Голодовка. Последствия

Дата: 
8 мая 2020
Номер газеты: 

Объявленная 20 марта Кемалом Тамбиевым голодовка была сразу же прекращена: часть проблем администрация СИЗО­1 Махачкалы обещала решить, часть вроде бы как решила. Но… В этой публикации Тамбиев рассказывает, что происходило после того, как информация о голодовке вышла в СМИ, а также насколько прочным является слово сотрудника СИЗО… Окончание рассказа Тамбиева.

 

Рамадан начался

 

Откровенно говоря, я до последнего надеялся (неисправимый оптимист, ничего с собой не могу поделать), что пост буду держать с семьёй, а не в неволе. Но раз Рамадан я застал здесь, в СИЗО-1 Махачкалы, то в этом есть благо, иншааЛлах. К тому же администрация СИЗО свои уступки по этому поводу тоже делает. За совершение таравиха после отбоя в карцер не закрывают. И ещё поменяли местами обед и ужин. А ужин (который теперь обед) приносят позднее обычного, как раз ко времени ифтара, чтобы мы разговлялись горячим полноценным обедом. Лично я такой подход не могу не оценить с положительной стороны.

Ещё воду в кране перестали выключать в течение дня. Если в прошлом году у нас воды в камерах обычно не было, а включали её в определённые часы, то нынче как минимум холодная вода включена весь день, а горячую иногда отключают.  Ну, раньше о горячей воде мы могли лишь мечтать.

В общем и целом положение наше хорошее, я не болею. Поститься здесь не трудно. Одно плохо: книги заканчиваются, хотя мне досталась пара неплохих экземпляров из «затянутых» другими арестантами, поэтому переживать не о чём.

Из-за карантина не пускают передачки, а запасы фиников, орехов и других  приятностей уже на исходе. Но зато ларёк СИЗО работает хорошо – шоколадками я не обделён!

Пользуясь случаем, хочу пожелать всем провести этот Рамадан максимально эффективно, заслужить большую награду, укрепить иман и силу воли, принести пользу как можно большему числу людей. И да будут приняты ваши акты поклонения, ваши благодеяния и ваши дуа. Амин!

 

Вытяжка

 

…В прошлый раз писал о проблемах с вытяжкой в камере. В отверстиях вентиляции установлены вентилятор и датчик движения, который срабатывает тогда, когда кто-то входит в туалет. Из-за повышенной влажности датчик и моторчик вентилятора давно накрылись. Да и толку от этого вентилятора, если он установлен вне туалета? Всё, что нужно, чтобы вентиляция не  доставляла неудобства, – это поставить угловой короб и проделать дыру в стене туалета, чтобы тем самым провести вентиляцию в него. А обновить вентилятор с датчиком движения – это было бы вообще замечательно, но я не питаю к этому особых надежд. Почему поднимаю этот вопрос? Просто из-за плохой работы вентиляции в камере появляется сырость. В туалете смежные с ним стены просырели и даже имеют зарождающиеся очаги плесени, что не есть гуд… Лично я считаю, что это веский аргумент в пользу исправления проблемы…

А теперь вернусь к самому важному вопросу, который пропустил специально, дабы уделить ему финал.

Если с книгами, с представлением арестантам экземпляров Корана, с письмами «с воли» мы результата добились, то с продлением подписки на газету и прогулкой под открытым небом – выявили недобросовестность и нечестность кого-то из сотрудников СИЗО-1 Махачкалы. Хотя это тоже, на мой взгляд, результат… В общем, с вентиляцией, как я понял, должны решить вопрос, когда их профинансируют. А вот вопрос с холодильником в камере встаёт очень остро и обретает новый характер…

УФСИН по РД, отвечая на запрос «Черновика», отвечает, что «техника (в камере Тамбиева) отсутствует, так как учреждение не имеет финансовой возможности». Омбудсмен Дагестана Джамал Алиев подсказывает, что желательно было бы самим купить холодильник и попросить администрацию СИЗО-1 Махачкалы поставить его в нашей камере.

Но дело как раз в том, что отказ в установке холодильника в камере мне мотивировали совсем иначе! Я с самого начала ставил вопрос о том, что холодильник мои друзья или родственники привезут – просто примите его на баланс СИЗО и установите в камере. Нет!

– Ты же знаешь, что не положено, – сказал мне Артур Алибекович.

– Почему? – вполне адекватно возник у меня вопрос.

– Потому что…

…Потом пришёл дежурный Альберт: «В спецблоке по закону нельзя холодильники и телевизоры. Пусть твой адвокат придёт, я ему покажу все документы…»

Потому мне снова заявили:

– Ты находишься в спецблоке. В спецблоке не предусмотрены ни холодильники, ни телевизоры – это уже утверждает мне начальник оперчасти Тимур.

– Хорошо, допустим… – отвечаю я. – Тогда возникает другой вопрос: почему я нахожусь в спецблоке?

– Из-за статьи УК РФ. Ваши статьи (205-я и 208-я) предусматривают нахождение в спецблоке.

Думаю, что если бы всё это, сказанное мне сотрудниками СИЗО, было правдой, то на запрос «Черновика» УФСИН ответил бы точно так же. Плюс ко всему вряд ли бы мой 60-летний адвокат Рашид Джафаров заявлял, что «понятия «спецблок» вообще в законе нет…». И ещё жирный плюс ко всему этому: на личном приёме в ОСБ УФСИН по РД мне заявляли: «У нас в СИЗО-1 Махачкалы нет спецблока. Четвёртый этаж корпуса «А» – такой же, как и все остальные…»

 

А где свидетели?

 

А теперь вот какой нюанс. На днях в нашу камеру подняли парня со статьёй 159 УК РФ («Мошенничество»). Попал он в наш якобы не существующий спецблок… в наказание за организацию бунта, склонность к суициду (вскрывал себе вены), вандализм (спалил всю мебель в камере, разбил видеокамеры). В одной из соседних камер тоже находится арестант, проходящий по ст. 228 УК РФ. И он тоже в спецблоке в наказание за бунтарство.

С Абдулмумином Гаджиевым, журналистом «Черновика», сейчас сидит парень со статьёй «склонение к суициду». Я точно не знаю, за что его сюда подняли. Наверняка тоже напортачил.

Ещё сидит в СИЗО Шахрудин Шахрудинов. Он проходит по ст. 282 УК РФ. Про него «Черновик» писал в статье «Подозреваемые свидетели» («ЧК» №4 от 31.01.2020 г.). Да, экстремизм («Разжигание ненависти или вражды»), но не 205-я («Терроризм») и не 208-я («Организация НВФ и/или участие в нём»). А то если всех, проходящих по ст. 282 УК РФ, к нам поднимают, то… где тогда «Свидетели Иеговы»?

В общем, я хочу сказать, что в объективной реальности в так называемый спецблок помещают в качестве наказания, а обвиняемых по ст. 205 и 208 УК РФ – помещают по умолчанию.

То есть мы, не сделав ничего плохого, не получив никакого приговора (доказательства вины), должны подвергаться наказанию  и содержаться в спецблоке только из-за того, что больная фантазия следователей и сотрудников ЦПЭ требует этого? То есть мы в СИЗО, будучи в статусе подозреваемых и обвиняемых, находимся в куда более строгих условиях, чем осуждённые по нашим статьям? Где ваши доказательства, если вы говорите правду?

P. S. Мне достоверно известно, что в «Гуантанамо» (корпус «Г» СИЗО) были установлены новые холодильники, выданы новейшие матрасы. То же самое было сделано во многих камерах централа.

Стоит кому-либо из любого другого блока затребовать холодильник или телевизор – СИЗО им это предоставляет. «У них вся коптёрка холодильниками забита!» – сообщил мне осведомитель, словам которого я доверяю больше, чем сотрудникам СИЗО. И последние сами в этом виноваты!

Так вот, отговорки о нехватке денег – это «воздух». Они не хотят ставить холодильники и телевизоры в спецблоке! Потому что, как ни крути, он был создан для оказания давления на обвиняемых. И хоть мы с боем или тихо и упорно добиваемся соблюдения наших прав, недоброжелатели до последнего будут стараться сохранить статус спецблока в качестве угрозы для буянов. Они как бы говорят: «Ещё раз такое повторится – в спецблоке закроем тебя на пару месяцев!»

Нахождение в спеблоке – это и инструмент склонения ни в чём не повинных людей к даче ложных, но нужных следствию показаний: «Пойдёшь на досудебку – спустим тебя со спецблока в нормальную камеру…»

Не хочу я в «нормальную камеру». Мне нужен лишь холодильник!.. ]§[

 

3 апреля 2020 г.

Из СИЗО-1 г. Махачкалы.

Комментарии:

Раньше, когда Тамбиев "появлялся" на страницах ЧК, то его постоянно "сопровождал" его же фото с фингалом под глазом. Фингал стал его визитной карточкой, лицом, брендом, так сказать.
Время меняется. Меняется человек. Лицо он теряет.
.............
А все-таки!!!
Кто же слил Гаджиева, брат Тамбиев!?!