Идеальный грабёж

Избиение Ильясова кулаками и ограбление в подъезде, заявляет защита, – это сценарий оперативника
Дата: 
30 Апр 2021
Номер газеты: 

Буниямин и Изабелла Ибрагимовы – родители жителя Каспийска Гаджи – утверждают, что в последние годы вынуждены спасать сына от суда и следствия. Что они думают о правосудии и сыщиках – в материале «ЧК».

Дважды Каспийский городской суд признавал Гаджи Ибрагимова виновным по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ (открытое хищение чужого имущества с применением насилия). Первый приговор был вынесен 16 марта 2020 года. По апелляционной жалобе защиты Верховный суд вернул дело в тот же суд на новое рассмотрение в ином составе. Второй приговор последовал ровно год спустя – 16 марта 2021-го. 

Судья Виктор Клиндухов решил, что доказательств виновности Ибрагимова в избиении и ограблении знакомого Темирлана Ильясова на 3 тысячи рублей достаточно, и приговорил его к 2 годам и 4 месяцам в колонии строгого режима со штрафом в 5 тысяч рублей, а также приговорил к ограничению свободы на 1 год. Судья Руслан Курбанов наказание немного смягчил, заменив строгий режим на общий, и не стал ограничивать свободу Ибрагимова после отбытия наказания. В ближайшее время он должен выйти на свободу: в срок отбытия зачтено время содержания под арестом. Но скорое освобождение для Ибрагимовых не означает расставание с судебными органами. Кассация, надеются они, отменит несправедливый приговор и оправдает их сына.

 

Чип и Дейл по-дагестански

 

Задержали Гаджиева 13 октября 2019 года замначальника отдела Управления уголовного розыска РД Гаджимурад Бежамов и оперативный работник того же отдела Курдул Ибрагимов.

«Инициатором фабрикации обвинения является Курдул Ибрагимов, ещё в 2016 году, будучи оперативником Ленинского РОВД Махачкалы, он пытался обвинить моего сына в краже 20 тыс. рублей. Он избивал его, требуя признать вину. Благодаря экспертизе видеоматериалов суд оправдал Гаджи. Мы написали жалобу в МВД Дагестана на Курдула за рукоприкладство. Это явилось причиной его личной неприязни к моему сыну», – заявляют «Черновику» родители осуждённого.

В день задержания признанный потерпевшим Ильясов и Ибрагимов несколько раз общались по телефону. Ильясов утверждал, что примерно в 12 часов дня ему позвонил Ибрагимов и назначил встречу возле своего дома на улице Сулеймана Стальского. Когда он подъехал, Ибрагимов по телефону якобы попросил его подняться на лестничную площадку. Здесь, по утверждению Ильясова, в ходе возникшей ссоры его избили и ограбили. Но, согласно биллингу телефонных звонков, потерпевший в этот день первым позвонил Ибрагимову в 11:48 дня.

«Сын с утра до 15 часов был со мной на даче. Потом уехал домой. Где-то с 16 часов до 18:50 он помогал знакомым», – рассказал отец обвиняемого. 

Подсудимый, как указано в приговоре, показал: по возвращении домой поехал к своей знакомой, где ему позвонила другая знакомая и попросила помочь с переездом на новую квартиру. В течение дня, рассказывал обвиняемый на заседании, ему названивал Ильясов под предлогом передать подержанный телефон, о котором он просил (Ильясов занимался продажей таких телефонов). 

Во время одного из звонков Гаджи сообщил, что выгружает вещи и после будет у отдела полиции. Здесь оперативники и задержали Ибрагимова. 

Курдул Ибрагимов пояснял в суде, что 13 октября 2020 года в послеобеденное время ему позвонил Ильясов с просьбой срочно приехать в Каспийск, так как ему нужна помощь. В это время с ним рядом находился Бежамов, поэтому они поехали вместе. При встрече пострадавший якобы рассказал о случившемся, написал заявление, после чего сотрудники УУР начали искать Ибрагимова. 

«Было установлено, что Ибрагимов находится у своей знакомой, после этого Ильясов назначил ему встречу недалеко от ОМВД по Каспийску… Когда заметили Ибрагимова, Курдул позвал его по имени, объяснил, что необходимо пройти в отдел. После этого они вместе с потерпевшим прошли в ОМВД», – рассказывал Бежамов.

Обвиняемый, согласно его показаниям, видел в этот день Ильясова лишь в отделе полиции.

 

Биллинг «доказующий»

 

Оба оперативника проходят по делу в качестве свидетелей. В ходе предварительного следствия Бежамов пояснял, что узнал об ограблении примерно в послеобеденное время: Ильясов якобы позвонил Ибрагимову, когда они вместе находились на выезде в Ленинском районе Махачкалы. 

Отец Ибрагимова, который выступал в качестве защитника наряду с адвокатом, рассказал изданию, что Бежамов дал суду показания, изобличающие ложное обвинение: «Он сказал, что о грабеже в Каспийске 13 октября, в 08:30 утра, на совещании ему доложил Курдул. Но, согласно свидетельским показаниям, преступление было совершено в 16 часов. То есть Курдул докладывает о нём за несколько часов до его совершения!» На последующих судебных заседаниях Бежамов отвечал, что уже не помнит обстоятельств задержания. 

«Единственное объяснение тому, что Курдул заранее сообщает начальству о ещё не свершившемся преступлении, – отметила адвокат Джума Магомедова– это то, что преступления не было». В основе доказательств виновности, по её словам, лежат показания свидетелей-оперативников, которые на момент грабежа и избиения находились в Махачкале. 

Биллинговый анализ показал, что принадлежащий Ильясову телефонный номер в период от 16 до 18:35 не регистрировался в зоне проживания Ибрагимова. Адвокат также сообщила, что Ильясов и оперативник Ибрагимов общались по телефону не только после, но и до якобы совершённого преступления. 

«Мы просили суд не принимать во внимание утверждение Ибрагимова о том, что до преступления звонков не было, так как его слова не сходятся с детализацией звонков. Ибрагимов скрыл от следствия и суда один из своих телефонных номеров, который он оставил секретарю судебного заседания для получения уведомлений от суда. В детализации видно, что потерпевший связывался с этим номером свидетеля 12 раз с 9 утра. Детализация имеется в материалах дела. Защита видит тесную связь свидетеля и потерпевшего», – отметила Магомедова. Также защита цепляется за тот факт, что свидетели, якобы узнав о грабеже, не передали информацию в ОМВД Каспийска, а сами поехали раскрывать преступление. Ильясов в суде пояснял, что не обратился в местный отдел, так как «у Гаджи в Каспийске много знакомых, в том числе сотрудников полиции, и он побоялся идти туда и поэтому не стал обращаться».  

 

«Воскрешение» понятого

 

По утверждению родителей Гаджи, его завели в здание ОВД в отдельный кабинет, избивая и угрожая подкинуть наркотики, требовали от него признать вину, в связи с чем он был вынужден оговорить себя и подписать заранее написанный протокол.

В судебных процессах, по их словам, понятые практически не участвовали. Один из них – Рамазан Гасанов – рассказывал, что 13 октября, в 22 часа, его пригласили быть понятым при личном досмотре Ибрагимова, который признался, что извлечённые оперативником из его кармана 3 тыс. рублей он украл у Ильясова. Слова понятого не стыкуются с протоколом личного досмотра, согласно которому досмотр начат в 19:20, окончен в 19:50.

«Это говорит о том, что досмотр был проведён без понятых, а для так называемого понятого устроили показуху», – настаивает отец Ибрагимова.

В протоколе указан ещё один понятой – Исак Казимов. Его с трудом разыскали для участия в повторном процессе. Однажды, по словам адвоката, оперативник Ибрагимов и вовсе заявил, что Казимов умер. Оказалось, он жив и когда-то был соседом Курдула Ибрагимова.

«Казимова просто приписали в понятые. На суде он заявил, что понятым не был, следователь его не допрашивал, с обвиняемым Ибрагимовым он не знаком, к данному судебному процессу не имеет никакого отношения и подпись в протоколе не его», – также рассказала «ЧК» адвокат.

Суд, подчёркивают родственники и защита Ибрагимова, нестыковки оставил без внимания. Они не признают полицейских в качестве свидетелей, тем более «Ибрагимов редко появлялся на судебных заседаниях».

Мать осуждённого Ибрагимова написала о неправомерных действиях в отношении сына в МВД Дагестана. Отметим, сам оперативник не признал, что не бил подсудимого в каспийском отделе полиции.

В ответе на обращение за подписью министра Абдурашида Магомедова указано: «По результатам проведённой служебной проверки Ибрагимов… 06.07.2020 г. уволен из органов МВД в связи с грубым нарушением служебной дисциплины». ]§[