Монополия на анализыЧто ждать Дагестану от создания единой клинико-диагностической лаборатории?

В идеале кровь в лабораторию должна поступать в течение двух часов...
Дата: 
27 июл 2018
Номер газеты: 

29 мая министр здравоохранения Дагестана Джамалудин Гаджиибрагимов подписал приказ о создании четырёхуровневой системы лабораторной службы. Это означает, что при государственных медучреждениях закрываются существующие лаборатории и остаются только пункты забора крови и др. материалов (1–3-го уровня), а сами исследования будут проводиться в Буйнакске – на базе частной Единой клинико-диагностической лаборатории (4-й уровень). Принесёт ли пользу республике проводимая централизация, и кто за этим может стоять?

Эта новость не обрадовала тысячи сотрудников лабораторий. 26 июня главный внештатный специалист по лабораторной диагностике Минздрава РД Ума Меджидова обратилась к Джамалудину Гаджиибрагимову с просьбой не разрушать лабораторную службу и ещё раз вернуться к обсуждению вопроса.

По её словам, в Дагестане сегодня 415 лабораторий (348 клинико-диагностических, 22 иммунологических, 44 бактериологических и 1 цитологическая). В них трудятся 337 врачей-лаборантов и 1 070 лаборантов. В централизованной лаборатории (ЕКДЛ) предполагается 300 рабочих мест, а изначально заявлялось создание до 500 рабочих мест. То есть 1 407 человек остаются без работы.

«До последних лет в России никому в голову не приходило, что в лечебном учреждении вдруг может не оказаться лаборатории, что она может быть расположена где-то в другом месте. Эта идея с медицинской точки зрения абсурдна. Есть много строгих правил по забору материала, его хранению и транспортировке. Даже при условии их соблюдения ошибки неизбежны. Врач должен проводить исследования в любой момент, когда этого требует состояние здоровья больного. Теперь больницы, по сути, станут заложниками централизованной лаборатории», – говорится в письме министру.

В пресс-службе Минздрава РД пояснили, что министр в курсе этого обращения и 23 июля провёл совещание по этому вопросу. В министерстве уверяют, что почти 90% штата сотрудников лабораторий сохранится, никто их не уволит, а руководитель медучреждения самостоятельно определит направления для усиления за счёт высвобождения мест.

Ранее в СМИ пресс-служба расписывала преимущества появления централизованной лаборатории. Во-первых, для пациентов процедура сдачи анализов не изменится: биоматериал они будут сдавать в тех же медучреждениях, к которым прикреплены. Полученный материал будет доставляться в централизованную лабораторию на специальном санитарном транспорте.

Во-вторых, результаты анализов с открытием лаборатории будут поступать быстрее, чем сейчас. Получить их можно будет либо у лечащего врача, либо на информационном портале лаборатории. При этом указывается срок выполнения анализов 1–3 дня.

В-третьих, расширится перечень исследований и доступность высокотехнологичных методов. Лабораторная диагностика будет проводиться бесплатно по полису ОМС.

В-четвёртых, создание ЕКДЛ с привлечением частных инвестиций может снять нагрузку с соответствующих статей республиканского бюджета, позволив оптимизировать расходы, перераспределяя на другие социально значимые направления. По условиям соглашения, инвестор будет работать по расценкам ниже тарифов, утверждённых программой обязательных гарантий ФОМС. Так, инфекционные исследования должны обойтись бюджету ФОМС на 48% дешевле, биохимические – на 44%, а молекулярно-биологические и гормональные – на 40%.

 

Сколько стоят анализы?

 

Однако в каждом из этих преимуществ есть минусы. Один из сотрудников частной лаборатории в Дагестане согласился на анонимных условиях рассказать, чем может обернуться централизация лаборатории в таком виде. «В принципе дело хорошее, наши больницы крайне плохо оснащены. Не у всех есть возможность содержать на уровне лабораторию. Правильная диагностика – это 70% правильного лечения. В Минздраве не придерживаются такого соотношения при финансировании. Может быть, в больницах количество лаборантов завышено, но главврачу выгодны 4 лаборанта по 0,25 ставки, чем один на полную. Категорически неправильно закрывать все лаборатории при медучреждениях. Лучше отдать ЕКДЛ те объёмы и виды анализов, с которыми местные не справляются. Но загвоздка в том, что соглашением о государственно-частном партнёрстве Правительство РД обязано обеспечить инвестора пациентами и биоматериалом», – пояснил собеседник.

Планируется оставить только цитовые (срочные) лаборатории, проверяющие уровень холестерина, сахара и другие показатели, необходимые, например, при проведении срочной операции. Но, например, в онкодиспансере лаборатория работает с огромной нагрузкой, так как четыре отделения (хирургическое, химико-терапевтическое, радиологическое и реанимационное) делают анализы с повтором через два дня. При этом в медучреждениях, где закупалось современное оборудование, оно будет простаивать, а также может сократиться финансирование больниц, поликлиник, диагностических центров в связи с преобразованиями.

По его словам, в Дагестане завышены отчёты в Минздрав. По их статистике, в сутки делается 170 тыс. тестов. В одном анализе можно выявить десятки показателей, а в отчётах каждый из них прописывают отдельно, поэтому в реальности речь идёт о 2 тыс. пробирок в сутки. Это небольшие объёмы. Например, в одной из частных московских клиник в сутки делают 1 тысячу пробирок, анализы свозятся со всей России. В штате у них 30–40 сотрудников.

С пунктов забора пробирки будет забирать специальный транспорт, но вряд ли он будет закреплён за каждым медучреждением, а курьер приедет к 8 утра из Буйнакска в Махачкалу, когда начинается сдача анализов, и будет дожидаться окончания приёма. Пока объедет все за ним закреплённые учреждения, в лучшем случае вернётся в Буйнакск после обеда. То есть чьи-то анализы не успеют провести исследования в этот же день. Как быть с отдалёнными и труднодоступными районами? А время – самый главный фактор в этом деле.

«Об этом вслух боятся говорить, потому что это большой бизнес. Производители пробирок дают 100-процентную гарантию сохранения крови в пробирке в первозданном виде только до 4 часов. В лучшем случае до 24 часов до 80% клеток останутся в крови. Для биохимического анализа используют дорогостоящие пробирки со специальным гелем. Если центрифугировать кровь будут на месте, гель непроницаем до 18–24 часов. Сомневаюсь, что в лаборатории Буйнакска будут приобретать такие пробирки. В идеале кровь должна поступать в лабораторию в течение двух часов», – рассказал сотрудник частной лаборатории.

Под сомнением могут быть результаты и многих частных лабораторий, которые исследование проводят не на месте, а отправляют пробирки в Москву. Чтобы делать самим анализы, нужно получать заключение Роспотребнадзора, лицензию в Минздраве, а это долгая и проблемная процедура. При этом цены на анализы почти одинаковые вне зависимости от места исследования.

«Например, анализ одного гормона щитовидной железы стоит примерно 300–340 рублей. Если в лаборатории сами исследуют материал, то себестоимость составляет 120 рублей, а если вручную – 30 рублей. Но продаём всё одинаково – по 300 рублей», – раскрыл секрет ценообразования анализов собеседник.

Кроме того, сейчас многие частные лаборатории вступают в программу обязательного медицинского страхования и предоставляют по некоторым видам исследований бесплатные услуги. Делается это потому, что тарифы ТФОМС РД на диагностические услуги одни из самых высоких по сравнению с другими регионами. Централизованная лаборатория будет получать намного больше средств за те же анализы, которые бы сделали в Москве. По словам представителя частной лаборатории, общий анализ крови в Москве стоит около 100 рублей, в частной клинике в Дагестане – около 300 рублей, а ТФОМС РД оплачивает около 800 рублей.

«ЧК» сравнил некоторые цены частного центра с тарифами ТФОМС РД. Например, общий анализ мочи и по Нечипоренко стоит 210 рублей, а через ОМС – 244,53 и 272,91 руб. Исследование свободного Т3 в крови в частной лаборатории стоит 340 рублей, через ОМС – 780,60. Дело в том, что в России нет единой системы расчёта тарифов оказания медицинской помощи и диагностических услуг. Стоимость рассчитывает региональная комиссия на своё усмотрение.

Единая лаборатория принесёт республике больше минусов, чем плюсов

 

Как появилась единая лаборатория?

 

В 2015 году инвестор ООО «УК ЕКДЛ» направил в Правительство РД предложение о создании на территории колледжа лаборатории. Причём тогда заявлялось, что она будет создаваться «на базе уже существующей лабораторной службы». Инвестор обещал реконструировать четырёхэтажное здание, оборудовать современной техникой на сумму 985 млн рублей, из которых 212,8 млн руб. – на реконструкцию здания в 2017 году, остальные на оснащение объекта: 35 млн руб. – в 2018 году, 165 млн – в 2019 году, 571,7 – 2020–2036 годы. Кроме того, инвестор обязался в республиканский бюджет ежегодно отчислять 30 миллиардов рублей.

Освободившиеся 30 га в мае 2016 года глава Дагестана Рамазан Абдулатипов распоряжением №70-рг разрешил ООО «Единая клинико-диагностическая лаборатория» взять в аренду на 25 лет без проведения торгов. В июле 2016 года экспертный журнал «Концессии и инфраструктурные инвестиции» сообщил об итогах конкурса, объявленного по инициативе частного инвестора на заключение государственно-частного партнёрского соглашения по созданию Единой лаборатории. А 2 августа 2016 года подписано концессионное соглашение. Примечательно, что закон «О государственно-частном партнёрстве, муниципально-частном партнёрстве в Республике Дагестан», позволяющий это сделать, парламент принял лишь в январе 2017 года. В марте 2017 года объект был передан концессионеру для реконструкции, а 20 апреля 2017 года передан в аренду земельный участок.

Кстати, могут возникнуть вопросы законности передачи ЕКДЛ этих объектов, так как в октябре прошлого года, как только Абдулатипов ушёл с должности, прокуратура РД признала ряд распоряжений о передаче земель в аренду без торгов незаконными.

Согласно Закону РД №94 «Об установлении критериев, которым должны соответствовать объекты социально-культурного и коммунально-бытового назначения, масштабные инвестиционные проекты, для размещения (реализации) которых земельные участки предоставляются в аренду юридическим лицам без проведения торгов», должен быть отдельный порядок рассмотрения документов, обосновывающих соответствие инвестпроекта требованиям закона. Порядок должен быть определён отдельным Постановлением Правительства РД. Однако на тот момент он не был утверждён. А лоббировал этот закон в том числе и спикер НС РД Хизри Шихсаидов. Наш источник сообщил, что, когда в 2015 году только появился проект ГЧП, он в течение двух-трёх месяцев обошёл все министерства и получил положительный отзыв. Немного колебался только ныне арестованный министр экономики РД Раюдин Юсуфов, который запросил экономическое обоснование.

Участие Шихсаидова отчасти объясняет, почему выбран именно Буйнакск, если порядка 70% всего собираемого материала из Махачкалы. Единая лаборатория приступит официально к работе с января 2019 года. Однако история её создания началась пять лет назад. Нынешнее местоположение лаборатории – ул. Ломоносова, 111 (район Комсомольского озера) – территория бывшего сельскохозяйственного техникума имени Ш. Шихсаидова (названа в честь старшего брата Хизри Шихсаидова «ЧК»). В рамках оптимизации образовательное учреждение в 2014 году объединили с СПТУ №7 с передачей туда всех мощностей и названия. Слияние образовательных учреждений, позволившее высвободить 3 га земли с капитальным строением, проводилось не без участия руководителя этих учреждений, Рашида Аташева, и тогдашнего министра образования Шахабаса Шахова. Аташева можно считать доверенным лицом Шихсаидова. Он в бытность Шихсаидова премьером РД возглавлял ГУ «Дагестанский фонд инвестиций», деятельность которого отражена в справке Козака.

Гендиректором ООО «ЕКДЛ», зарегистрированного по ул. Ярагского в Махачкале, является Константин Рукин. Он также является руководителем Управляющей компании ЕКДЛ в Архангельске, владеет 10% ООО «ЕКДЛ». В учредителях значатся поставщик бильярдного оборудования Шамиль Абдусаламов; гендиректор ООО «Коралл», производящего электрическое оборудование, Юрий Бурд. У них по 15% в доле общества. 60% акций у строительной компании «Бизнеспроект-Новосибирск». «Создаётся в чистом виде монополия. Распил бюджета. Заявленная цифра, почти 1 млрд рублей, не соответствует действительности. Медицинское оборудование в эту лабораторию наверняка предоставят бесплатно, под такие потоки фирмам оно окупится за счёт реактивов. На оборудование можно потратить максимум 200 млн, а за 1 млрд можно поставить и томограф, и КТ несколько штук. Уже понятно, что это не совсем специалисты в своём деле. Такой объём освоить с нуля тяжело. Как они будут оформлять результаты анализов одновременно со ста поликлиник? В идеале они должны были в каждый кабинет поставить компьютер, чтобы те на месте оформляли пробирки. Каждому филиалу выдаётся логин-пароль, они заходят в общую базу, пробирке присваивается свой номер. Ни на один участок компьютер не дали, персонал не обучили», – считает собеседник «ЧК».

Сегодня своего рода централизация есть в Москве и в Санкт-Петербурге, но там создано несколько единых лабораторий, расположенных в каждом округе. Как будет выходить из положения Минздрав РД, если через три-четыре года у инвестора закончатся деньги либо по каким-то другим причинам приостановится работа лаборатории? Куда везти анализы? Лаборантов нет, оборудования – тоже. ]§[