Кому – крыша, кому – суд…

Бывшей сотруднице Дагестанского ПСО МЧС России не удалось спастись от произвола руководства
Дата: 
22 Ноя 2019
Номер газеты: 

В редакцию обратилась Сурай Рустамова – бывшая сотрудница Дагестанского поисково-спасательного отряда МЧС России, которую в сентябре этого года по решению суда выселили из служебной квартиры, а до этого признали получение ею бесплатного жилья мошенническими действиями. По словам Рустамовой, в этой схеме она участвовала не одна, а виновной сделали только её…

По словам Сурай Рустамовой, она проработала в Дагестанском поисково-спасательном отряде МЧС РФ (филиал СКФО) 23 года, начинала с должности в отделе кадров и делопроизводителя. На работу её принимал Зиябудин Муртазалиев. С 1994 года любой из сотрудников МЧС без собственной квартиры мог встать в очередь на жильё, проработав 2,5 года. Рустамова по документам состоит в очереди с 20 мая 1997 года. В 2006 году, находясь на должности ведущего документоведа, ей выделили квартиру на ул. Энгельса, 3а по договору найма служебного помещения. Предоставлялось жильё на период трудовых отношений.

«В 2011 году появилось управление госэкспертизы в Железноводске, которое занималось служебным жильём военнослужащих и спасателей МЧС России. В срок до 1 декабря 2011 года все филиалы должны были передать учётные дела, но не передали. На этом основании всех исключили из очереди. И восстановиться можно было только через суд», – пояснила Рустамова. Затем изменили условия для получения жилья, в очередь могли встать только спасатели со стажем 10 лет, но он был не у всех.

В суд она обратилась в 2014 году, а в 2015 году сменился начальник Дагестанского ПСО МЧС России из-за выявленного конфликта интересов. Супруга руководителя работала главным бухгалтером. Но от этих перемен ничего не поменялось: Магомед Джабраилов – бывший заместитель Муртазалиева и его племянник, бывший руководитель стал спасателем, а должность главного бухгалтера сократили, поэтому его супруга продолжила работать на должности ведущего бухгалтера.

В 2014 году должность начальника отдела кадров тоже сократили. По её словам, Зиябудин Муртазалиев перевёл её на спасательную должность – начальника ПСО кинологической службы.

«Тогда не смогли уволить, так как у меня был несовершеннолетний ребёнок, поэтому предложили вакантную должность. У меня возник конфликт по рабочим моментам с новым руководителем Магомедом Джабраиловым. Он не давал мне работать, хотел, чтобы я уволилась. Ему нужна была эта должность. Просто приходила на работу и сидела. Мне нужно было доработать несколько лет до пенсии, а потом бы я ушла. Но не знала, что у него связи и в следственных органах. Через суд я восстановилась в очереди и меня признали нуждающейся. Эти решения не были обжалованы. Спустя год руководство прицепилось к решению судьи Мурада Гюльмагомедова, который в постановлении написал, что я работала спасателем. Затеяли служебную проверку на этом основании», – рассказала женщина.

 

Довели до мошенничества?

 

3 ноября 2017 года её уволили за поддельные подписи, документы, трудовую книжку и диплом в личном деле.

Рустамова признаётся, что диплом у неё действительно фальшивый, и сделал его, как и другим работникам, у которых их не было, бывший начальник Муртазалиев, который был в хороших отношениях с ректором ДГПУ. «Я училась в политехническом университете на муниципальном управлении, но Муртазалиев не давал мне уходить на сессии в 2003 году и говорил, что диплом мне не понадобится. Все были в курсе, откуда появились эти дипломы, в том числе и его супруга Муртазалиева, у которой не было высшего экономического образования. Я выполняла кадровые функции, несмотря на то, что меня постоянно перемещали на различные должности. Это было решение Муртазалиева», – отметила она.

По её словам, Джабраилов сам проводил проверку моего личного дела и обратился в вуз, хотя не имел на это право. После этого 10 ноября 2016 года руководитель ревизионной комиссии Николай Литюк (скорее всего, с подачи Джабраилова) направил жалобу в прокуратуру Советского района Махачкалы и просил провести проверку по решению суда, согласно которому Рустамовой узаконили социальный найм. Зампрокурора ответил, что оснований для применения мер прокурорского реагирования нет. Литюк обратился в военную прокуратуру, которая выносит постановление об уголовном преследовании.

«По версии следствия, я якобы намеренно подделала диплом, устроилась на работу, составила приказы о том, что работала спасателем, и попросила Муртазалиева подписать их, чтобы заполучить квартиру. Через адвоката эти документы направила в суд при вынесении решения в 2014 году. Я неоднократно на суде по делу о мошенничестве просила сделать запрос, есть ли эти документы в материалах дела, так как я их не направляла. Меня обвинили бездоказательно. Более того, диплом 2010 года, а принимали на работу в 1994 году», – добавила Рустамова.

По её словам, в мошенничестве обвиняют её, хотя руководство было в курсе того, как подавалась новая документация для постановки на очередь по новым правилам. Муртазалиев сам подписывал приказы, а Джабраилов знал о принятых судебных решениях. Более того, на процессах присутствовал юрист из Пятигорска в 2016 году, когда рассматривался иск об обязании заключить договор соцнайма. А затем позволили ей приватизировать эту квартиру.

Рустамова пояснила, что вышли не только сроки для обжалования решения суда, но и возбуждения уголовного дела. Следователь должен был прекратить уголовное дело по мошенничеству, так как прошло 7 лет. Так, например, поступили с бывшим руководителем Муртазалиевым, на которого возбудили дело по подлогу, но до суда не довели.

Сурай Рустамову Советский районный суд признал виновной, но освободил от наказания в связи с истекшими сроками, а затем на этом основании обратились в суд с иском о выселении. В сентябре судья Мадина Омарова удовлетворила исковые требования.

«Получается, мне специально позволили заключить в Пятигорске договор о приватизации, как будто у меня был умысел присвоить квартиру мошенническим образом. Могли просто мне эту квартиру не дать, сказать, что не положено», – считает она. Данное решение обжаловано в Верховный суд.

Отметим, что по жилищному законодательству Рустамову не должны были исключать из очереди и забирать квартиру, так как она встала на учёт до 1 марта 2005 года. Изменения, которые произошли в 2012 году, касаются только вновь принятых на учёт нуждающихся в улучшении жилищных условий. 

 

Поменял имя – получил квартиру

 

Её также удивляет, что руководители Дагестанского поисково-спасательного отряда МЧС, имевшие в собственности жильё, получили ещё квартиры, и к ним не возникло вопросов. Она рассказала, что Муртазалиев принял на работу племянника в 1999 году – тогда он был Кунамагомедом Джабраиловым. Его поставили в очередь, при этом у него была квартира в собственности 70 кв. м на пр. И. Шамиля, а у его супруги в собственности – доля в доме возле Медакадемии. В 2011 году госэкспертиза исключила Джабраилова из очереди. По словам Рустамовой, он изменил имя и стал Магомедом Джабраиловым. Таким образом получил ещё одно право на бесплатную приватизацию и обратился в суд, чтобы его восстановили в очередь. Перед этим он переписал квартиру на пр. И. Шамиля на мать, а она – на третье лицо – на Зиябудина Муртазалиева. В итоге Джабраилов получил квартиру, договор соцнайма ему подписали в Пятигорске. Согласно законодательству, после отчуждения собственности в очередь можно встать только через пять лет. ]§[

Комментарии:

Хорошие схемы мутят наши граждане. Эфиоп, с твоей подачи?