«Как будто мух убили!..». Общественность, требующую расследовать убийство братьев Гасангусейновых, футболят отовсюду

Лишившийся двух сыновей отец не может добиться признания себя потерпевшим
Дата: 
11 ноя 2016
Номер газеты: 
Фото: 
Ильяса Хаджи

В воскресенье, 6 ноября, в одном из кафе Махачкалы прошла встреча рабочей группы, добивающейся реабилитации убитых силовиками и объявленных боевиками братьев Наби и Гасангусейна Гасангусейновых (это произошло с 23 на 24 августа неподалёку от с. Гоор-Хиндах Шамильского района).

Изначально планировалось провести массовое собрание жителей сёл Верхний Колоб, Кахиб, Гоор-Хиндах Шамильского района Дагестана, аналогичное тому, которое общественность этих сёл провела 7 сентября. Тогда собрание прошло в одном из помещений здания Фонда им. Сайидмухаммада-Хаджи Абубакарова, рядом с Джума-мечетью Махачкалы.

На этот раз пришлось несколько раз откладывать мероприятие, которое планировалось провести ещё в октябре. Оказалось, что его негде проводить: руководство фонда отказалось предоставить им помещение, как и прочие владельцы вместительных залов…

В итоге пришлось отменить собрание, на котором планировалось поставить общественность в известность о ходе дела. Вместо этого встречу рабочей группы пришлось провести в кабинке одного из кафе Махачкалы, название которого участники встречи просили в прессе не озвучивать, чтобы не навлекать на него проблемы.

 

Место для собрания

 

Рабочая группа была сформирована на прошедшем 7 сентября собрании. В неё вошли наиболее активные жители сёл, которые изъявили желание содействовать адвокату и добиваться реабилитации Наби и Гасангусейна Гасангусейновых, обозначенных силовыми структурами как «боевики».

На встрече в кафе присутствовали адвокат семьи Гасангусейновых – Саид Ибрагимов и отец убитых братьев – Муртузали Гасангусейнов. По мнению членов рабочей группы, организациям «сверху» дано указание не предоставлять помещение, потому что подобного рода мероприятия властью воспринимаются как акция протеста.

«Мы несколько раз хотели провести сход, но не провели, потому что нигде не дали зал. Общественность не имеет права собраться? Тогда получается, сразу на площадь надо выходить? Абдулатипов (Рамазан Гаджимурадович, глава РД – «ЧК») нас из рабства вывел, и мы уже не рабы?! Мы теперь свободные, дайте нам помещение!» – возмущался адвокат Ибрагимов.

По словам собравшихся, им не отвечают прямо, что не могут предоставить площадку, а тянут с ответом, ссылаясь на то, что нужно заранее писать заявление, поставить в известность полицию и т. д.

После того как из фонда им. Сайидмухаммада-хаджи Абубакарова они не получили внятного ответа, договорились о предоставлении помещения на 6 ноября с Аварским театром, но, когда время подошло, им объяснили, что глава администрации селения Гоор-Хиндах должен был заранее отправить письмо министру культуры Дагестана с соответствующей просьбой. «Государственные структуры – это понятно, им дали указание, но, может, и Духовному управлению сказали «не давайте». Мы думали в мечети провести, но и у мечети потом начнутся проблемы, и нас всех поставят на профучёт…»  –  предположил один из членов рабочей группы…

 

Что сделано?

 

Уголовное дело по ст. 317 УК РФ («Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа»), возбуждённое на следующий день после убийства, до сих пор находится в Хунзахском межрайонном следственном отделе СУ СК РФ по РД, несмотря на то что с самого начала адвокат заявлял, что необходимо добиваться перевода его на уровень СКФО. «Буквально позавчера я разговаривал со следователем. Я сказал: ‘‘Это наш с тобой последний разговор. Ты хоть одно следственное действие провёл?’’  – ‘’Нет…’’» – рассказал Ибрагимов. По его словам, следователь ссылается на то, что по жалобам материалы дела всё время забирают то в прокуратуру, то в Следственный комитет, и у него не было времени им заниматься.

Адвокат разъяснил для рабочей группы, что дело возбудили в 12 часов дня (на следующий день после убийства) в отношении неизвестных лиц, несмотря на то что к этому времени имена уже были установлены, так как родственники уже забрали тела для захоронения. По его мнению, это сделано для того, чтобы держать на стороне адвокатов и потерпевших, так как получается, что формально они не имеют отношения к этому делу.

«Если они возбудят дело против Гасангусейновых, я, как адвокат, имею право обжаловать постановление о возбуждении уголовного дела в суде, они должны меня ознакомлять со следственными действиями. А если дело возбудили, как сейчас, в отношении неустановленных лиц, они ни меня, ни отца не ознакамливают, потому что мы, получается, не имеем отношения к делу. Меня лишают процессуальных прав. Недавно я поехал в Хунзах и спросил у следователя, какой статус у моих подзащитных. Он растерялся и сказал, что они подозреваемые, но мне не дают письменного подтверждения этому», – рассказал Ибрагимов.

«А вы по этому поводу куда-нибудь писали заявления?» – поинтересовались у адвоката.

«Я писал во все инстанции. Ни одного ответа нет, ни на мои заявления, ни на заявления отца. Ответы есть, но они размытые. Меня что бесит… я столько лет отдал адвокатуре… я в шоке… как будто мух убили… Раньше, когда были другие руководители, на заявления хоть ответы давали, а сейчас даже этого нет», – утверждает адвокат.

Отметим, что Гасангусейнов-старший написал заявление об убийстве своих сыновей, но по нему тоже нет постановления о возбуждении или об отказе в возбуждении уголовного дела. Он также писал ходатайство о признании его потерпевшим, на что тоже нет реакции.

Расследования нет и не предвидится – главный посыл адвоката

 

«На площадь!»

 

По словам участников рабочей группы, до сих пор не допрошен сотрудник полиции, который был с братьями за несколько часов до их убийства: «Он целый день с ними там был, с ними чай пил. Он заходил туда, где они жили. Крутился везде», – констатировали собравшиеся. «Он ещё куда-то звонил», – добавил Гасангусейнов-старший. Не допрошен и участковый села.

«Много людей звонят с района. Равнодушных нет. Спрашивают, будет результат или нет? Я устал обманывать людей. Я устал людей вводить в заблуждение. Я им говорю, что всё идёт нормально. На самом деле ничего не идёт! Они просят: «Давайте соберём народ и выступим!» Сколько можно останавливать народ? Один-два раза послушаются. Это может выйти из-под контроля…» – возмущался адвокат.

«Психика у детей в том районе – Кахиб – Гоор-Хиндах – поломана. Когда им говорят: «Иди туда», они говорят: «Нет…» Видят полицейскую форму – боятся. Дети боятся полиции, они говорят: “Как Наби, как Гасангусейна нас тоже убьют”», – сказал отец убитых сыновей.

«Мне понравился тот вопрос, который Максим Шевченко поставил перед Общественной палатой республики. Гамзат Гамзатов (председатель ОП РД), прежде чем на него (Шевченко) наезжать, должен был приехать в Гоор-Хиндах и взять дело под контроль. Уполномоченный по правам человека Дагестана (Уммупазиль Омарова – «ЧК») должен был приехать, выразить соболезнования и взять дело под контроль, а где же наши депутаты?!» – задавался риторическим вопросом Ибрагимов. (В аппарате уполномоченного заявили, что омбудсмен выезжала в село после убийства «ЧК».)

На встрече звучали предложения присоединиться к митингу, который махачкалинцы обещали провести 15 ноября…

P. S. 7 ноября адвокат Ибрагимов сообщил, что служба собственной безопасности МВД по РД проводит служебную проверку. В рамках проверки уже допрошены несколько человек, в том числе отец братьев и глава села. Он также рассказал, что 13 ноября решено провести сход общественности в родном селе братьев Гасангусейновых – Гоор-Хиндахе... ]§[