Ни хлеба, ни соли

Каждая весна в селе Львовское-1 традиционно начинается с схода жителей
Дата: 
16 Апр 2021
Номер газеты: 

В минувшую субботу в селе Львовском-1 Бабаюртовского района прошёл сход жителей. Под лозунгом «Решайте наши проблемы» люди требуют тепла – газа, образования и безопасности для детей – новой школы вместо готовой в любой момент рухнуть старой – и элементарного житейского достатка – землю. Заявляя о злостных нарушениях своих конституционных прав и в попытках быть услышанными властью, они ссылались даже на средневековье…

На сход собралось более 300 жителей села. Основным связующим все сельские проблемы звеном тут традиционно выступает депутат сельсовета и активист Мухтарали Адильханов. И в этот раз он вёл мероприятие и кратко объяснил, что хочет народ.

По его словам, местные жители сильно сомневаются в том, что их мнение и в этот раз дойдёт до руководства Дагестана и, тем более, России, поскольку письма, обращения в различные инстанции и встречи с компетентными чиновникам продолжаются с 1989 года.

Но, тем не менее, сказал Адильханов, «не видя выхода из сложившегося положения, когда нарушаются все конституционные и чисто человеческие права», люди в очередной раз решили попытаться довести своё мнение до нового руководства республики. И одним указательным пальцем Адильханов обозначил наиболее острые проблемы сельчан, показав на плакат-растяжку в руках собравшихся со словами «Решайте наши проблемы: газ, школа, земля».

Но апеллировал Мухтарали Адильханов не только пальцами. Он показал участникам схода карту 2003 года, которую он достал в архивах. На ней был зафиксирован уже действующий газопровод «Геметюбе – Львовское» стоимостью 300 млн рублей.

«Но всё это на бумаге. Исходя из этого, есть ещё одно Постановление Правительства Республики Дагестан от 6 февраля 2018 года №18. Здесь сказано, что, в соответствии со статьёй №17 ФЗ от 1999 года, включить в программу газификации селение Львовское №1, в частности строительство газопровода высокого давления первой категории 30 км диаметром трубы 159 мм. Но это тоже остаётся на бумаге. Пишут на бумаге, тратят государственные деньги, но, тем не менее, это никого не волнует», – напомнил Адильханов.

Он показал ещё один правительственный документ и рассказал, что 28 апреля 2010 года было совещание у председателя правительства Дагестана Магомеда Абдулаева, где присутствовал и он сам. В пункте №2 этого документа значится обеспечение пересчёта проектно-сметной документации на строительство школы в селе Львовском №1 в ценах 2000 года за счёт средств, предусмотренных на мероприятия по социально-экономическому развитию районов и городов РД, а также включение в строительство указанного объекта мероприятия по социально-экономическому развитию. Кроме того, на совещании было внесено и одобрено предложение по включению объекта строительства газопровода-отвода «Геметюбе – Львовский-1» на 2010 год. Это совещание у председателя правительства, напомнил Адильханов, тоже осталось на бумаге.

«Хотелось бы спросить. Сколько часов в зимнее время спят люди, которые газом топятся, и сколько спим мы? Мне, например, в моём возрасте приходится каждые два часа подниматься – топить котёл. Мой сон – четыре часа в среднем. Пусть приедут, поживут вместо нас. Посмотрят, как это бывает. Однако никого наши проблемы, наши беды не волнуют. К руководству Дагестана обращались – да, бывали на приёме у президента РД – да, но у нас создаётся впечатление: то, что мы говорим, то, что пишем, не доходит до первого лица. Где-то, наверное, это умело блокируется заинтересованными лицами. Часто задают вопрос: «А куда делись 300 млн, выделенные на газификацию села?» Так, друзья, не мы же их съели, мы их не видели! А куда делись деньги, которые были выделены на строительство школы Львовское №1, в каком году не помню – 100 млн – они, по-моему, были направлены в какой-то кутан и там построили школу. Нам, коренному населению, которое обосновалось здесь в 1590 годах, нет средств, чтобы построить школу, провести газ, а незаконно возникшим, стихийно возникшим хозяйствам в селе и школы строятся, и газ проводится», – под одобрительные возгласы сокрушался выступающий.

Другие ораторы были не менее эмоциональны. Один из них посчитал, что около 15 стихийно возникших на территории Бабаюртовского района поселений газифицированы, чего нет в нескольких сёлах, где проживает коренное население.

«Хотя закон отгонного животноводства от 90-го года гласит, что никаких капитальных строений в этих кутанах (прикутанных хозяйствах) нельзя строить. Всем на всё наплевать. Самое главное – наплевать на нас. Мы говорим именно о нашем селе.

Поэтому мы обращаемся, конечно, к Меликову Сергею Алимовичу. Чтобы развеять наши сомнения, доходят наши просьбы к вам, наши чаяния, хотелось бы, чтобы нас приняли, чтобы мы воочию рассказали бы всё вам: как нарушаются наши конституционные права, как нарушаются чисто человеческие права. Единственное, что мы, джамаат, можем сказать: если не будут решаться эти проблемы, то мы оставляем за собой право добиваться их разрешения методами, доступными для нас. Выхода у нас нет», – отметил выступающий.

Но ограничиваться надеждами только на Меликова жители села не стали. Параллельно они записали видеообращение в адрес президента РФ Владимира Путина.

Житель села Нажмудин Вагаев: «Мы чувствуем угрозу здоровью и жизни наших детей, потому что в любую минуту эта школа может рухнуть на их головы. В связи с этим мы, население Львовского, для себя приняли решение: даём срок три месяца, период летних каникул, если за это время не начнётся строительство новой школы, то осенью, эти сараи и школой нельзя назвать, наши дети не пойдут. Это не вызвано тем, что мы хотим показать наше село в государственном масштабе, а тем, что мы можем потерять наших детей. Пусть нас услышат. И так дети здесь нормально не обучаются, потому что около 25% из них ежегодно зимой болеют из-за отсутствия тепла в школе. О том, что фундамент просел, мы даже не говорим. Это бойкот, пусть республика знает. У меня трое внуков в этой школе учатся, я не намерен их терять». 

Односельчанка Вагаева полностью поддержала его с небольшими подробностями. Отсутствие в селе одновременно и газа, и нормальной школы, как она понимает, в прямом смысле подрывает здоровье детей:

«Вы посмотрите на эту школу. Сколько лет уже сюда приезжают, сколько проверок было. У меня внук учится в 7 классе. В их классе зимой нет окон, они сгнили, даже гвоздь не держится. Сколько выделили денег, куда девались эти деньги? Неужели нет никакого контроля, неужели нет никакой комиссии? Хоть часть дайте простому народу. Дайте нам школу, дайте нам газ. XXI век, большое село на трассе, у нас нет элементарных человеческих условий для жизни. Мы зимой мёрзнем, дрова покупаем. Слушайте, у кого-то хоть совесть, может, заиграет. От нас вы требуете соблюдения законов, успеваемости требуют от наших детей… Нет наглядных пособий, нет классов, компьютеров. Как наши дети должны сдавать ЕГЭ? Какая успеваемость у них будет?! У нас учителя всю зиму болеют, заменять некому, дети приходят домой. Везде технологии, а у нас даже наглядных пособий нет. Нажмудин правильно сказал: мы не отпустим детей. Отпускать детей в такую развалюшку?! Я переживаю, когда мой внук в школе. Может, она развалилась, а он остался под завалами… А кто будет отвечать тогда? У нас любят громко говорить: «Дети – наша жизнь, наше будущее». Дайте тогда детям будущее». 

Следующий оратор был ещё более резок и категоричен. По его словам, жители села страдают даже от того, что часто напоминают и говорят о своих реальных проблемах.
«Наша так называемая школа – это лицо правительства, министра образования. Без образования какое будущее у наших детей? Эта школа – мой ровесник. Мне пошёл седьмой десяток. У самана по госстандартам срок – 50 лет. А здесь уже 70 лет. Вот интересно: говорим, говорим, пишем, пишем, потом приходят люди и начинают искать зачинщиков, кто пишет жалобы, и вообще, кто поднимает голову. Да вот я скажу, чтобы облегчить эту работу. Зачинщик – это 1 500 человек – население этого села. Передайте, пусть не ищут никого. Мы считаем, что нарушаются наши элементарные права. Написано, что мы граждане Российской Федерации, мы с луны не прилетели – пусть обращают внимание. Не стыдно министру, который вычёркивает из проекта нашу школу. 

С 1987 года один проект на 640 мест, в 1990-м – второй проект на 940 мест, а фундамент стоит на 120 мест. Сейчас ещё четвёртый проект сделан. 4 проекта за 35 лет, но ни одного камня не поставили. А ведь государство деньги потратило на эти проекты. Мы хотим довести это до правительства, до президента Путина. Хотим как современные люди жить, а не как первобытные», – сказал он. 

Ещё одна местная жительница заявила, что женщины села ждут от врио главы Дагестана Сергея Меликова положительных результатов работы, поскольку, убеждена она, нельзя жить в 60 километрах от Махачкалы без элементарных даров цивилизации.

«Уважаемый Сергей Алимович! Это просто, ну, не знаю что. На дрова и уголь цены немаленькие. Есть семьи, которые могут себе их позволить, остальные буквально в холодных комнатах спят до утра», – призывно завершила она свою речь. 

Как правило, жители Львовского-1 проводят крупные сходы при каждом новом руководителе республики. Был он и при Владимире Васильеве. Вопросы всё те же. В сходе осенью 2018 года участвовал и на тот момент врио главы Бабаюртовского района Даниял Исламов. «В республике реализуется большое количество программ, которые должны улучшить благосостояние жителей. Владимир Васильев лично контролирует реализацию каждой из них. От нас требуется только работа, работа во благо народа», – говорил Исламов, пояснив, что администрация района неоднократно обращалась в различные инстанции и с письмами. И только за 2018–2019 годы администрация района написала более 10 писем, в итоге «Газпром» включил с. Львовское-1 в программу «Схема газификации на 2021–2014 г».

 

1000 и один гектар

 

Если вопросы тепла и образования жителей Львовского-1 могут решиться со строительством газопровода и школы, то есть куда более сложная проблема – земля. Вернее, её отсутствие. И если для кого-то этот ресурс представляется важным и значимым активом, то для людей – это единственная возможность для выживания.

Представитель села Казиюрт на сходе напомнил, что их предки обосновались в Бабаюртовском районе с XVI века.

«У нас было, конечно, достаточное количество земель, но сейчас её нет, Правительство РД взяло и подчинило себе 1 млн 579 тыс. га земли. Друзья, Октябрьская революция, по-моему, подарила всем людям Советского Союза социалистический строй, но почему-то мы сегодня оказались… Так пусть вытаскивают нас из этого строя», – призвал он, добавив, что если Сергей Меликов примет и выслушает их, то они ему детально расскажут, как и в чьих интересах нарушаются их права.

Бабаюртовский район сравнительно один из крупнейших в Дагестане. Однако считать, что размеры муниципалитета могут поглотить любые земельные противоречия, было бы неправильным и ошибочным. Более половины нелегальных сёл (110) находятся на территории Бабаюртовского района, а численность их населения уже превышает 27 тысяч, что составляет почти 50% от количества местных жителей. Из 82 сёл Бабаюртовского района свыше 50 – это кутаны, где созданы незаконные поселения колхозов и совхозов горных районов. Более 25% жителей – переселенцы, имеют 326 тыс. га сельхозугодий. Из них за хозяйствами района (вместе с переселенческими) осталось всего 45,7 тыс. га, или 14% сельхозугодий. Остальными землями района – 86% всех угодий – пользуются порядка 162 хозяйств из 21 горного района. 

Требования и острое желание жителей Львовского-1 обучать своих детей в современной школе оправданы ещё и потому, что типовые школы и садики уже построены и функционируют в прикутанных хозяйствах. Очевидно, что никто не строил эти школы и другие социальные объекты в зоне отгонного животноводства на свои личные или спонсорские деньги. Это всё построено на деньги федерального центра. Другими словами, за государственные деньги построили там, где законами же этого государства строить категорически нельзя. С другой стороны, мы не увидели ни одного даже возбуждённого дела за нецелевое использование бюджетных денег либо иных шагов органов государственной власти.

По подсчётам местных активистов, в 1929 году, когда был образован район, в его состав входило 77 сельских поселений, а теперь их осталось только 19. Район потерял 90% принадлежавших ему ранее земель. В 2015 году здесь едва не разразился новый виток конфликта, по району начала распространяться информация о планах республиканских властей создать специальный Тляратинский участок на месте компактного расположения тляратинских кутанов. По разным данным, тогдашний глава Дагестана Рамазан Абдулатипов в последний момент отмахнулся от этой опасной идеи.

Однако именно при Абдулатипове был запущен новый виток земельной конфронтации, когда депутаты Народного собрания приняли законопроект (Программа земельной реформы была утверждена 26 августа 2015 года распоряжением правительства №339-р) о регулировании земельных отношений в РД. Это дало, по сути, неограниченные полномочия республиканским органам власти по перекройке земельного ландшафта республики.

Разумеется, речь шла о стопроцентно равнинных территориях. При этом органы местного самоуправления данных районов совершенно отстранены от разработки данной программы, с ними даже не согласовывают межевание границ и определение статуса отгонных земель. У людей своё видение ситуации. Они убеждены, что в результате политики властей последних десятилетий хозяйства горных районов в расчёте на одного жителя имеют земли гораздо большие, чем хозяйства равнинных районов. 

Во время одного из последних согласованных митингов, посвящённых земельным проблемам, руководитель НКО «Толеранс» Абсалитдин Мурзаев приводил свою статистику и кратко раскладывал сложившуюся в республике ситуацию: «И это в то время, когда в горных районах многие высокоурожайные террасные земли, сады, сенокосы и другие угодья, обеспечивающие жизненные потребности значительной части горского населения, заброшены и не обрабатываются. Это вывело из сельскохозяйственного оборота в горах более 100 тыс. га пашни, что составляет 42% обрабатывавшихся в 70-х годах земель. В горах заброшены не только поля, но и множество аулов. В результате массового переселения большое количество этих аулов практически перестало существовать».

Мурзаев, в частности, приводил в пример Кумторкалинский район, где более чем из 120 тысяч гектаров земель у коренного населения осталось менее 20 гектаров. А есть сёла, где нет ни одного гектара и людям негде пасти скот.

Стоит напомнить, всего в республике без документов образовано более 200 населённых пунктов общей площадью 10,5 тысячи га, в которых проживает 78,6 тыс. человек, в том числе в зонах отгонного животноводства, где площадь пашни составляет 82,6 тыс. гектаров. Из них для выращивания сельхозкультур используется лишь 40,1 тыс. га, или 48,6%. В то же время 105 хозяйствам предоставлено 152,4 тыс. га летних пастбищ в 15 горных районах, из которых 94,3 тысячи га не используются. ]§[

Комментарии:

Почему бы Абсалютину Мурзаеву не поехать в горы где столько заброшенных земель ? Пусть едет и покажет на деле как надо обустроить горы глядишь потом и другие потянутся
Надо было мишустина & Ко отправить в село Львовское, чтобы видели в каком сарае дети учатся и как живут люди в селе. А они поехали в дербент шашлык -машлык коньяк-маньяк, чумудан, икра осетра - вот и пикничок. Думаю они часто наведываются сюда не по работе (это видимость), а идет слух как местные чинуши умеют "лизать" "гостям" ну и чумуданы волшебные, которые открывают любые перспективы. Жителям села надо поменять название села. Может что то поменяется.