Лабиринт к «рахату»

«22 «а» – готов, 22 «б» – фасад и двор осталось  доделать», – говорит Дибиров
Дата: 
3 дек 2021
Номер газеты: 

На председателя правления ЖСК «Рахат» Мухаммеда Дибирова возбуждено уголовное дело по подозрению в незаконном привлечении денег пайщиков. Многие пайщики не признают себя обманутыми, так как один дом ими уже заселён, другой фактически достроен. Но есть и те, кто признаёт.

Основанием для возбуждения в отношении Мухаммеда Дибирова дела по ч. 4 ст. 159 УК РФ «Мошенничество, совершённое организованной группой либо в особо крупном размере или повлёкшее лишение права гражданина на жилое помещение» стала проверка деятельности ЖСК «Рахат» Кизилюртовской межрайонной прокуратурой. Также суд одобрил ходатайство следователя следственного отдела Кизилюртовского межмуниципального отдела МВД РФ о наложении ареста на строящиеся Дибировым многоквартирные дома: блоки «а», «б», «в» и «г», расположенные по одному адресу в Кизилюрте – проспект имама Шамиля, 22.

 

Суета с продлениями

 

Утверждается, что Дибиров под предлогом инвестирования в строительство блоков «а» и «б» в период с 2014 по 2020 годы получил деньги от 30 пайщиков. В общем Дибиров, как указано в постановлении, «похитил 28 млн 747 тыс. рублей, которые использовал на цели, не связанные со строительством домов».

Уголовному делу предшествовали судебные разбирательства между Дибировым и администрацией Кизилюрта. Об этом «Черновик» писал в материале «Затянуть с выгодой» («ЧК» №47 от 27.11.2020 года). Администрация города не продлевала разрешение на строительство блока «б», объясняя это тем, что застройщик пропустил сроки для обращения с соответствующим заявлением, т. е. Дибиров не обратился за продлением за 10 рабочих дней до истечения срока предыдущего разрешения. Дом находится на стадии завершения и строился на арендованном с 2015 года у администрации участке.

За разрешением на строительство этого блока Дибиров обратился в том же году. 15 сентября 2015 года отделом архитектуры, градостроительства и земельных отношений администрации оно было выдано до 31 декабря 2016 года. После этого разрешение продлили ещё раз, до 30 ноября 2018 года. Но продлевать в третий раз администрация не стала, несмотря на то что в то время дом был почти достроен. Шло строительство крыши. Сам Дибиров заявляет, что ему отказали по надуманным причинам, так как «соответствующее заявление он отправил за 21 день до истечения срока действия разрешения – 9 ноября 2018 года».

«Просто моё заявление было зарегистрировано администрацией лишь в апреле 2019 года с указанием, что получено по почте с опозданием. В администрации сказали, что конверт утерян. Его оригинал они не предоставляют», – рассказал изданию Дибиров. Он считает, что конверт «был утерян администрацией, чтобы уничтожить доказательство получения заявления в срок, а само заявление зарегистрировано поздней датой». По иску Дибирова суды неоднократно подтверждали незаконность отказа администрации. Но точка в этом споре ещё не поставлена. Судебные разбирательства продолжаются. Кроме того, заявляет Дибиров, администрация не продлевает и срок аренды земельных участков, на которых стоят блоки «а» и «б».

«У них есть решение суда по первому участку (блок «а» – «ЧК»), их обязали продлить аренду, но они не исполняют решение», – отметил Дибиров.

После получения участка в аренду и разрешения на строительство, считает следствие, «не имея других законных источников дохода кроме пенсии по инвалидности, под видом привлечения денег граждан для строительства дома и создания видимости законности осуществления им строительной деятельности Дибиров учредил в 2013 году ЖСК «Рахат» с участием подставных лиц, уговорив их быть формально учредителями, а Арсена Омарова – формально председателем его правления». Дибиров, как указано в постановлении, являясь застройщиком домов в качестве физического лица и фактическим руководителем кооператива, организовал заключение притворных договоров о членстве в кооперативе и паенакоплении между ЖСК в лице Омарова и гражданами.

Дольщики, которые обратились в редакцию «Черновика», заявляют, что Дибиров их не обманывал и в свои квартиры они не могут заселиться из-за действий администрации и прокуратуры.

По словам юриста администрации Биякая Магомедова, у мэрии есть основания для того, чтобы не продлевать разрешение на строительство и аренду участка. Дибиров, заявляет он, не является застройщиком, так как застройщик – это компания, которая имеет допуск СРО. Дибиров, по его словам, мог бы заключить договор с подрядчиком – стройкомпанией с допуском СРО. Ещё одним основанием не продлевать разрешение со стороны администрации стало отсутствие договора аренды  участка между  ЖСК «Рахат» и Дибировым. 

 

Сначала был «А»

 

Блок «а», по словам представителя Мухаммеда Дибирова Ирины Дибировой, полностью достроен в конце 2019 года. Квартиры заселены. Но их владельцы не могут оформить право собственности на квартиры в Росреестре, так как администрация не выдаёт акт ввода дома в эксплуатацию.

«Были вопросы у Минстроя республики по благоустройству. Устранили. В декабре 2020 года Минстрой выдал заключение о соответствии нормам построенного дома. А администрация отказывает в выдаче акта ввода, ссылаясь на то, что благоустройство придомовой территории не соответствует нормативам и договор аренды земельного участка под первым домом не заключён. То есть отказывает в акте ввода, в том числе ссылаясь на то, что сама же и не делает. По поводу невыполнения решения суда возбуждены исполнительные производства», – отметила Дибирова.

По словам Дибирова, судом также наложен запрет на регистрационные действия.

«В кооперативных домах, – подчеркнула Дибирова, – те пайщики, которые подписали акт приёма-передачи и получили справку о полной выдаче пая, являются собственниками этих квартир. Регистрация в Росреестре только фиксирует факт права собственности. И вот несколько человек пошли в суд Кизилюртовский для того, чтобы он подтвердил юридически факт владения квартирой. Если суд подтверждает этот факт, это является основанием для регистрации в Росреестре. Но Кизилюртовский суд долго тянул с этим вопросом. Уже когда выходил срок рассмотрения, он принимает решение о приостановлении дела на основании того, что наложен арест в рамках уголовного дела, которое возбуждено в отношении Дибирова – застройщика».

Мухаммед Дибиров уверен, что арест был наложен специально, «чтобы люди не смогли получить права собственности».

Напомним, в качестве сообщения о преступлении выступило постановление Кизилюртовского межрайонного прокурора Али Нурмагомедова

В ответе на запрос «ЧК» Нурмагомедов указал, что уголовное дело возбуждено по факту незаконного привлечения денежных средств граждан для инвестирования долевого строительства многоквартирных домов (блоки «а» и «б»). 

 «...Проверкой было установлено, что Дибировым было получено разрешение на строительство многоэтажного дома как физическим лицом, в связи с чем он не был наделён правом строить дом с привлечением денег граждан с условием последующего получения ими квартир», – отметил Нурмагомедов.

Также он заявил, что граждане, с которыми от имени ЖСК «Рахат» заключались договоры, в силу требований Жилищного кодекса РФ не являлись его членами в связи с «отсутствием решений общего собрания пайщиков о принятии их в кооператив».

 

 Беспокойный блок «Б»

 

«Как может быть мошенничество, если меня привели и показали мою квартиру?!  Я человек, который кормит пятерых детей-сирот. Эта квартира была куплена старшему мальчику. Почему мы должны мучиться, ждать, если человеку не дают строить дом? Какая мне разница, кто с кем судится. Нам наши квартиры нужны. Дайте человеку дом построить. Я не могу понять, почему его обвиняют в мошенничестве, о каком мошенничестве может идти речь – всё хорошо шло. Бац, разрешение не дают», – эмоционально реагирует на ситуацию Таибат Османова, которая вложила деньги в квартиру в блоке «б».  

Администрация Кизилюрта, по её словам и словам других наших собеседников, которые не считают себя обманутыми Дибировым, ввела их в заблуждение.  

«В определённый момент дом начал строиться медленнее. Нам сказали, что он (Дибиров – «ЧК») отдыхает за наши деньги за границей. Нам предлагали поменять застройщика. Мы думали, что он украл наши деньги. Просто сказали бы, что у него закончилось разрешение на строительство. А в это время Ирина ходила параллельно в администрацию в поисках конверта, чтобы в суде доказать, что Дибиров вовремя обратился за продлением разрешения. Администрация от нас скрыла информацию о разрешении», – заявили собеседники. 

Когда дольщики ещё не знали всей сути, отметила одна из пайщиц – Муслимат Газиева – у них появились претензии к Дибирову. Они обратились в прокуратуру, но теперь претензий нет. «Какой он мошенник, если за наши деньги дом уже почти стоит», – удивляется Газиева. 

Пайщики блока «б»  задаются вопросом: «Почему прокуратура заинтересовалась деятельностью ЖСК с таким опозданием. Строительство дома началось в 2015 году. А проверка, выявившая нарушения, была проведена в 2021 году, в период, когда строительство многоэтажки завершалось».

Пайщики сетуют на действия прокурора, который участвовал в обжаловании решения Кизилюртовского суда, согласно которому администрацию обязывали продлить срок разрешения. Дибиров обратился к прокурору Дагестана Алексею Ежову по поводу необоснованного вмешательства в дело прокурора Нурмагомедова в качестве заинтересованного лица. 

«...Решением Кизилюртовского городского суда от 09.12.2020 года ваше административное исковое заявление удовлетворено, тогда как прокурор по делу ориентировал суд своим заключением на отсутствие оснований для удовлетворения исковых требований», – в том числе указано в ответном письме от республиканской прокуратуры. 

В письме отмечено, что участие прокурора для дачи заключения по делам об оспаривании действий органов местного самоуправления не предусмотрено. В связи с этим Нурмагомедову было направлено письмо-замечание. Подобные факты, обратили внимание Нурмагомедова в головной прокуратуре, недопустимы. В случае их повторения прокурору грозит привлечение к дисциплинарной ответственности. 

Дибиров заявляет, что потерпевшими считают себя только те пайщики, которые были исключены из числа членов кооператива из-за просрочки по оплате. Их, заявляет он, всего 4. Нашему изданию удалось поговорить с двумя, в том числе с Асият Ибрагимовой. Она считает, что неправомерно исключена из кооператива. По её словам, она не знала об её исключении «общим собранием членов кооператива» и не получала уведомлений о необходимости погасить задолженность по оплате. Дибиров, отметим, утверждает обратное. Также он утверждает, что исключённые пайщики не приходят за возвратом денег, которые успели внести: «Чтобы они пришли за своими деньгами, приходится влиять на них через суд». 

«Они утверждают, что последний платёж был внесён за август 2016 года, а задолженность составила чуть больше 145 тыс. рублей. На этой стройке у Дибирова мой муж работал. С бригадиром мы устно договорились о том, что зарплату мужа ежемесячно будут направлять на оплату взносов, а мы будем получать квитанции. Квитанции давали вовремя, кроме последней – о зарплате в 80 тыс. рублей. И деньги эти нам не дали. Учитывая эту сумму, наш долг уменьшается», – рассказала изданию Ибрагимова. В заявлении прокурору Нурмагомедову она написала, что «они регулярно производили взносы согласно договору».

В общем семья Ибрагимовых на строительство дома внесла около 676 тыс. рублей из 882-х. Эти деньги семья ещё не вернула. Мы поинтересовались у Ибрагимовой, почему она тянет с возвратом денег. 

«Когда мы покупали квартиру, квадратный метр стоил 16 тыс. рублей. Сейчас квартиры стоят дороже. Мы в любом случае остаёмся в убытке. Что мы в данное время сможем купить за эти 600 с чем-то тысяч? Дибиров нам предлагал с мансардой двухкомнатную. Я отказалась. Сказала, что у меня нет денег. Сказала ему вернуть мою. Мы в двух комнатах с семьёй жили, экономили, чтобы за эту квартиру расплачиваться», – заявила исключённая пайщица.

Срок сдачи дома, также подчеркнула собеседница, истёк в 2017 году, а строить его начали в конце 2015 года: «Нам говорили, что администрация не даёт разрешение, а в 2016–2017 годах разрешение ведь было. Нужно было достроить».  ]§[