О суде и голом короле

Дело «Суммы» пожирает всё больше фигурантов
Дата: 
7 сен 2018
Номер газеты: 

На уходящей неделе продолжились испытания для арестованных братьев – совладельцев группы «Сумма» Зиявудина и Магомеда Магомедовых. Мосгорсуд отказался перевести их под домашний арест, подтвердив тем самым законность решения Тверского суда столицы, заключившего их под стражу до 5 ноября. В ход на последнем заседании шло многое, в том числе аналогии с действиями из известных сказок.

Как передают коллеги из агентства BFM.ru, слушания напоминали шоу, а «юридические аргументы шли вперемежку с эмоциями».

Мосгорсуд рассматривал апелляционную жалобу адвокатов на решение Тверского суда от 1 августа о продлении срока ареста Зиявудина и Магомеда Магомедовых и третьего фигуранта дела Артура Максидова до 5 ноября.

В отличие от предыдущих заседаний, в этот раз по невыясненным причинам количество родственников арестантов, пришедших в суд, было весьма скромным. Вероятно, это связано с тем, что на это как-то повлияли сами братья. По крайней мере, сообщают коллеги из зала заседаний, Магомед Магомедов попросил не приносить ему в СИЗО передачу – продукты. На этом неформальное общение в зале завершилось, и начались слушания.

Адвокаты обвиняемых, как отмечается, в очередной раз настаивали на том, что суд имеет все основания отпустить их под домашний арест, поскольку, по их убеждению, в материалах следствия нет доказательств причастности подзащитных к преступлениям. А все вменяемые им действия, уверена защита, относятся к предпринимательской деятельности, по которой в России уже не арестовывают. Не были согласны адвокаты и с позицией следствия, считающего, что, оказавшись на свободе, братья будут мешать расследованию или скроются. «Это лишь предположения следствия», – сказал один из защитников миллиардера.

Адвокаты подследственных сильно удивляются тому, что судья Тверского суда с чего-то решил, что двум обвиняемым уже предъявлено обвинение в окончательной редакции, хотя, по сути, обвинение не было предъявлено в окончательной редакции, а обвиняемые и адвокаты не начинали знакомиться с делом.

Ещё больше удивлялся адвокат Зиявудина Магомедова Александр Гофштейн. Позицию суда по отношению к подзащитному он назвал «принципиальным нарушением закона» и «дефектом». С его точки зрения выглядит очень странным, почему к обвиняемым нельзя смягчить меру пресечения и отпустить под домашний арест. «Суд не пояснил, почему к людям, обладающим безупречным прошлым, награждённым высокими государственными наградами, семейным, зарегистрированным в Москве, нельзя применить домашний арест, хотя обязан был это сделать», – недоумевал он.

Впрочем, следователи и гособвинение даже бровью не повели, слушая доводы защиты. Более того, они считают, что у следствия есть все основания даже ужесточить статус-кво арестантов. По словам представителя Следственного департамента МВД РФ, отпустить обвиняемых под домашний арест ни в коем случае нельзя, поскольку сейчас проверяется их причастность к другим эпизодам преступлений, а также устанавливаются новые лица, которых необходимо допросить в качестве свидетелей.

Кроме того, МВД категорически настаивает на том, что в случае выхода из СИЗО обвиняемые могут скрыться, а также оказать давление на свидетелей.

И те и другие возможности, убеждён следователь, у братьев Магомедовых имеются. Он напомнил суду, что ранее они неоднократно выезжали за рубеж, а также у них есть счета и недвижимость за границей, которые, по его словам, оформлены как на Магомедовых, так и на их близких родственников. В частности, он сказал, у Магомеда Магомедова есть счета и имущество в Швейцарии и Великобритании.

Следствие, помимо этого, раз за разом пытается «сломать» довольно жёсткую позицию Магомеда Магомедова о своей абсолютной непричастности к группе «Сумма». Следователь настаивал на том, что старший из братьев имел отношение к ней. Эту позицию следователь мотивировал документами, найденными у Магомеда Магомедова в ходе обыска, в которых говорилось, что при банкротстве «Внешпромбанка» Магомедов-старший представлял интересы Новороссийского морского торгового порта. «Причастность Магомеда Магомедова к группе «Сумма» подтверждается материалами дела», – не сомневался следователь.

Впрочем, это было только начало большого «представления». Обвиняемые буквально вскипели после того, как следователь начал приводить очередные доводы против их помещения под домашний арест. Оказывается, следователи сильно переживают за свидетелей, на которых могут оказать в прямом смысле физическое давление люди из окружения Магомедовых. В частности, говорилось о том, что арестанты располагают возможностью физического влияния и оказания воздействия на свидетелей «незарегистрированным оружием и боеприпасами». Угроза при этом может исходить от бойцов смешанных единоборств спортивного клуба Eagles MMA, созданного при финансовой поддержке Зиявудина Магомедова. Кроме того, отметил следователь, в клубе зарегистрированы и вооружённые люди.

Выслушав его, первым «взорвался» Магомед Магомедов. Он в очередной раз заверил суд в том, что почти шесть последних лет не общался со своим братом, тем более по делам бизнеса. По его словам, он в действительности возглавлял компанию «Кардо Альянс», дела которой никогда не пересекались с «Суммой». «Здесь у нашего следствия опять нашла коса на камень», – отреагировал он не без злости. А что касается инкриминируемых ему счетов и активов, Магомедов с долей юмора отметил, что уже предупреждал следователей МВД о том, что если найдут счета, то они могут взять их себе.

 

О голом короле

 

Выступление Зиявудина Магомедова хоть и было более взвешенным, но также изобиловало нестандартными фразами и сравнениями. «Здесь дела-то никакого нет. Это постыдная история с самого начала. Король-то гол. В данном случае король – это следствие. С самого начала у него не было ни одного аргумента», – сказал миллиардер. Нашёл он очень простое объяснение и претензиям силовиков по поводу частых перелётов за границу. По его словам, летать ему приходилось по 700–800 часов в течение года, а иногда и все 1500 часов.

«Но на деле-то у меня счетов не оказалось. Да, я часто летал за границу, встречаясь с президентами других стран и другими бюрократами. Это дело высосано из пальца, и речь идёт об экономическом споре. Наше дело абсолютно правое, – как-то по-революционному выговорился Зиявудин Магомедов. – Сидим мы тут зря. Нет тут преступления, надеюсь, не будет и наказания».

И, завершая выступление, предварительно назвав версию следствия безумной, беззубой и бездумной концепцией, просил перевести его под домашний арест, хотя и такую меру пресечения он посчитал для себя неприемлемой.

Тем не менее судья после 15-минутного пребывания в совещательной комнате оставил без изменений решение Тверского суда о продлении ареста всем троим. На это Зиявудин Магомедов лишь своеобразно «поблагодарил судью Дмитрия Монекина, сказав: “Спасибо большое, ваша честь”».

 

Зёрна печали

 

Между тем, следствие продолжает раскручивать уголовное дело в отношении Магомедовых, вовлекая в него новых фигурантов. На неделе Тверской суд столицы арестовал по этому делу экс-главу департамента сопровождения бизнеса «Объединённой зерновой компании» (ОЗК) Романа Грибанова. Отметим, что ОЗК является потерпевшей стороной по уголовному делу братьев Магомедовых. Грибанов был задержан по подозрению в хищении денежных средств ОЗК «при исполнении контрактов по покупке, поставке, перевалке, накоплению и экспедированию зерновых грузов». Он подозревается в особо крупном мошенничестве и участии в преступном сообществе (ч. 4 ст. 159 УК РФ, ч. 3 ст. 210 УК РФ). Ему также вменяется ч. 4 ст. 160 УК РФ (растрата в особо крупном размере). Следствие считает, что, работая в ОЗК, Грибанов сопровождал несколько контрактов, которые в итоге не были исполнены. Деньги, выделенные на них, полагают сыщики, были похищены.

Но и это не всё. В четверг, 6 августа, всё тот же Тверской суд Москвы санкционировал арест ещё одного бывшего руководителя ОЗК, экс-гендиректора предприятия Сергея Полякова. Задержан он был вечером 3 сентября. По версии следственного департамента (СД) МВД, он был участником организованного преступного сообщества, созданного Зиявудином и Магомедом Магомедовыми. Поляков подозревается в хищении более $20 млн путём заключения фиктивных контрактов на поставку и перевалку зерна. Обвиняемый безуспешно пытался убедить суд отправить его под домашний арест. Он утверждал, что никаким образом не мог состоять в преступном сообществе, так как в своё время даже уволился из компании в знак несогласия с методами руководства Зиявудина Магомедова.

Ходатайствуя об аресте Полякова, следователь сообщил суду, что тот подозревается в умышленных, заранее спланированных системных хищениях бюджетных средств, которые он совершал совместно с Романом Грибановым. Преступления, согласно данным следствия, совершались с использованием фиктивных контрактов с группой компаний Newbay Investments L. P.

По словам представителя СД, экс-гендиректора ОЗК необходимо отправить в СИЗО, поскольку вменяемые ему в вину преступления отличаются «повышенной криминальной опасностью», а сам он не способствует их раскрытию. При этом было подчёркнуто, что у Полякова есть белорусское гражданство, загранпаспорт он не выдал, а значит, может скрыться. Кроме того, следователь заявил, что он может оказать давление на свидетелей – бывших подчинённых, тем более что силовую защиту братьям Магомедовым оказывали спортсмены бойцовского клуба Eagles MMA.

«Следователь сообщил также, что господину Полякову вменяются два эпизода с контрактами на общую сумму $20, 25 млн, подписанными им лично, на поставку из Украины и перевалку зерна. В декабре 2012 года было перечислено около $6 млн, а в феврале 2013-го – остальная часть суммы. Зерно так и не поступило. Представитель СД отметил, что почерковедческая экспертиза договоров уже произведена. «Его почерк?» – спросила председательствующая Ольга Солопова, указывая на подследственного. «Его», – ответил следователь. «А это точно бюджетные средства?» – уточнила госпожа Солопова. «Средства – компании, однако была стопроцентная предоплата, а 50% ОЗК принадлежит государству, – сказал представитель СД. – Значит, можно говорить, что были похищены и бюджетные деньги». Следователь также добавил, что, согласно показаниям свидетелей, договоры готовились по указаниям Сергея Полякова, сделки проводились за пределами РФ, а получатель средств не располагал имуществом, которое гарантировало бы возврат средств. В прошлом году, было сказано в суде, компания Newbay Investments L. P. прекратила существование – делится подробностями из зала суда «КоммерсантЪ».

Издание также приводит слова представителя следственного департамента МВД, который особенно подчеркнул, что свидетели по делу – сотрудники ОЗК – утверждают, что Поляков, не будучи специалистом по зерну, во всем подчинялся Зиявудину Магомедову: «О том, что последний был в курсе сделок, которые следствие считает криминальными, говорит тот факт, что одним из посредников являлся гражданин Украины Шевченко (другой — трейдер Питер Бирман), который был хорошо знаком с господином Магомедовым и не раз появлялся вместе с ним в компании».

Далее издание приводит слова Полякова, которыми он отвергал утверждение следствия, что договоры на поставку зерна были фиктивными. «Они были продолжением ранее заключавшихся договоров, – пояснил подозреваемый. – И до этого зерно поставлялось, либо в случае невыполнения контрактов компании выплачивались штрафы».

Поляков назвал сделки предпринимательской деятельностью, «которая подразумевает коммерческий риск». Он также сообщил, что сослался на 51-ю статью Конституции во время допроса, поскольку к вечеру очень устал, а «показания надо давать осмысленно». Кроме того, господин Поляков выразил готовность отдать загранпаспорт и заявил, что не может давить на свидетелей, поскольку с бойцами из охраны братьев Магомедовых не знаком. Экс-гендиректор попросил суд поместить его под домашний арест в его квартиру в «Триумф Палас». Однако суд решил иначе, избрав в отношении него меру пресечения в виде заключения под стражу на срок до 3 ноября 2018 года. ]§[