Не расcчитали поле

Сначала поле – потом деньги
Дата: 
14 янв 2022
Номер газеты: 

Арбитражный суд Дагестана 15 января начнёт рассмотрение иска дагестанской фирмы к кизлярскому колледжу. Подрядчик утверждает, что потратил на исполнение контракта гораздо больше того, что было предусмотрено в контракте, взамен на обещание заказчика эти расходы покрыть. Заказчик, в свою очередь, это отрицает.

3 сентября 2018 года ООО «Сириус» и Кизлярский профессионально-педагогический колледж заключили контракт: подрядчик должен был построить мини-футбольное поле со зданиями раздевалок и душевых. Цена контракта – 5,6 млн рублей, завершение работ планировалось до 15 декабря того же года.

Уже во время выполнения работ подрядчик в лице гендиректора Ашуралава Сулейманова обнаружил, что в смете допустили множество ошибок в части количества работ и объёма материалов. Сам он объясняет это тем, что не изучил тщательно сметную документацию, потому что лично знал сметчицу, имел с ней опыт работы и был уверен в правильности её расчётов. Позже выяснилось, что женщина страдала от онкологии, хотя и продолжала работать. Это, вероятно, сказалось на результате. К тому моменту, как обнаружились ошибки и упущения в смете, её не стало.

Весь ход строительства контролировал лично директор колледжа Али Абдуллаев. На строительной площадке его даже называли «самопровозглашённым технадзором». При возникновении любых вопросов заказчик и подрядчик принимали решение на переговорах в кабинете Абдуллаева. Первой проблемой, которую пришлось обсудить в его стенах, стало то, что, сметой на кладку несущей стены заложено 18 м3 кирпича, а фактический расход составит 86 м3, то есть почти в 5 раз больше.

На это, указывает подрядчик, директор спокойно говорил: «Вы используйте сколько нужно, мы потом разберёмся. Это не бюджетные деньги, а мои деньги (колледжа), я решаю, на что их тратить». И подрядчик продолжал работать дальше.

Юрист Раисат Юсупова, представляющая интересы Сулейманова, рассказывает «ЧК», что с увеличением объёмов работ увеличивались и сроки их выполнения. «Поэтому 6 декабря того же года мой доверитель отправил заказчику письмо, где указал свои фактические расходы по материалам (чтобы положить 18 м3 и 86 м3 кирпича нужно разное время) и просил продлить срок исполнения, либо не применять к нему меры ответственности (неустойка/штрафы). Письменного ответа директор не дал, зато заверил устно, что вынужден применить меры ответственности, так как того требует закон. Но посоветовал моему доверителю не расстраиваться, потому что колледж заключит с ним дополнительное соглашение к контракту на увеличение его суммы на 10%. Якобы это поможет вернуть неустойку», – рассказывает юрист.

По её словам, стороны действительно пересмотрели смету по выполненным работам: убрали ненужные расходы на дорогие прожекторы и направили их на недостающие материалы и объёмы, но покрыть всё даже в этом случае не получилось. Стороны составили акт, где исключили лишние, ненужные работы и затраты, заложенные на эти цели, и направили их на оплату материалов и работ, упущенных сметой. На этом этапе завершились работы по строительству здания раздевалок и душевых.

Далее подрядчик приступил к работам по ограждению и покрытию мини-футбольного поля, где снова столкнулся с неправильным объёмом и стоимостью покрытия. Раисат Юсупова объяснила, что в техническом задании нет высоты забора: «В пояснительной части проекта указана высота 6 метров. В проекте же заложен расход материалов на четырёхметровый забор, при этом ограждение только с двух сторон поля. Об этом подрядчик доложил заказчику письменно. По поводу сильной разницы в стоимости газона было также написано не одно письмо заказчику. Так, сметой заложено покрытие 1275 м2 футбольного поля искусственным газоном на 7 тысяч рублей. Подрядчик в письме от 19.04.2019 г. уведомляет о приостановке работ на объекте, пока не получит от заказчика информацию о поставщике, готовом поставить такое количество газона за 7 тысяч рублей».

Для решения этой проблемы в кабинете Абдуллаева собрались его заместители, бухгалтеры, подрядчик и механизатор, один из которых сделал диктофонную запись встречи, которая была предоставлена в распоряжение редакции. Суть разговора была в том, согласится ли подрядчик на просьбу директора колледжа постелить газон и провести дополнительные работы за свой счёт на условиях последующей оплаты различного вида договорами. Вот некоторые цитаты:

«Родной, я ещё раз повторяю: я перечислю все деньги. Вот главный бухгалтер, вот я. Если кого ещё нужно, усилитель дай, всему городу расскажу. Да? Закончишь, я перечислю все деньги и 10% ещё дам оттуда. Понял, да?» Подрядчик продолжает говорить про то, что необходимы деньги на закупку материалов и оплату рабочим.

«Насчёт этого заключим договор, если больше сумма будет, то мы на большую сумму заключим этот договор дополнительно, независимый от этой сметы, от этих работ, в пределах определенной суммы. Выше – надо торги объявлять», – говорит директор.

«У меня нехорошее положение, у вас нехорошее положение, надо выйти как-то...», – говорит Сулейманов, имея в виду данные работы.

«У меня какое нехорошее положение? У меня деньги есть, какое нехорошее положение? Это у тебя нехорошее положение. Ты 15 декабря должен был сдать объект. Тебя оштрафуют, не меня. В каком смысле одинаковое, ты скажи, пожалуйста? У меня никакого нехорошего положения нет. У меня единственное, что пригласил на открытие, и они спрашивают: когда открытие, когда открытие? Всё! Неудобство только в этом. В остальном никакого нехорошего положения нет. У меня деньги есть. Если не было бы денег, то ты бы да, говорил: у вас тоже положение такое, у нас тоже такое. У меня деньги есть. От меня требуются только деньги. Работа требуется от вас», – возмутился Абдуллаев.

«С самого начала пришёл бы ты, я бы тебе сказал 20% отката и делай. И что бы ты делал? Это же миллион. Я же так не делаю. Мне ничего не надо. Так же?», – продолжает заказчик.

«Послушай меня теперь. Я ничего не скрываю, Шувалов – глава города. Я – заместитель Председателя городского собрания. У нас есть связи. Видел, он приходил? Он хотел городской стадион. Стоит мне сказать одно слово: не связывайся с ним, и всё! Не возьмёт. Все будут спрашивать у меня: как он? От меня тоже зависит многое. Если я скажу: не связывайтесь с ним Бога ради, головные боли будут. Всё! Ты это тоже должен понять. Вот это видеть, сколько кубов кирпича, сколько раствора и т. д. – это разрешаемый вопрос. Остальное же не видеть нельзя. Ты должен в масштабе видеть последствия, что дальше. Что дальше от того, что ты делаешь».

«Ну, придётся сделать», – отвечает подрядчик. Он решил выполнить дополнительные работы, не заложенные в смете, за свой счёт на условиях последующей оплаты.

Чтобы как-то подстраховаться, он попросил у заказчика письменное заявление на дополнительные работы. Так, 25 января 2019 года было написано письмо об увеличении площади поля до 1500 м2 за счёт переноса бетонных дорожек, которые ошибочно заложены в проект и могут травмировать игроков. 28 января написано письмо об увеличении высоты ограждения вокруг поля до 6 метров. Работы были завершены к лету. 16 июня в издании «Инфо-Кизляр» даже появилась новость об открытии спортивного комплекса, хотя документально он был сдан только 10 октября. Из обещаний заказчика стороны действительно заключили договор №1 на 560 тыс. руб. – это 10% от суммы контракта, но эти средства не покрывали и половины затрат подрядчика на дополнительные работы (их примерно 3 млн).

«Не оплатил заказчик также законную экономию подрядчика на сумму НДС, заложенную в смете. После окончания работ мой доверитель неоднократно обращался к Абдуллаеву, тот сначала отвечал, что в отъезде, на операции, в отпуске… потом началась пандемия, и заказчик якобы не мог оплатить из-за того, что учреждение закрыто.  Тогда Сулейманов решил сам обратиться в проектно-сметную организацию, где заказал сметные расчёты по выполненным и неоплаченным дополнительным работам. И Абдуллаев с ним встретился, но, со слов моего доверителя, сказал, что не может заплатить ему ничего, так как сам не получил никакой суммы», – рассказала юрист Юсупова.

«ЧК» связался с директором Кизлярского колледжа, он от комментариев отказался, сказав лишь то, что с позицией Сулейманова не согласен. «Сейчас дело в суде, после суда и будут все комментарии», – сказал Абдуллаев.

Первое заседание по делу назначено на 15 января. ]§[