Ни себе ни людям

Мусорные баки на территории дома по ул. Кадарской
Дата: 
7 Сен 2018
Номер газеты: 

В редакцию обратился один из жителей новостройки по ул. Кадарская, 40, активист движения «Город Наш» Хаджимурат Абакаров. Он рассказал о незаконной деятельности председателя Товарищества собственников недвижимости (ТСН) «КВАРТАЛ», обслуживающего дом.

Как рассказывает Хаджимурат Абакаров, ТСН «Квартал» было создано в 2017 году. Однако, вопреки существующему порядку, согласно которому председатель Товарищества выбирается собственниками квартир на общем собрании и с ведением протокола (там же утверждается устав, в котором прописаны обязанности обеих сторон), жителям был представлен председатель Даниял Абакаров.

Но главная проблема, говорит Хаджимурат Абакаров, в другом: «Жители дома платили деньги исправно, но никакого благоустройства нет: территория захламлена мусором, бегают крысы и т.д. Мы выяснили, что с каждой квартиры (103 квартиры, состоящие в ТСН), в зависимости от квадратуры, правление получало плату от 700 до 1700 рублей. В среднем в месяц с жильцов собиралось 123 тыс. руб. Из них должны были оплачиваться услуги по дератизации, вывозу мусора, обслуживанию лифтов, уборке подъездов и благоустройству придомовой территории, оттуда же рассчитывается зарплата председателю, размер которой утверждают на собрании».

Позже выяснились любопытные детали. Оказалось, что Даниял Абакаров приходится племянником застройщику, но при этом собственником квартиры в этом доме не является. Эта информация подтверждена запрошенной в ЕГРН выпиской. Сам Абакаров заявлял жильцам, что он собственник квартиры №146, однако запрос в налоговую инспекцию подтвердил, что создатели ТСН – жители Каспийска.

«Мусор вывозился «леваками», без заключения договора с компаниями. Когда я стал предавать эту информацию огласке, он задним числом заключил договор с УК «Новый город». На мои просьбы показать договор с жильцами, право собственности на квартиру он отказывал», – рассказывает Хаджимурат Абакаров.

В определённый момент жители дома просто перестали оплачивать услуги, но Даниял Абакаров, по их словам, стал в ответ отключать лифт и свет в подъезде. Притом, что подобное разрешено только в судебном порядке. Это подтверждается предоставленной в редакцию аудиозаписью, а также объявлением, установленным руководством ТСН, о том, что в случае неуплаты будет прекращён вывоз мусора, отключены лифты и свет.

Даниял Абакаров обвинения в свой адрес называет необоснованными: «В данный момент всего 11 квартир оплачивают услуги, и, конечно же, этих денег не хватает, чтобы заключить договоры с соответствующими организациями. Мы и так уже перед ними в долгах», – говорит он.

Он утверждает, что на момент создания ТСН являлся собственником одной третьей части 146-й квартиры, но документов, подтверждающих это, предоставлено не было. Сейчас, как он отметил, в процессе оформления права собственности на офис, расположенный в доме.

Сложность ситуации состоит в том, что указанный дом официально не сдан, поэтому в прокуратуре республики заявление перенаправили в Госжилинспекцию, которая отвечает, что не вправе провести проверку. В МВД в возбуждении уголовного или административного дела в отношении ТСН отказали. Хаджимурат Абакаров готовит исковое заявление в суд.

 

Угроватой вопрос

 

Старается не отставать в квартирном вопросе от Махачкалы и Избербаш. В редакцию обратилась жительница Рукият Шапиева. Она считает, что администрация города незаконно повторно приватизировала часть её квартиры.

Речь идёт о трёхкомнатной (в прошлом коммунальной) квартире по ул. Мира, в которой многодетная семья Шапиевой занимала две комнаты на основании договора социального найма. В третьей на тех же условиях проживала Дарья Угроватая. В 1992 году она уехала к дочери в Баку и не вернулась. В этом же году Шапиева приватизировала квартиру.

Как потом стало известно, на основании решения Избербашского горсовета от 1992 года комната Угроватой досталась Сайгибат Телеевой на правах попечителя. Судебным решением в 1995 году Телеева была признана членом семьи Угроватой с правом пользования квартирой, а в последующем город передал её в собственность.

По словам Шапиевой, Телеева появилась в 1996 году. Через суд в 1997 году она безуспешно попыталась выселить соседку.

Та стала обращаться в разные инстанции для установки кирпичной перегородки между комнатами. Бывший мэр Избербаша Магомед Сулейманов дал добро на строительство перегородки для организации отдельных входов. Притом она не была прописана в техническом плане и отрезала бы вход в квартиру для Шапиевой. Перегородка несколько раз сооружалась и сносилась.

Телеева в квартире не задержалась: «Она не могла там остаться, так как не было коммунально-бытовых условий для проживания: квартира рассчитана на одну семью», – рассказала женщина. Перегородку она снесла.

После смерти Телеевой право собственности перешло к её дочери Нухбийке Мугутдиновой. В 2017 году она стала требовать освободить комнату. Шапиева отказалась. «Угроватая выехала из республики, безвозвратно покинула квартиру и не участвовала в приватизации. Телеева же фактически проживала в Пожарном городке в Избербаше»,– считает её адвокат Раисат Маликова.

По её мнению, женщина потеряла право проживания, поскольку, согласно ЖК РФ, в случае выезда нанимателя и членов его семьи в другое место жительства договор социального найма считается расторгнутым.

На судебном заседании Мугутдинова рассказала, что её мать проживала в квартире до 2010 года, а после перенесённого микроинсульта пришлось забрать её к себе.

Во время очередного посещения квартиры она обнаружила, что соседка снесла перегородку и поселила в её комнату квартирантку. 

Она обратилась в суд с требованием восстановить сооружение и освободить комнату.

Шапиева подала встречный иск, чтобы лишить соперницу прав на имущество. Представитель ФГУП Ростехинвентаризация-Федеральное БТИ по РД пояснил, что, согласно техническому паспорту, перегородка между квартирами была. Горадминистрация также заняла сторону истицы.

Причём Маликовой в суд был представлен акт пожарной службы 1999 года, которая обнаружила перекрывающее выход заграждение. Оно было построено самовольно, без согласования с Госпожнадзором и Управлением архитектуры города. Также, по данным отдела архитектуры и строительства мэрии, разрешение на перепланировку и переустройство квартиры не выдавалось. 

7 сентября 2017 года Избербашский суд удовлетворил требования Мугутдиновой. Он пришёл к выводу, что Шапиевой по ордеру предназначались две комнаты. При этом приватизировала она всю квартиру, хотя ордер Угроватой аннулирован не был.

Маликова говорит, что договор приватизации одной комнаты с Телеевой был заключён на основании решения горсовета о приватизации всей квартиры. На основании этого же документа 5 лет назад Шапиева приватизировала всю площадь, и договор с ней аннулирован не был. Суд назвал довод несостоятельным, так как даты и нумерация у договоров разные. 

Адвокат также считает, что сроки договоров найма, заключённых с Шапиевой и Угроватой, истекли в августе 91-го года, поэтому год спустя её подопечная получила право на приватизацию всей квартиры. Собственно договор приватизации с Телеевой на одну комнату был незаконным. 

Суд не принял эту ремарку во внимание, поскольку Шапиева не смогла добиться отмены решения Избербашского суда 1997 года. 

Также адвокат считает, что право пользования квартирой, закреплённое судом за Телеевой, не имеет ничего общего с правом собственности. Согласно ГК РФ, члены семьи собственника имеют право пользования жилым помещением на условиях, предусмотренных жилищным законодательством. Но переход права собственности является основанием для прекращения права пользования членами семьи прежнего собственника. На сегодня по решению суда перегородку восстановили, а Шапиева не может попасть в свою квартиру. ]§[