Как рыба на суше

Минприроды Дагестана не считает себя потерпевшим по делу рыбозаводчика Герея Абдулалимова
Дата: 
5 мар 2021
Номер газеты: 

18 февраля в Кизляре состоялось совещание по развитию агропромышленного и рыбохозяйственного комплексов Дагестана с участием в режиме ВКС представителей руководства Минсельхоза и Минприроды России. На сайте администрации Кизляра появилась по итогам совещания новость «Сергей Меликов с оптимизмом высказался о «прорывном плане» развития АПК и рыбохозяйственной отрасли». На этом фоне зарегистрированному в этом городе крупному предприятию по выращиванию рыбы «Абдулалимов Г. Г.» грозит провал.

Как рассказывает руководитель КФХ «Абдулалимов Г. Г.» Герей Абдулалимов, предприятие расположено примерно на 30 гектарах в селе Косякино Кизлярского района. Он выращивает африканского клариевого сома. Сейчас предприниматель совмещает работу на предприятии с попытками прекратить в отношении себя уголовное дело по ч. 3 и ч. 4 ст. 159 УК РФ – мошенничество, хищение чужого имущества путём обмана в крупном и особо крупном размерах.

В 2017 году по республиканской целевой программе «Развитие рыбохозяйственного комплекса на 2016–2020 годы» Абдулалимов получил субсидию на возмещение части затрат, понесённых им на проведение мелиоративных работ (расчистка водоподающих и сбросных каналов, расчистка ложа прудов, ремонт валов и шлюзов), в размере 590 тыс. рублей. А в 2018 году по той же программе он получил 2 517 465 рублей на возмещение части затрат, связанных с приобретением оборудования для функционирования рыбоводной линии. Согласно условиям программы, субсидии были выплачены в размере 30% от выполненных работ. Абдулалимов подозревается в получении субсидий обманным путём. Якобы он ввёл в заблуждение представителей министерства природных ресурсов и экологии Дагестана, представив им документы, сведения в которых не соответствуют действительности. Обвинительное заключение по уголовному делу утверждено заместителем прокурора Дагестана Андреем Потаповым. Год длилось следствие, год дело рассматривается в Советском районном суде Махачкалы.

Обвинение, по словам адвоката Абдулалимова Патимат Абдулаевой, строится на показаниях предпринимателей Р. У. Умарова и руководителя ООО «Оригинал» Р. С. Вагабова. Именно с ними Абдулалимов заключал договоры: с Вагабовым – о проведении подрядных работ по мелиорации, с Умаровым – о поставке и установлении оборудования.

«Эти договоры подписаны самими предпринимателями и ими же проставлены печати», – рассказывает адвокат.

Согласно материалам дела, предприниматели не подтверждают факт выполнения ими указанных в договорах обязательств: поставка оборудования на сумму 6 877 973 млн рублей не осуществлялась, мелиоративные работы на общую сумму 1 966 700 млн руб. в период за 2016 и 2017 годы не исполнялись.

Несмотря на это, отмечает адвокат, договорные обязательства сторонами исполнены.

 

«Оригинал» или нет?

 

Умаров, как указано в обвинительном заключении, не вдаваясь в подробности, согласился помочь Абдулалимову и подготовил согласно представленному Абдулалимовым списку запрошенные документы с указанием наименований и стоимости якобы приобретаемого тем оборудования для выращивания, хранения и переработки рыбы и подписал их. Во втором случае, опять же согласно обвинительному заключению, Абдулалимов обратился к своему знакомому Вагабову с просьбой предоставить реквизиты ООО «Оригинал» для составления документов, подтверждающих выполнение последним на основании договоров с КФХ мелиоративных работ. Абдулалимов якобы убедил Вагабова в том, что он уже выполнил сам эти работы в 2016–2017 гг.

По словам Абдулаевой, правоохранители недосчитались двух печей марки Buderus.

«Да, я какую-то часть им поставлял, а вот две печи не поставлял. А в договоре по их просьбе подписал», – лаконично воспроизвела Абдулаева суть показаний Умарова. То есть сначала Умаров говорил в суде, что поставлял оборудование, а в последующем начал отрицать.

Данные печи, не отрицает адвокат, действительно не были приобретены у Умарова. Их приобрёл сын Абдулалимова через сайт объявлений «Авито», но вскоре они были проданы и заменены другим оборудованием, более соответствующим потребностям КФХ. Поэтому во время проверок этих печей на месте не было.

Африканский сом, отметим, теплолюбивая рыба. Удачное разведение этого вида напрямую связано с соблюдением температурного режима, поэтому по рекомендации специалиста предприниматель переделал систему водоподогрева. 

Специалист по выращиванию рыбы Олег Шарапов рассказал адвокату: «Там проделана огромная работа: построен цех по зимнему содержанию сома. Потом он завёз линию: бассейны, две печи, трубопроводы и к ним запорная арматура и ёмкость-накопитель. Он просил дать оценку этой линии. У меня возникли сомнения по поводу мощностей печей. Дело в том, что получать потомство африканского сома можно при определённой температуре. Я ему сказал, что необходимая температура воды для получения африканского сома – 25–27 градусов Цельсия. Когда я приехал через некоторое время, то увидел, что этих печей нет. Он сказал, что те печи он продал и переделал систему водонагрева».

Также он сообщил, что видел, как проводились гидромелиоративные работы, видел технику. Отметим, что подобные мелиоративные работы на КФХ Абдулалимова необходимо проводить систематически.

Возникает логичный вопрос: кто в таком случае проводил в 2016–2017 гг. мелиоративные работы на предприятии, если не ООО «Оригинал»?

По словам Абдулалимова, обязательства по выполнению работ согласно договору лежали на ООО «Оригинал», которое выполнило эти работы, но через других лиц. Т. е. компания-подрядчик привлекла к выполнению договора субподрядчика, который на тот момент не был зарегистрирован в качестве ИП. Просто у «Оригинала», по словам рыбозаводчика, была соответствующая лицензия, а необходимая техника отсутствовала.

Что касается взаимодействия с директором магазина Умаровым, Абдулалимов пояснил: «У него работал мой сын. Оборудование у Умарова я приобретал, кроме двух печей для нагрева воды. Но Умаров согласился их пропустить через наш договор. Печи несколько месяцев работали. После я их продал, купил трансформатор. Есть документы, но на это никто не смотрит.

Печи же мои. Я их за свой счёт покупал. Что мне их держать? У меня и так финансовые затруднения. Но приходит ОБЭП».

Потерпевшей стороной в уголовном деле является Минприроды Дагестана, но таковым себя оно не признаёт.

 

Потерпевший не признаётся

 

Допрошенный в суде представитель министерства отметил, что они не считают себя потерпевшими, какой ущерб причинён – не знает, также он допускает, что «на практике работы делают одни, а договоры заключают с другими».

«Какой ущерб причинён государству, если подтверждается сам факт проведения указанных в договорах работ: есть рыбоводная линия, технологическое оборудование. Органы следствия должны были выяснить эти обстоятельства, а не зацикливаться только на показаниях двух предпринимателей. Договоры, отмечу, никем не оспорены, а граждане свободны в заключении договоров. Известно и широко практикуется: одни проводят работы через других. Не верю, что судья не понимает, что нужно оправдывать», – отметила Абдулаева, намекая на обвинительный уклон суда.

Дважды Советский районный суд отказывал в ходатайстве о снятии ареста со счетов. Также суд и следователь Следственного управления МВД по РД И. Г. Гаджимусилов оставили без внимания ходатайства защиты о проведении комплексной товароведческой и строительно-технической экспертиз. Адвокат просила определить объём выполненных мелиоративных работ и их рыночную стоимость на период 2016–2017 гг., а также определить рыночную стоимость технологического оборудования.

Если рыночная стоимость, подчёркивает также Абдулаева, превышает размер полученной субсидии, то ни о каком ущербе государству речи быть не может.

 

Связан по рукам и ногам

 

Как отмечал Меликов на совещании 18 февраля, наличие в Дагестане большого количества рек и озёр является для региона благоприятным условием для развития не только рыбохозяйственного комплекса, но и туристического кластера – агротуризма.

«Мы должны реализовать комплекс мер по максимальному использованию имеющегося потенциала… Это приведёт к пополнению бюджета республики, да и будет способствовать серьёзному престижу России в целом на уровне международного туризма», – убеждён врио главы республики.

Руководитель КФХ Абдулалимов считает, что его предприятие и есть туристическая зона, где созданы условия для отдыха, самостоятельного вылова рыбы, её приготовления…

Сейчас из-за уголовного преследования Абдулалимову сложнее искать подрядчиков. «Я как-то пытаюсь работать, чтобы сохранить своё дело, а нанимать людей не могу, уволить не могу. Нахожусь под подпиской о невыезде. Изъяты документы из налоговой, министерства, у меня. В кизлярской зоне большое накопление ила. Мелиоративную очистку прудов, если подающий канал рядом, порой приходится проводить дважды в год. Без этого пруды могут наполниться илом и выровняться», – говорит он, отметив, что бизнес он начинал с нуля с огромными финансовыми вложениями. ]§[