Культура – сила?

Министр культуры Зарема Бутаева, вероятно, думает о том, как повысить  объём финансирования муниципальных учреждений культуры
Дата: 
12 сен 2014
Номер газеты: 
Фото: 
Руслана Алибекова

Глава РД Рамазан Абдулатипов не устаёт напоминать о важности культуры в жизни каждого человека и её большой роли в экономике, политике, образовании и других сферах общества. Однако Абдулатипов ограничивается общими рассуждениями о роли культуры, а нижестоящим чиновникам необходимо думать, как перевести их в конкретные мероприятия. Попытка соединить слова, ресурсы и дела в культурной политике привела к любопытным выводам.

Как в Японии?

 

Первые полгода своего правления (в ранге и. о. президента РД) Рамазан Абдулатипов говорил о культуре в целом, противопоставляя её невежеству, и это не вызывало вопросов, поскольку воспринималось как «белое против чёрного» или согласно известному выражению экс-президента РФ Дмитрия Медведева «свобода лучше, чем несвобода». Тем более что в одном из выступлений глава РД их различил так: «Все культуры и религии формируются на духовных идеалах: истине, доброте, красоте, любви, а невежество – на лжи, злости и ненависти».

Однако после одной из публикаций в интернет-СМИ, где ему задали вопрос о том, какая культура спасёт Дагестан: модернистская или классическая, дореволюционная или советская, элитарная или массовая, он уточнил, что речь идёт о традиционной культуре, а точнее – о традиционной народной культуре. Это автоматически вызывает ассоциации с сарафанами, кокошниками, матрёшками и черкесками, платками, пандуром и балхарским кувшином. Соответственно этому, в республике началась работа по преобразованию районных домов культуры в центры традиционной культуры народов России, а Абдулатипов стал говорить об этом как об одном из достижений.

Выступая на пленарном заседании форума «Культура и экономика региональной политики в современных условиях» 22 апреля текущего года, Абдулатипов разъяснил свой выбор приоритетов: «Только традиционная культура формирует целостное сознание, всё остальное – электронная и прочая культуры – лишь мозаичное сознание». В этом же выступлении он заявил: «Нам нужны чёткие ориентиры, которые обеспечат культуре роль определяющего, а не периферийного фактора развития страны и общества, человеческого капитала». Как стало ясно на второй день форума, Абдулатипов имел в виду выработку модели региональной культурной политики, которую, увы, пока не обнародовали.

По его словам, «культурная динамика всегда отстаёт от социально-экономической динамики», «у нас экономика капиталистическая, а культура – социалистическая, и они находятся в глубоких противоречиях между собой», тогда как «культурная политика должна быстрее воспроизводиться и сопровождать социально-экономические проекты». Можно сказать, что Абдулатипов стремится к тому, чтобы в Дагестане традиционная народная культура стимулировала, подталкивала развитие экономики и социальной сферы. Вспоминается пример послевоенной Японии, где реформы и создание современной экономики сочетались с консерватизмом и традиционализмом в культурной политике. Однако в ряде других стран новые, а не старые культурные формы рождали ценности и материальные объекты, становившиеся фактором социально-экономического развития.

 

Чуждые смыслы

 

На августовском совещании работников образования Дагестана глава республики оценил ситуацию следующими тезисами: «Культурное пространство России сегодня перегружено чуждыми смыслами… Нам нужно защищать свою традиционную культуру, чтобы не было места для чужой». Означает ли сказанное частичную изоляцию дагестанской культуры от «чуждых смыслов» и как это сделать, Абдулатипов не сказал. Он обозначил задачи педагогов и чиновников в этой сфере так: «Наша с вами задача – изменить среду… Нужно возрождать нашу музыку, творчество, одежду, культуру поведения… Необходимо открывать такие центры (культуры) и в сёлах, а затем обогащать их содержанием… Один из основных вопросов школьного образования – это формирование целостного мировоззрения через традиционную культуру».

Наглядной демонстрацией этого курса, как известно, стали добровольно-принудительные бал-маскарады чиновников во время празднования дней Конституции Дагестана. На общем собрании членов Ассоциации «Горные территории Дагестана», состоявшемся 16 августа в рамках проведения II Международного фестиваля традиционной культуры «Цамаури», глава РД заявил: «Будущее имеют те народы, которые сохраняют свою самобытность, свою культуру. Я не говорю, что каждый день нужно ходить в папахе, но хотя бы на праздники, на свадьбы можно и нужно надевать национальную одежду».

Дагестанцы каждый по-своему воспримет эти призывы, а о конкретных мероприятиях можно узнать из доклада министра культуры РД Заремы Бутаевой «Состояние и проблемы развития традиционной культуры РД», с которым она выступила на упомянутом собрании в рамках «Цамаури». Доклад этот пока не получил ни должного освещения в СМИ, ни комментария Абдулатипова.

 

Танцуют и поют 70 тысяч

 

Сначала министр предупредила, что в условиях Дагестана дело сохранения и развития культуры гораздо сложнее ввиду многонационального этнического состава населения. Затем Бутаева сообщила, что государственными и муниципальными организациями культуры и искусства ежегодно проводятся более 50 республиканских и муниципальных мероприятий в области традиционной культуры. Это и календарные праздники весны («Новруз» и др.) у 8 народов, праздники национальной песни и танца, смотры фольклорных коллективов, выставка этнокультуры, изобразительного и декоративно-прикладного искусства «Традиция», праздник циркового искусства «Пехлеваны» и другие мероприятия. Регулярно проводятся международные фестивали фольклора и традиционной культуры «Каспий – берега дружбы», «Горцы» и «Поэзия народного костюма», что, по мнению Бутаевой, способствует развитию интеграции дагестанского народного искусства в общемировой культурный процесс. Министр сообщила и о росте интереса к народному творчеству, что выразилось в том, что если в 2010 году клубных формирований в республике насчитывалось 5 тысяч с числом участников 61 тыс., то в 2014 году их стало более 6 тыс. с числом участников почти 70 тыс. чел. Причём 33% из них составляют детские формирования. Для них только в прошлом году Республиканским домом народного творчества было подготовлено 30 сборников методических материалов. Бутаева рассказала и о вкладе школ художественного профиля (97 ед.), где на отделениях декоративно-прикладного искусства ведётся обучение детей таким традиционным видам, как резьба по дереву, ювелирное дело, ковроткачество, вышивка, вязание, войлок, действуют отделения народных музыкальных инструментов, народного танца, цирковых традиций (канатоходство). Отмечен был и вклад 34 национальных народных и государственных театров, 50 фольклорных ансамблей, многие из которых действуют по 30–50 лет, предприятий народных художественных промыслов, библиотек и других учреждений.

В 34 городах и районах состоялось преобразование районных домов культуры в центры традиционной культуры народов России. Министр отметила, что в центрах открыты выставки и фотовыставки национальных костюмов народов Дагестана, а в перспективе – и других российских народов. Планируется открытие мастерских по пошиву национальных костюмов, мастерских по изготовлению народных музыкальных инструментов и др. В Центрах организуются творческие встречи государственных творческих коллективов деятелей культуры и искусства с жителями сёл.

В общем, статистика внушительная и, казалось бы, беспокоиться незачем.

От кого зависит концертный репертуар: чиновников или зрителей

 

Проблемы без решения

 

Однако при наличии на начало 2014 г. в Дагестане 1 028 культурно-досуговых учреждений 82 – находились в аварийном состоянии, 549 – требовали капитального ремонта, а в целом около 70% не имели возможности в полной мере выполнять свою уставную деятельность. Сельские клубы обеспечены музыкальными инструментами и сценическими костюмами только на 7% от необходимой потребности, и те находятся в плачевном виде. Кроме того, плохое состояние помещений клубов с отсутствием сценических площадок не позволяет полноценно проводить гастрольную работу национальных театров.

Тревожит министра и снижение числа клубных работников, имеющих профильное профессиональное образование и опыт (41% из 4 147 работников). К сожалению, заявила министр, при острой нехватке творческих кадров молодёжь не идёт работать в село из-за низкой заработной платы, бытовых проблем и невысокого социального статуса культработника.

На это накладывается, отметила также Бутаева, произвольное использование муниципальными органами выделяемых на культурные цели субвенций из республиканского бюджета, а также их претензии на определение приоритетов содержательной деятельности учреждений культуры.

Из-за этих и других причин, констатировала министр, институты светской культуры, не обеспечиваемые в нужной мере и не имеющие возможности вести свою деятельность в соответствии с запросами времени, вытесняются более активными формами массовой или религиозной культуры.

Между тем, заявила Бутаева, в адрес Министерства культуры РД неоднократно поступали обращения жителей сёл с просьбами помочь восстановить деятельность учреждений культуры, воспрепятствовать их закрытию и помочь в укреплении их материальной базы. Именно по инициативе с мест 37 музеям был дан статус государственных филиалов республиканского объединённого музея, поскольку именно данная форма, гарантируя финансирование учреждения, обеспечивает его деятельность, сообщила она.

 

Где деньги, Зин?

 

Несмотря на громкие заявления о важности культуры, при Абдулатипове объём ассигнований из республиканского бюджета на расходы Минкультуры РД в 2013 году с запланированных соответствующим законом 2012 года 1 млрд 127 млн уменьшился до 1 млрд 113 млн рублей (согласно закону РД об исполнении бюджета за 2013 год).

На 2014 год, учитывая, что он объявлен Годом культуры, в республиканском бюджете в ведомственной структуре расходов на Минкультуры РД предусмотрен 1 млрд 283 млн рублей, что больше, чем в 2013 году на 15,2%. Тем не менее в общем объёме расходов республиканского бюджета доля затрат на культуру изменилась лишь от 1,3% до 1,4%. Невелика доля расходов и в местных бюджетах, выделяющих средства на содержание муниципальных учреждений культуры. Более половины средств из республиканского бюджета стандартно идёт на содержание театральных и концертных организаций и постановку их программ (632,6 млн рублей в 2014 году). Второе место занимают расходы (175,3 млн рублей) на содержание учебных заведений среднего профессионального образования и учреждений дополнительной внешкольной работы с детьми (школы искусств и т. п.). Третье – на другие учреждения культуры и мероприятия в сфере культуры и кинематографии (166,6 млн рублей). Четвёртое – расходы на музеи и постоянные выставки (145 млн), пятое – на библиотеки (80,8 млн). И лишь шестое место по расходам занимает ведомственная целевая программа «Организация государственных проектов в сфере традиционной народной культуры, любительского искусства, социокультурной деятельности и патриотического воспитания» (65,5 млн рублей). В конце 2013 года была утверждена Государственная программа РД «Развитие культуры Республики Дагестан на 2014–2018 годы», на которую вместо планировавшихся 60 млн из бюджета выделяют лишь 40 млн рублей.

Из этого распределения видно, что основная часть расходов идёт на содержание культурных учреждений, обеспечивающих выполнение минимального набора задач и услуг, и очевидно, что театры, балет, филармония и традиционная народная культура пока нуждаются в государственной поддержке. Иногда им оказывается спонсорская поддержка, но она невелика. Тем не менее вопрос об эффективности использования выделяемых из бюджета средств, как и в других сферах Дагестана, также актуален. Те же приписки, воровство, обман, кумовство. Правда, из-за того что в бюджетной части сферы культуры деньги размазываются по тарелочке и их вращается намного меньше, на них и меньше обращают внимания. По этим же причинам не случалось скандальных и громких разоблачений.

Зато неплохо и без какой-либо помощи от государства развивается так называемая массовая культура. Её деятели зарабатывают на потребительских вкусах зрителей, сложились бизнес-индустрии со своими частными инвесторами, спонсорами. В Дагестане лидирует свадебно-ресторанный шоу-бизнес, который всегда содержит национально-традиционную компоненту.

 

Итого

 

То, что, к сожалению, сельские дома культуры и библиотеки находятся в плачевном состоянии, давно не новость. За последние 23 года не только не были построены новые, но даже имеющиеся здания не смогли отремонтировать, поскольку на эти цели деньги почти не выделялись. А дотационные скудные бюджеты районов самостоятельно не в состоянии решать эти проблемы. Не слышно, чтобы и на разрекламированные центры культуры выделялись дополнительные средства.

Абдулатипов Бутаеву, назначенную министром чуть более года назад, до недавнего времени постоянно хвалил, что вызывало недоумение, поскольку ничего принципиально нового и значимого в культурной жизни республики за это время не произошло. В культурном пространстве, как и раньше, доминирует эстрада на национальных языках в сопровождении электромузыкальных инструментов, а основная мелодия – лезгинка в разных вариациях. Наоборот, составление репертуара и сценариев праздничных концертов под пожелания и вкусы главы РД произвело не очень хорошее впечатление, а скандал с автором государственного гимна Ширвани Чалаевым и вовсе ввёл многих в ступор.

Абдулатипов, как мне представляется, эпатажным переодеванием в национальные костюмы, игрой на пандуре и другими рекламными методами попытался провести своего рода шоковую терапию сознания дагестанского общества. Однако, несмотря на массированную пропаганду традиционных ценностей с помощью фестивалей и форумов, кардинально изменить ситуацию не удалось. Особенно за пределами Махачкалы. Да, большинство дагестанцев любит культуру своего народа, но думать и жить только ею мало кто хочет. Культура – сфера тонкая и чувствительная и наскоками или пропагандистским давлением не управляется. Примером может послужить попытка Михаила Саакашвилли приучить грузин жить по западным образцам. Из-за этого среди деятелей культуры он нажил себе больше всех врагов, а их умонастроения, в конце концов, привели к его поражению на выборах.

Для действительного подъёма культуры нужна системная и скрупулёзная работа, начиная с подбора кадров и контроля над финансовыми потоками в муниципалитетах. У министерства есть продуманная госпрограмма, которая может служить хорошим ориентиром в работе. Надо только не противопоставлять социализм в культуре капитализму в экономике, а бороться с тем, чтобы паразиты и дилетанты не верховодили над трудягами и талантами.