Открытое письмо Абубакара Ризванова

Дата: 
4 Окт 2019
Номер газеты: 

Когда все инстанции, куда можно пожаловаться или обратиться за помощью, пройдены, остаётся лишь записываться на приём к Главе Дагестана или писать ему письма. Записаться на приём проблематично, учитывая его напряжённый график работы и большую очередь из желающих прорваться к нему. А вот написать письмо в надежде на то, что руководитель республики обязательно его прочтёт и поставит визу «Разобраться!», – это не сложно. Главное, чтобы обращение было по существу и изложено понятным языком. Остальное – дело техники: специалистов, помощников, руководителей министерств и ведомств, которым будет перенаправлено ваше обращение. Главное, не молчать и говорить о своих проблемах первому лицу Дагестана от первого лица…


Главе Республики Дагестан В.А. Васильеву,

Прокурору Республики Дагестан А.В. Ежову,

руководителю СУ СК РФ по РД,

начальнику УФСИН России по РД А.В. Полякову,

Уполномоченному по правам человека РД Д.Р. Алиеву

Уполномоченному по правам человека РФ Т.Н. Москальковой

 

Я, Ризванов Абубакар Сахратулаевич, 03.02.1984 г.р., содержащийся в СИЗО г. Махачкалы с конца июля 2019г., обращаюсь к Вам с открытым письмом в связи с незаконными действиями сотрудников СИЗО ­1 г. Махачкалы, совершёнными ими с применением насилия и спецсредств, явно выходящими за пределы их служебных полномочий, нанесением ими мне побоев и травм по прямому указанию начальника СИЗО­1 г. Махачкалы Давыдова Д., в нарушении ФЗ « О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» от 15 июля 1995 г., а также на ограничения и нарушения моих прав, установленных вышеуказанным законом и Конституцией РФ.

 В СИЗО­1 г. Махачкалы начальником установлено негласное требование к заключённым – бриться каждую неделю после бани. Усомнившись в законности этого требования, 14 августа 2019 г. после очередной бани я отказался бриться, заявив, что начну бриться, когда меня ознакомят с приказом, которым установлено такое требование. 18.08.2019 г. на утренней поверке Врио начальника режима Мирзаев Абдул заявил мне, что если я до обеда не побреюсь сам, то меня побреют принудительно, на что я ответил ему, что побреюсь сразу же, когда меня ознакомят с приказом о том, что заключённые в СИЗО обязаны бриться. Примерно к 12­ти часам дня меня из камеры вывел сотрудник СИЗО Кахиев Шамиль. Он вывел меня в помещение для проверки конвоируемых в суд на первом этаже возле дежурки, где, надев наручники мне на руки, побрил меня против моей воли.

 На следующий день на утренней поверке Врио начальника режима Мирзаев Абдул пожаловался начальнику СИЗО ­1, что некоторые лица в камере не хотят бриться, на что Давыдов заявил, что у них на первом этаже есть машинка и наручники, и тех, кто отказывается, нужно выводить, надевать наручники и брить принудительно, на что Мирзаев А. ответил, что они так и сделали.

 На следующий день мною в соответствии с ФЗ «О порядке рассмотрений обращений граждан РФ» на имя начальника СИЗО­1 Давыдова Д. было подано заявление, в котором я просил ознакомить меня с документом (приказом), в котором установлено требование к заключённым в СИЗО бриться после каждой бани, однако в нарушение закона моё заявление по сей день им не рассмотрено и мне не дан ответ.

 23.08.2019 г. утром (примерно в 8 утра) меня из камеры «41 г» вывел сотрудник СИЗО Залимхан, который провёл меня в то же помещение на первом этаже и направил меня побриться. Я отказался, сказав ему, что его требования не законно. После чего он закрыл меня в помещении (бокс) возле дежурной части, где содержатся этапируемые заключённые. Примерно к 17­18 часам вечера меня из данного помещения (бокса) вывел Мирзаев Абдул, перевёл в помещение, в котором меня побрили 18.08.2019 г., где Мирзаев А., Залимхан и дежурный ДЧ Чупан, применив физическую силу, скрутив мне руки и повалив меня частично на пол, побрили меня против моей воли, после вновь закрыли меня в тот же бокс, где я содержался с утра. Примерно после 21 часов меня вывели и сопроводили в камеру «41г», в которую перевели в этот же день.

 26.08.2019 г. мною в адрес СУСК России по РД направлено заявление о преступлении в порядке ст 141 УПК РФ, в котором я просил привлечь Мирзаева А., Залимхана и Чупана к уголовной ответственности за превышение ими служебных полномочий с применением насилия, однако администрацией СИЗО ­1, а именно начальником моё заявление было скрыто и не направлено адресату с целью скрыть совершённые его подчиненными преступления. Также им не направлены мои жалобы и заявления на имя начальника УФСИН России по РД Полякову А.В. с жалобами на сотрудников СИЗО с просьбой направить в СИЗО для личного приёма сотрудников ОСБ УФСИН России по РД, поданные мною в течение августа .

 4 сентября 2019 г. меня из камеры вывел сотрудник СИЗО Залимхан и провёл в служебное помещение на 1 этаже. В корпусе, в котором находилось более 10 сотрудников СИЗО, среди которых были Мирзаев А., сотрудники режима Мурад, Заур и др. После моего отказа побриться они набросились на меня, скрутили, подняли на воздух, уложили на пол лицом вниз, затем, повернув меня лицом вверх, сотрудник режима Заур побрил меня против моей воли. В ходе применения силы ими мне были нанесены побои в виде синяков на плече и локтях, а также ранена моя нижняя губа, с которой шла кровь, следы которой были на моей футболке.

 Так как я знал, что мои жалобы и заявления администрацией СИЗО скрываются, я решил заявить об этих незаконных действиях и преступлениях сотрудников СИЗО на суде.

09.09.2019 г. в ходе судебного заседания мною суду заявлено сообщение о преступлении в порядке ст.141УПК РФ, в котором я подробно изложил всё вышеуказанное, которое суд направил в СУ СК России по РД для принятия решения в порядке ст. 144, ст.145 УПК РФ.

 На судебном заседании присутствовали журналисты республиканских федеральных печатных изданий, которых я так же попросил осветить изложенные мною факты о нарушениях прав заключённых в СИЗО ­1 г. Махачкалы.

 Через неделю, 16.09.2019 г., на утреннюю поверку пришёл начальник СИЗО­1 Давыдов Д., который начал спрашивать, почему мол не побритый, указывая на меня и сразу же обращаясь к своим сотрудникам со словами: «Это этот что ли жалобщик,  который в газеты пишет», принялся оскорблять меня, говоря «Надо было за своей задницей смотреть, что бы сюда не попадать». Дальше он принялся оскорблять издания, в которых опубликовали мои жалобы, говоря, что эти газеты в открытую пропагандируют терроризм и ваххабизм, и перед тем, как выйти, дал указание побрить меня, сказав: «Устроить это до вечера».

 Меня сразу же вывели из камеры, отвели в бокс на первом этаже возле ДЧ. Примерно в 12 часов меня из бокса вывели Залимхан и другой сотрудник и провели в то же служебное помещение на первом этаже в корпусе, где меня побрили 04.09.2019 г. В данном помещении находились 7­8 сотрудников режима, в том числе Мирзаев Абдул, Мурад, Заур и др., которые после моего отказа бриться вновь накинулись на меня, уложили на пол, а сотрудник по имени Заур принялся меня брить. При этом Залимхан схватил меня за горло и принялся душить. После того, как они закончили, я встал. Мирзаев Абдул стал выражаться нецензурными словами в мой адрес, оскорблял меня, на что я ему ответил, что он сам такой, после чего он скрутил мне руки за спину, прижал лицом к стене, при этом я почувствовал, как они наносят мне удары руками по голове. Я попытался вырваться и посмотреть, кто меня бьёт, но этого сделать не удалось, но я увидел, что удары мне наносит Мирзаев А. и Залимхан. После того, как мне было нанесено 5­6 ударов, кто то из них сказал, чтобы прекратили, и они меня перестали бить, а спустя некоторое время отвели в мою камеру.

 На следующий день на утреней поверке я заявил о том, что ко мне сотрудниками СИЗО было применено насилие, и я прошу, чтобы меня осмотрел врач и зарегистрировал нанесённые побои, однако это заявление было оставлено без внимания, а врачом я не был осмотрен.

 Также со стороны администрации СИЗО были высказаны угрозы, что в случае если я не буду бриться и не перестану жаловаться, то с нашей камеры вынесут телевизор и холодильник, а также моим сокамерникам запретят свидания и передачи.

 Вечером 18.09.2019 г. в камеру вошли Мирзаев Абдул и Махач, которые потребовали вынести телевизор и холодильник с камеры, при этом сказали: «Пусть он (имея в виду меня) продолжает жаловаться, и посмотрим, чего он добьётся. Мы же вас предупреждали, чтобы вы угомонили его».

 Согласно ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» ч.2 ст. 17, обвиняемый имеет право на личную безопасность в местах содержания под стражей». Однако администрацией СИЗО ­1 г. Махачкалы это право грубо нарушается. Наоборот, самими сотрудниками СИЗО и непосредственно начальником СИЗО Давыдовым Д. созданы такие условия, в которых заключённые чувствуют себя в опасности за своё здоровье, честь и достоинство.

 Главная причина того, что сотрудники СИЗО позволяют себе насилие в отношении заключённых – это то, что они уверены в своей безнаказанности и не будут привлечены к ответственности за свои незаконные действия, так как действуют по указанию начальника СИЗО Давыдова Д., а он «покрывает» их и скрывает их преступления, в том числе не направляя жалобы и заявления заключённых на незаконные действия его подчинённых уполномоченным органам, надзирающих за соблюдением прав заключённых в СИЗО.

Также согласно ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», обвиняемые, содержащиеся под стражей, имеют право:

• На свидание с защитником наедине и конфиденциально без ограничения их числа и продолжительности;

• Обращаться с заявлением и жалобами, в том числе и в суд, по вопросам нарушения их законных прав и интересов;

• Подписываться и получать газеты и журналы периодической печати;

• Иметь при себе и получать религиозную литературу через передачи и посылки;

• Заниматься самообразованием и пользоваться для этого специальной литературой;

• На вежливое обращение со стороны сотрудников мест содержания под стражей.

 Также согласно ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан РФ» запрещается преследование гражданина в связи с его обращением к должностному лицу или в государственный орган с критикой деятельности указанных органов или должностного лица в целях восстановления или защиты прав, свобод и законных интересов.

 Между тем все вышеуказанные права обвиняемых, содержащихся под стражей, установленные федеральными законами, администрацией СИЗО­1 г. Махачкалы нарушаются и игнорируются, а когда заключённые обращаются с жалобами на нарушения их прав сотрудниками СИЗО, то администрация начинает преследовать всех сокамерников, забирают холодильник и телевизор с камеры и выводят всех на целый день в прогулочный дворик.

 Также администрацией СИЗО ограничивается моё конституционное право на защиту путём ограничения моих свиданий с защитником, продолжительность которых составляет не более 10 минут, после чего без объяснения причины нам объявляют, что свидание окончено.

 Газеты из периодической печати, в том числе «Черновик» и «Новое дело», не пропускаются в СИЗО, а также не предоставляется право получать их по подписке.

 Какая­либо религиозная литература, в том числе одобряемая Духовным управлением Дагестана, в СИЗО не пропускается без объяснения причин.

 Жалобы и заявления заключённых на незаконные действия сотрудников СИЗО не направляются надзорным органам начальником СИЗО Давыдовым Д., скрываются, а самих заявителей в нарушение ФЗ начинают преследовать и оказывать на них давление, в том числе через сокамерников, незаконно забирая из камер телевизор и холодильник.

 Что же можно говорить о вежливом отношении к обвиняемым со стороны сотрудников СИЗО, когда сам начальник Давыдов Д. позволяет себе оскорбления и угрозы в отношении заключённых, называя их «конченными» перед всеми, а сами его подчинённые позволяют себе выражаться нецензурными словами в адрес заключённых и оскорблять их.

Согласно ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», сотрудники СИЗО имеют право применить спецсредства и физическую силу для пресечения противоправных действий и административных правонарушений. Также, согласно вышеуказанному закону, в случае нарушения обвиняемым, содержащимся под стражей правил внутреннего распорядка, к нему могут быть применены меры дисциплинарного характера в виде выговора и карцера.

 Из этого следует, что к заключённому, который отказывается бриться, не могут быть применены спецсредства и физическая сила, что указывает на то, что применения ко мне сотрудниками СИЗО спецсредств и физической силы 18.08.2019 г., 23.08.2019 г., 04.09.2019 г. и 16.09.2019 г. было превышением ими служебных полномочий, является уголовным преступлением. Так же тот факт, что ко мне не применены меры дисциплинарного характера в виде карцера или выговора за отказ бриться, подтверждает то, что я этим отказом не нарушаю правила внутреннего распорядка в СИЗО.

 В связи с вышеуказанным я прошу Вас принять все необходимые меры для восстановления моих нарушенных прав, поручить уполномоченным должностным лицам провести проверку по изложенным в данном обращении фактам незаконных действий сотрудников СИЗО ­1 г. Махачкалы, привлечь виновных должностных лиц СИЗО ­1 г. Махачкалы к уголовной и иной ответственности в установленном законом порядке.

 Я надеюсь, что данное обращение станет причиной того, что в СИЗО ­1 г. Махачкалы заключённым будет обеспечена личная безопасность и будут соблюдаться их права, гарантированные Конституцией РФ, федеральными законами, а сотрудники СИЗО, виновные в незаконных действиях и уверенные в своей безнаказанности, будут наконец­то привлечены к уголовной ответственности.


Данное обращение опубликовано в соответствии со ст. 33 Конституции РФ и ч. 2 ст. 144 УПК РФ

 

Комментарии:

проверка если и придет, то нарушений не выявит (как обычно).

...ну и мужчины...)АстагъфируЛлаh...с бородой воюют и притесняют пленника...)это что за гнилое и отвратительное отношение к людям...?это уже трындец и финиш...)хватит издеваться над человеком и законам...алло хукамат...)?