Гармонизация без стратегииКупируют ли дагестанские власти национальный вопрос?

Заид Абдулагатов считает, что Стратегия содержит в себе элементы имперской политики...
Дата: 
18 Янв 2019
Номер газеты: 
Фото: 
Руслана Алибекова

24 декабря в редакции газеты «Черновик» прошёл круглый стол, где обсуждали гармонизацию межэтнических отношений в Дагестане, её границы и возможности. Мероприятие, организованное «Черновиком, PR­агентством «Медиафакт», Фондом им. Хаджимурада Камалова, а также НКО «Толеранс», собрало экспертов по межэтническим и политическим отношениям, представителей власти и общественных организаций. Дискуссия, длившаяся почти четыре часа, была острой и напряжённой, но… необходимой.

Организаторы мероприятия с учётом того, что тема круглого стола общая и имеет множество внутренних подпроблем, решили разбить встречу на две части. В первой части круглого стола обсуждалось «Формирование российской нации. Особенности реализации «Стратегии государственной национальной политики РФ на период до 2025 года» в Республике Дагестан». Во второй части мероприятия собравшиеся сконцентрировались на обсуждении вопроса «Роль и место системы этнического баланса в Дагестане (изжил ли себя этнический фактор в управлении республикой?). Этнотерриториальные противоречия, их типология и механизмы разрешения».

(Продолжение. Начало в №01 от 11.01.2019 г.)

 

…Довольно интересным было заявление председателя Дагестанского отделения Российского философского общества, члена Общественной палаты РД Мустафы Билалова по вопросу укрупнения субъектов страны: «Вопросы укрупнения регионов возникают, и рано или поздно эти вопросы надо будет решать! В своё время я, когда Народное собрание РД возглавлял Муху Алиев, говорил ему: “Муху Гимбатович! Нам нужно идти на укрупнение регионов на Северном Кавказе!..” Это вовсе не означает, что Дагестан как этнический субъект исчезает с карты. Но проблемы нужно решать! К примеру, Калмыкия пустует, но даргинцы всё равно там землю обрабатывают. Но на каких правах они там работают? Масса проблем! Но давайте мы сделаем такое укрупнение, чтобы на Кавказе все чувствовали себя не пришельцами, не посторонними, не бесправными…»

Чтобы решить эту проблему, считает философ, нужна соответствующая идеология, однако никто из академиков, влияющих на формирование национальной политики на уровне экспертизы и подготовки предложений в ФАДН, в эти вопросы вникать не хочет, уверен Билалов.

Корреспондент РИА «Дербент» Малик Бутаев задал вопрос учёному о том, поможет ли выработка идеологии и какой именно в решении проблем Ауховского района? Что касается укрупнения субъектов страны, то Бутаева интересовало, не приведёт ли укрупнение субъектов к тому, что наличествующие межнациональные противоречия вследствие укрупнения только обострятся?

Билалов ответил, что проблемы, конечно же, будут, но при условии, если они будут купироваться. «Я хочу вернуться к существующей или замалчиваемой идеологии… Если мы выстроим идеологию такую, какая, к примеру, существует в той же Швейцарии, где различные народы проживают в рамках гражданского общества, а не либеральную демократию, то…» – обозначил решение проблемы Билалов.

Учёный не согласен с расхожим мнением, что гражданское общество является абсолютизацией прав и свобод личности. Он призывает идти к глобальному гражданскому обществу, но к такому, где есть место региональному гражданскому обществу со своими ценностями.

Учёный секретарь ДНЦ РАН Асланбек Адиев попросил Билалова уточнить позицию по землям в Калмыкии, а также высказаться, как должен решаться вопрос с жителями Дагестана, проживающими на застроенных участках земель отгонного животноводства.

Билалов был категоричен: «Никаких переселений с кутанов, в частности, Бабаюртовского района, куда-то там, не может быть и речи! И никакой Национальный Совет кумыков так вопрос не ставит. Вопрос ставится так: давайте узаконим (происходящие на землях отгонного животноводства процессы). Пусть жители кутанов живут там, но в границах Бабаюртовского района, как его жители. И пусть платят равные с жителями района налоги, а не льготные выплаты за землепользование, меньшие в десять раз… Это же очевидные вещи».

Завершая свою речь, учёный выразил опасение, что без чёткой идеологии стратегия может стать мероприятивной. Затем учёный подарил газете «Черновик» свою книгу «Мысли не на каждый день», надписав её: «Авторитетному поборнику социальной справедливости и защитнику прав человека...»

 

Империя и патриотизм…

 

Свою оценку Стратегии дал и завотделом социологии ИИАЭ ДНЦ РАН Заид Абдулагатов. Он, в отличие от Билалова, считает, что в стратегии идеология есть, но… «Но какая! Решая в Стратегии вопросы этнического национализма, начали утверждать имперский национализм. Вот самое основное содержание!» – категорично заявил Абдулагатов. Эти характеристики стратегии, по словам учёного, проявились после внесения в неё изменений, по сути, изменившими документ.

«Случайны ли эти изменения? Вот на этот вопрос надо ответить! В Стратегии по сравнению с той редакцией, которая была в 2012 году, везде, где было написано «развить» этническое, президентом заменено на «поддержать». Мы спрашивали у составителей этой Стратегии: как понять, что вы не хотите развивать эти отношения (этнические и традиционные культуры), а только поддерживать, нам ответили: мы не будем развивать их, потому что развитие предполагает центробежное развитие сил… Эта политика продуманная, поэтому этнические культуры и наши традиции особой поддержки находить не будут», – констатирует учёный.

В то же время, по словам Абдулагатова, попытки навязать такой имперский национализм наталкиваются на противодействие. Он привёл в пример попытки принять «закон о российской нации», а также «закон о гражданском патриотизме». Обе инициативы с треском провалились. В частности, благодаря мощному влиянию национальных окраин (Дагестан, Татарстан и пр.), когда «власть поняла и отступила…»

Рассуждая о развитии патриотизма и положений стратегии, Абдулагатов заявил, что чистота русской речи вовсе не говорит о том, что кто-либо является российским патриотом.

«Патриот – это политическое состояние человека», – говорит учёный. Он привёл результаты соцопросов, проведённых в 2018 году среди учителей дагестанских школ. К учителям у исследователей было много вопросов, так как помимо желания выяснить, чем они занимаются, есть понимание, что эта социальная группа является огромной площадкой (300 тысяч учеников, 40 тысяч учителей), которую, к примеру, можно использовать против терроризма и экстремизма.

«Мы спросили учителей: «Считаете ли вы, что надо в школе воспитывать патриотизм?» Менее одной трети только высказались, что «да». Среди молодых учителей только 22% говорят о том, что в детях надо воспитывать патриотизм!» – заявил Абдулагатов.

Обсуждаемая Стратегия, как считает учёный, обеспокоена тем, что по сути российского патриотизма нет. И большое количество молодёжи, выехавшей в зону боевых действий в Сирии, тому подтверждение.

«Государство делает, на мой взгляд, одну ошибку, которая идёт с советских времен. Мы общественное мнение стараемся всё время формировать. Но не учитывать!.. В тех же самых земельных и иных вопросах всё решают два-три человека. У нас во власти сформировались этнопартии: это когда в кабинетах сидят по два-три человека на различных должностях и думают, куда своих людей двигать, на какие должности. Роль таких этнопартий становится выше идеологии государства и самого общества, народа…» – обеспокоен Абдулагатов.

Он высказал обеспокоенность серьёзными переменами в вопросе межнационального взаимодействия, в частности, изменение русского населения, а также самого отношения к русским. Абдулагатов констатирует возникновение в обществе русского имперского национализма. «Русский человек в советское время и русский человек сегодня – это не одно и тоже. Тот русский человек, которого я люблю, немножко изменился. А отношение к русскому человеку есть индикатор российского патриотизма и российской идентичности», – говорит он.

Исследователь сослался на результаты опросов, которые проводились в советское время, и которые проводились в современный период. На вопрос к представителям дагестанских народов в советское время, с представителем какой национальности вы бы хотели жить рядом, если бы жили вдали от своего народа, 40–45% респондентов отвечали, что с русскими, а на друг друга (дагестанские народы) показывали в 5–7% случаев. Современные опросы показывают иную картину: теперь жить с русским хотели бы 14%.

«Самое поразительное, что те, кто учился и учится в исламских учебных заведениях, ни один (!) не указал, что хотел бы жить с русским человеком!» – удивляется Абдулагатов. Он с тревогой привёл результаты научных исследований, показывающих, что выработавшееся в дагестанском обществе отношение к другим национальностям, а также религиозные взгляды не способствуют дружбе с русским человеком.

В то же время он просит не требовать от результатов опроса слишком многого, так как окончательное научное мнение можно сформировать только после учёта множества сопутствующих факторов.

Вагаб Казибеков имеет свою точку зрения на статус поселений на землях отгонного животноводства

Член общественной палаты России Вагаб Казибеков, комментируя услышанное, заявил, что национальные вопросы обострились в республике в конце 90-х, чем воспользовались те, кто зарабатывал на этом политические баллы и решал конъюнктурные вопросы. Он не согласен с результатами опросов, которые озвучил Абдулагатов, подчеркнув, что ислам – это религия мира, в ней нет национального вопроса, а также того, что землю необходимо делить по национальному признаку. Национализм, по мнению Казибекова, проявляется в кадровом вопросе – в институтах, организациях и учреждениях, на рынке, так как «директор тащит своего, главврач – своего…». Он считает опасным переводить в национальное русло национальные и земельные вопросы, так как это приводит к раскачиванию ситуации и, следовательно, меньше даёт возможности для спокойного, трезвого решения проблем.

Что касается узаконения поселений на землях отгонного животноводства, то общественник с этим согласен, но предлагает иные формы выражения. К примеру, наделять те территории, где живут отдельные этносы статусом, схожим с обособленным статусом Бежтинского участка.

«Уже нет отгонного животноводства. Процентное соотношение овцепоголовья в горах между государственным и частным кардинально изменилось. Там частное всё. Надо прекратить эти бесплатные перевозки овцепоголовья и пользования землями за счёт государства. Надо правильно подходить к этому…» – считает Казибеков. Он привёл пример одного из КФХ, где из тысячи голов только 300 – государственные, да и то на бумаге, чтобы получать различные субсидии, а из числящегося 120-тысячного поголовья овец на поверку оказалось 21 тысяча.

Эдуард Уразаев считает, что региональная власть вынуждена следовать общему курсу, заданному Москвой

Экс-министр по национальной политике, информации и внешним связям РД, эксперт-политолог, Эдуард Уразаев положительно оценил доклад со-модератора круглого стола Абсалютдина Мурзаева, озвученного в начале встречи (см. «ЧК» №1 от 11.01.2019 г.), а также в целом согласен с оценками Стратегии, сделанные Заидом Абдулагатовым. 

«В целом тенденция достаточно очевидна: попытка нивелировать культуры, устроить плавильный котёл на базе русской нации… Но на самом деле я бы либеральный подход сюда не вмешивал. Тут даже Мустафа Билалов сам себе противоречил, когда говорил, что с одной стороны или укрупнение регионов, или принятие решений по муниципалитетам… а фактически там устанавливается равноправие. А равноправие – это основной принцип либерализма. Здесь тоже коллективные права, получается, уходят на задний план», – внёс коррективы Уразаев.

Он считает, что в Стратегии имеются явные перегибы в национальном вопросе. Эксперт охарактеризовал это, как «опасную игру федеральной власти». В этой ситуации, обращает внимание Уразаев, региональная власть вынуждена следовать общему курсу, заданному Москвой.

«Критика имеет основание, что на региональном уровне тоже что-то можно делать, но к сожалению, в условиях сложившейся в политической системе вертикали власти, где и часть гражданского общества ушла под эту вертикаль, независимых институтов, которые бы прямо говорили о проблемах, к сожалению, не очень много. И на них можно не обращать внимания, говорить, что вас не очень много и так далее…» – отмечает эксперт и продолжает: «Эти разговоры о том, что будут укрупнять, не будут укрупнять – они встретили настолько серьезную реакцию, что я даже не ожидал. Доклад в Пятигорске делал Магомедсалам Магомедов. Он заявил, что национальные проблемы в целом по стране ослабли, этнический фактор на нуле, в Дагестане более-менее сложная ситуация. Мы мониторим ситуацию и у нас более-менее всё благополучно, что, действительно, противоречит происходящим тенденциям и фактам. Но я свидетель: в последнее время прогрессивная часть общества очень резко среагировала на попытки чеченской стороны как-то заявить, обозначить свою позицию. В этом контексте без всяких социологических опросов видно, что проблема остро воспринимается в обществе. Конечно, можно не верить и говорить, что никаких проблем нет  до поры до времени. В 90-х тоже так говорили…» ]§[

 

(Окончание в следующем номере)

 

Комментарии:

Дагестан это и так регион где уживается много народов. Что теряют дагестанские народы если укрупнят с остальными северокавказскими народами? Они теряют Дагестан! Только если мы - дагестанские народы готовы консолидироваться и взять за общий знаменатель - дагестанец (а мы повсюду дагестанцы, независимо лезгины или даргинцы и т.д... в т.ч. в самом Дагестане для тех же варягов) только тогда имеет смысл постоять за родной Дагестан.