Каркасы со шлейфом

Абдулпатах Амирханов знал о каркасах, которые,  по версии следствия, переданы сотрудникам Минмелиоводхоза незаконно
Дата: 
16 июл 2021
Номер газеты: 

В январе этого года Следственное управление СКР по РД возбудило два уголовных дела в отношении директора министерства мелиорации земель и сельскохозяйственного водоснабжения республики Залкипа Курбанова. Одно из них связано с отравлением водой жителей Каспийска, а второе – с каркасами квартир в Каспийске, которые изначально строились для сотрудников наркоконтроля. По этому же делу проходят две сотрудницы ТУ Росимущества по РД Нажибат Абдуллаева и Бурлият Казанбиева, которые якобы в сговоре с Курбановым незаконно передали эти квартиры в Минмелиоводхоз.

Незавершённые квартиры для сотрудников Наркоконтроля стали причиной нескольких уголовных дел

Напомним, по версии следствия, в 2017 и 2018 годах Нажибат Абдуллаева и Бурлият Казанбиева по просьбе директора Минмелиоводхоза Залкипа Курбанова незаконно дали письменное разрешение на отчуждение 19 служебных квартир, находившихся в оперативном управлении учреждения. В последующем он заключил со своими подчинёнными незаконные договоры о передаче жилых помещений в собственность пользователей. Квартиры были приватизированы. В результате государству причинён ущерб в сумме около 30 млн рублей.

Сын Абдуллаевой – Мухтар Абдуллаев, пояснил «ЧК», как его мать попала под уголовное дело и какое отношение к этому делу имеет председатель правительства Дагестана Абдулпатах Амирханов, раннее возглавлявший ТУ Росимущества по РД.

Каркасы квартир по ул. Ленина, 86, в Каспийске попали в казну ТУ Росимущества по РД после того, как их отказались принимать в УФСНК по РД, а после реорганизации Наркоконтроля – и МВД Дагестана в связи с несоответствием строительным нормам. Данные квартиры строились за счёт федерального бюджета для сотрудников Наркоконтроля. В 2011 году на эти цели выделялось 53,6 млн рублей.

Абдуллаева с 2011 года возглавляла отдел реестра и учёта госимущества. В 2017 году умер руководитель ТУ Росимущества по РД Мурад Азиев, полгода обязанности исполнял заместитель Мурад Гаджиев, а в июле 2017 года её назначили и.о. руководителя.

4 апреля 2017 года Гаджиев передал 12 каркасов по ул. Ленина, 86, в Каспийске на праве оперативного управления в дагестанский Минмелиоводхоз. До этого их предлагали разным ведомствам, в том числе УФСИН по РД, прокуратуре, которые от них отказались. В октябре 2017 года Абдуллаева передала ещё 7 квартир. Её сын Мухтар Абдуллаев отметил, что вопросы с квартирами курировал Мурад Гаджиев и начальник отдела приватизации Бурлият Казанбиева, поэтому мать доверилась им и подписала это распоряжение. В августе 2019 года был передан ещё один каркас. Тем более и до этого таким же образом другим ведомствам передавались квартиры. Вопрос передачи 19 квартир управлением решался на основании письма Росимущества России от 12.12.2016 года, которое обязало в установленные сроки закрепить имущество, ликвидированное УФСНК за федеральными структурами, либо передать в муниципальную собственность. Кроме того, оставление этих каркасов на балансе Росимущества требовало дополнительных бюджетных расходов для их содержания. Затем Залкип Курбанов распределил эти каркасы между сотрудниками. Жилищная комиссия при министерстве выявляла нуждающихся в жилье. Были заключены договоры социального найма с правом на приватизацию. Закон о приватизации говорит, что если заключён договор социального найма, значит, наниматель имеет право хоть на следующий день приватизировать. Министерство сельского хозяйства РФ направило благодарственное письмо в ТУ Росимущество.

Однако следствие считает, что квартиры ушли незаконно из собственности РФ и переданы людям, которые не состояли в очереди для нуждающихся.

Об этой ситуации знал председатель правительства Дагестана и бывший руководитель ТУ Росимущества по РД Абдулпатах Амирханов. По словам сотрудников, он изу-чал эти распоряжения и если бы они были незаконными, мог бы отменить.

«Почему к другим нет претензий, например, к Мураду Гаджиеву? Наверное, потому что его дядя судья Конституционного суда РД? А дело это наверняка появилось, потому что нужно было убрать с должности Залкипа Курбанова, так как по первому делу об отравлении водой несостоятельная доказательная база», – предполагает Мухтар Абдуллаев.

Абдуллаева полгода просидела под домашним арестом, сейчас она находится на свободе, но с определёнными ограничениями. С февраля ей должны были платить госпособие, пока она отстранена от работы, но до сих пор эти средства она не получает. А прокуратура республики не реагирует на её жалобы.

 

Дело не вернулось

 

Незавершённые каркасы для сотрудников Наркоконтроля стали причиной возбуждения уголовного дела не только на Курбанова, Казанбиеву и Абдулаеву, но и на заместителя начальника дагестанского управления ФСКН и председателя аукционной комиссии Магомеда Калантарова. В 2018 году началось рассмотрение его дела в Советском районном суде.

По версии следствия, в 2011 году Калантаров по результатам открытого аукциона заключил с крестьянско-фермерским хозяйством «Мурад» государственные контракты уступки прав от потребительского жилищно-строительного кооператива «Салют» на покупку 32 квартир для сотрудников управления по договорам долевого участия на общую сумму 53,6 млн рублей.

После завершения строительства, несмотря на то что 22 квартиры из 32 были не пригодными для проживания, он подписал передаточные акты о соответствии их технических характеристик заявленным. Его противоправные действия причинили государству ущерб в размере 15,3 млн рублей. Он обвиняется в злоупотреблении должностными полномочиями. Максимальное наказание, предусмотренное за это преступление, – лишение свободы на срок до 10 лет с лишением права занимать определённые должности до 3 лет.

22 июля 2019 года судья Советского районного суда Мадина Омарова приговорила Калантарова к трём годам условного срока. 19 ноября 2019 года Верховный суд РД отменил решение первой инстанции и направил на новое рассмотрение. 27 ноября 2019 года дело поступило к судье Далгату Гаджиеву, а 10 июня 2020 года он вернул материалы прокурору Дагестана, посчитав, что обвинительное заключение составлено с нарушением требований ст. 220 УПК РФ, а это исключает возможность постановления судом приговора. Гаджиев пришёл к выводу, что в обвинительном заключении не содержится существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение, а также каким образом и какую выгоду и преимущества создал для руководства КФХ, в чём выразилась личная заинтересованность. Из ответа Министерства финансов РД следует, что деятельность УФСКН РФ по РД, в том числе решение социальных вопросов службы, осуществляется за счёт средств федерального бюджета. В ходе расследования дела потерпевшим по делу признано правительство РД, но не мотивировано в достаточной степени, каким образом причинён ущерб. Если это не так, то в обвинительном заключении должен быть указан надлежащий потерпевший.

Отметим, что спустя год после возвращения в прокуратуру и следственный комитет дело в отношении Калантарова так и не поступило в суд. ]§[