его адрес со стороны судьи Абдуллаева Р. Ф. Производство по жалобе было прекращено в связи с отказом заявителя от жалобы. Однако сам факт угроз был подтверждён проведённой мной проверкой, материал которой был направлен в Совет судей РД. А причиной отказа от жалобы стало давление со стороны Абдуллаева и его родственников, что тоже есть нарушение. И это была не первая подобного рода жалоба на Абдуллаева, от которой в последующем по аналогичным основаниям отказывались. То есть фактически судья совершил проступок, граничащий с преступлением (злоупотребление, превышение полномочий), за который должны были, исходя из Кодекса судейской этики, автоматически прекратить полномочия. Но нет. Такие Советом судей и нынешним председателем Верховного суда РД поощряются. Именно на Абдуллаева, который к тому же ещё самый безграмотный в суде, Суворов возложил исполнение обязанностей председателя городского суда.

Всё поставлено с ног на голову.

 

Судья Ш. М. Магамедов.