Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещён

Взаимоотношения дагестанской власти и прессы носят традиционный, преемственный характер
Дата: 
25 Дек 2015
Номер газеты: 

Эту статью наш коллега Артур Мамаев написал в далёком 2008 году. За это время президент республики стал называться главой. Муху Гимбатовича сменили на Магомедсалама Магомедалиевича, следующим уже главой назначен Рамазан Гаджимурадович. Но вопросы взаимоотношения республиканской власти и СМИ и использования административных рычагов давления в качестве «прививки лояльности», как видите, остались на прежнем уровне.

 (Редакция ЧК. 25.12.2015 г.).

Большая нелепость – воспринимать СМИ как врагов власти. СМИ – это сегмент информационного пространства республики. Искажение роли и значения СМИ, непрофессиональная трактовка подаваемой всем спектром республиканских СМИ информации в самом аппарате и ближайшем окружении президента привели, вернее сказать, довели президента Муху Алиева до ступора, когда гарант Конституции и автор докторской монографии на тему согласия, множества публикаций о гражданском обществе критикует «коммерческие», на его взгляд, априори зависимые, СМИ и даёт «отмашку» сидевшим на одном из совещаний силовикам: проверьте их.

Можно было бы махнуть рукой как на очередную проделку очередного дагестанского чиновника. Если бы не появившиеся тут как тут в редакциях ряда республиканских изданий сотрудники Управления по борьбе с организованной преступностью (УБОП). 

С наступлением весны, тёплой погоды и появлением зелени боевики, которые зимовали в городах и избежали спецопераций, возвращаются обратно в горы. В горах нет квартир, которые можно заблокировать и забросать гранатами, танки тоже не везде пройдут – в общем, спецоперации проводить тяжело. Но не оставаться же милиции из-за этого без работы…

УБОП провело серию проверок в «коммерческих» «Свободной Республике» и «Новом деле». Непонятно, что искали. По слухам, которые, вероятно, запустили те же источники, что и инициировали проверки, искали доказательства того, что издания отмывают западные деньги, направляемые для поддержки сепаратистского подполья в республике.

То же УБОП пыталось провести оперативные мероприятия и в нашем издании. Рейд был запланирован на прошедшую пятницу, на это же время мы назначили проведение мирного пикета у здания редакции как законную реакцию на незаконные действия сотрудников этого управления (постановление о проверке не содержало обоснования проверки, разве что формулировка в его тексте – «в связи с появившейся необходимостью». Более того, всё в том же постановлении содержалось требование предъявить всю финансово-хозяйственную документацию за 2001–2005 годы, в то время как газета и её учредитель ООО «Свобода Слова» «родились» в 2003-м). Объявление о пикете было опубликовано в последнем номере «ЧК».

Однако в планы наши и наших сторонников вмешался президент Муху Алиев. По-хорошему вмешался. Узнав из газеты о пикете, он связался с директором издательства ООО «Свобода Слова» и одним из учредителей газеты Хаджимурадом Камаловым. В первый раз он позвонил, чтобы осведомиться о ситуации с проверками газет и проведением пикета. Связавшись во второй раз, он сказал буквально следующее: «Я свяжусь с министром Адильгереем Магомедтагировым и потребую прекратить это. Милиции есть чем заняться».

Сотрудников УБОПа с той поры в редакциях не видели.

На сегодняшний день в Дагестане сложилась устойчивая сеть СМИ. По числу независимых печатных изданий, которые, как правило, воспринимаются как оппозиционные действующей власти, республика может соперничать разве что с федерацией в целом. Ведь на федеральном уровне действительно независимых газет наберётся не больше десятка. Относительно свободными от официальной цензуры можно назвать и некоторые интернет-издания, освещающие ситуацию в республике. Именно независимые от власти газеты обрели у читающей части дагестанцев наибольшую популярность. Дотируемые из бюджета «Дагправда» и национальные издания давно бы разорились, не будь той же бюджетной подпитки и полупринудительной подписки для работников бюджетных организаций.

Когда информация разная по форме, но практически идентичная по содержанию одновременно подаётся из нескольких независимых газет, в неё приходится верить. Официальную информационную политику центральной власти в Дагестане проводят федеральные ТВ-каналы.

В такой ситуации (отсутствия оппозиционных СМИ) властям республики оставалось только поддакивать «Первому», «России» и «НТВ». Средства же, предназначенные для государственных СМИ, можно было бы перенаправить на более нужные цели (функцию опубликования законов с условием возмещения затрат на печать можно было бы переложить на одно из коммерческих изданий).

Но независимые журналисты всё подпортили. Дагестанскую – свободную – прессу можно поздравить с тем, что она влиятельна, причём не только на общество, но и на должностных лиц. Однако…

 

Министерства кривых зеркал

 

Однако СМИ – очень важный, со специфическими функциями (влияет и формирует сознание), но не единственный сегмент информационного пространства республики. Структурированное, с широким спектром каналов и потоков информации поле есть основа полной, достоверной и объективной оценки ситуации для принятия выверенных, привязанных к действительности решений. Если в этом, управленческом, ракурсе рассматривать информационное поле, то его формируют во многом сами государственные органы и государственные мужи. Федеральные органы власти в лице прокуратуры, МВД, ФСБ, УФСН и т. п. и т. п., будучи включёнными в вертикаль власти, тоже формируют мозаику представлений о республике там, в Центре.

Представим теперь себя большими, ну или не очень, но федеральными чиновниками, скажем, руководителем Росземкадастра. В опубликованной нами так называемой Справке Ткачёва отмечалось, что управление Росземкадастра по РД практически не использует свои права по обращению в суд в случае обнаружения незаконных сделок с землёй. Хотя всем нам известно плачевное состояние отношений в республике в сфере земельной собственности. То есть в отчётах этого ведомства своему вышестоящему начальству будет радужная картина: судиться не с кем – всё хорошо. Как вы думаете, прокуратура, МВД, ФСБ, налоговики и т. п. докладывают иначе? Говорят о провалах своей работы в борьбе с криминалом, коррупцией, наркоманией и т. п.? Или о налаженных личных коррупционных связях в этой же среде? Нет конечно. Вот и получается общая оптимистичная картина республиканского бытия. А дальше?

А дальше там, в Центре, «пишут то, что видят»: делают выводы и принимают решения по региону, руководствуясь искажённой картиной действительности. И спускают инициативы.    

А что говорить о доступности информации, так сказать, с полей: из районов, городов, посёлков? Кто и как доводит её до руководителя республики (а сегодня он сконцентрировал на себе всю полноту ответственности за принятие решений), если не узкий круг влиятельных людей, имеющих доступ к первому лицу, а заодно и собственный, обычно корыстный интерес? 
А вы всё: «СМИ да СМИ…».

 

Тень независимости

 

Приход Муху Алиева на политическую арену ознаменовался и констатацией особой, конструктивной, роли СМИ. Внешними признаками того явились организационно-кадровые перестановки и назначения: создание профильного информационно-аналитического управления при президенте во главе с Миясат Муслимовой, закрепление статуса «государственное учреждение» за газетой «Молодёжь Дагестана» и назначение её главного редактора и тогда замминистра по нацполитике Гаджи Абашилова председателем ГТРК «Дагестан», переход Эдуарда Уразаева на должность министра по национальной политике, информации и внешним связям. Позиция президента была однозначной: независимые СМИ – один из источников информации, а конструктивная критика власти в СМИ, в его понимании, едва ли не долг прессы, и критику он требовал даже от официальной «Дагправды». 

Дело руководителя – видеть проблему в комплексе, сегментировать её и отсюда ставить задачи по исполнителям. Дело исполнителей, специалистов – развивать поставленную задачу, организовать бесперебойность процесса управления в той части, за которую ответственны.  

Когда президент говорит, что главными идеологами стали независимые журналисты, он не прессу (то есть нас) ругает – он критикует подконтрольные ему ведомства. Негосударственные республиканские газеты с совокупным тиражом не более 50 тыс. экземпляров имеют мощное влияние, не сопоставимое с АРМИЕЙ государственных СМИ. Все бюджетные газеты, ГТРК с аудиторией во весь Дагестан, радио – по всем статьям уступают коммерческой прессе, и это при сотнях миллионов рублей господдержки, при удушающей коммерческие газеты монополии ГОСУДАРСТВЕННЫХ унитарных предприятий в лице «Почты России» и «Роспечати».

Первое из них вынуждает наших подписчиков доплачивать к стоимости газеты ещё 150% (а альтернативных доставщиков подписных тиражей в республике нет), а «благодаря» второму мы теряем тысячные тиражи. «Роспечать», образно выражаясь, «выкручивает нам руки» – и мы вынужденно прекратили с этой организацией деловые отношения: газета «Черновик» в киосках «Роспечати» уже месяц, как не продаётся.

И кто теперь истинно независимый: коммерческие газеты, вынужденные работать в условиях рэкета со стороны государственных предприятий, или государственные газеты, которым «по барабану», сколько стоит доставка и распространение, потому что им всё оплачивает высокодотационный республиканский бюджет? Более того, с проверками их никто не беспокоит. Взять хотя бы ту же «Дагправду». Ежегодно она получает на своё содержание десятки миллионов рублей. Вы не найдёте её в продаже у частников и даже в киосках «Роспечати», потому что она не пользуется спросом. Ежегодно у неё падают тиражи, а объёмы её дотирования бюджетом, наоборот, возрастают. Почему бы доблестному УБОП не проверить, куда направляются средства от реализации газеты, от рекламы в ней? Ведь они не учитываются при формировании ежегодной заявки на включение в бюджет.

Очень сложный, но благодарный фронт работы для государственного человека. И несомненно, что информационно-аналитическое управление призвано было отвечать за основные контуры той части информационного поля республики, которая формируется посредством СМИ. Проективное мышление, владение основами финансового и хозяйственного права, знание теневой стороны политической жизни республики или как минимум понимание «правил игры» в ней, умение выхватить тенденцию, на первый взгляд, в случайных явлениях, «читать» информацию между строк и в хаосе событий, конструктивное мышление – минимальный набор деловых качеств начальника ИАУ. С учётом формата критериев требовать соответствия от действующего начальника управления Миясат Муслимовой – прекрасного ритора, литературного критика, поэта, публициста, филолога – было бы ошибочно.

 

Камера для президента

 

Президент попал в герметичную камеру, в которую свет поступает не солнечный, а от лампочки, звук – не из уст первоисточника, а от привнесённого передатчика, работающего к тому же с помехами. Ни каналов обратной связи, ни системы верификации поступающих данных и реакции на тревожные сигналы.

По всей видимости, и на правоохранительные органы и другие контролирующие ведомства, как на возможные источники информации, также рассчитывать не приходится. Они стали сами делать политику (см. новость о продлении режима контртеррористической операции в с. Гимры на 1, 3 стр. Прим. ред.). 

По сути, единственным альтернативным источником информации, аналитики, прогнозирования тенденций для президента, как и для любого жителя республики, стали такие критикуемые коммерческие СМИ. Но ведь не все материалы могли нравиться президенту, и такие негативные статьи требовали какой-то реакции. «Отмашкой», которую дал президент в одном из своих выступлений по поводу проверки редакций коммерческих СМИ, МВД с энтузиазмом воспользовалось, так как уже давно имело «зуб» на независимую прессу за критику своей «топорной» антитеррористической деятельности.

Сулайман Уладиев

Сулайман Уладиев – руководитель рабочей группы по информационной политике Общественной палаты РД.
  – В этом вопросе я не стал бы защищать президента: он в этом не нуждается. Дело ведь не в нём, дело в несостоятельности людей, которые по долгу государственной службы должны заниматься информационной политикой. Они действуют чрезмерно прямолинейно. В итоге они создали образ журналистов как врагов президента. Тем самым они, эти люди, подставили его под удар.

А затем, войдя в роль добровольных защитников президента, они любой материал, в котором содержалась критика власти, воспринимали в штыки и считали своим долгом дать отпор. Но отпор не интеллектуальный, а чиновничье-бюрократический:  всеми способами создавая вокруг определённой газеты или журналистов образ врагов народа и власти. Но президенту-то такая ситуация не должна быть выгодна. И, наверно, он ожидал от этих людей совершенно иной работы. Более рассудительной, прагматичной, результативной. Не создающей искусственные барьеры в диалоге с обществом, а устраняющей их.

В Дагестане ведь, в принципе, невозможно управлять всеми средствами массовой информации и заставить действительно независимого журналиста написать то, что нужно власти. Каждый журналист, работающий в независимом СМИ, в первую очередь руководствуется своим разумом и совестью. А президенту, вполне может быть, всё это преподносят как некий заговор и чей-то заказ. Чиновнику, правильно понимающему саму суть государственной службы в этой области, надо научиться осознавать, что нужно управлять не средствами (!) информации, а самой информацией как специфическим продуктом и явлением одновременно.

Что касается журналистов. Правы они или нет? Всё зависит от того, какие цели преследует журналист, когда пишет критический материал: если информация носит объективный характер и направлена на то, чтобы побудить власть к действию на исправление ситуации в лучшую сторону, – это одно. Если же СМИ подвергают власть критике по иным основаниям – это другое. Я уверен, что для разумной и нравственной власти честные и объективные СМИ являются мощными союзниками, на которых она должна опираться при решении существующих сложных задач. Сложившуюся сейчас ситуацию во взаимоотношениях власти и «некоторых» СМИ я рассматриваю как имеющую тенденцию к кризисному развитию. Истинной опорой президента в Дагестане, на мой взгляд, являются не политико-финансовые кланы и бюрократия, а дагестанское общество, правдивые СМИ и нормальные общественные институты.

Вообще, проблему СМИ в Дагестане нужно рассматривать в четырёх аспектах.
1. Достоверность подаваемой информации. Информация должна быть максимально объективной и полной, потому что частично поданная информация тоже дезинформирует. Не должно быть замалчивания. Правда должна быть полной, чтобы, прочитав газету, любой человек мог сказать : «Да, это правда!»
Но ведь и правда бывает разной. Есть правда-истина, а есть правда-справедливость. Правда-истина – это соответствие человеческих суждений объективной действительности. А правда-справедливость – это высшая правда. Правда-истина может заключаться в том, что милиция, может быть, правильно поступает, изгоняя с площади митингующих матерей, потому что считается, что их дети – террористы. Но правда-справедливость – в том, что все дети этих женщин, даже если они преступники, должны быть задержаны в соответствии с законом, их должны судить и установить их вину в соответствии с законом, и даже после этого мы не имеем права осуждать матерей. Потому что они – матери!
В условиях Дагестана очень тяжело добывать информацию. Вопреки закону о СМИ, ни один чиновник добровольно не идёт на контакт с журналистами.

2. Зависимость СМИ и журналиста в частности. Обычно СМИ делят на официальные и неофициальные. Тут всё зависит от источника финансирования. Если газета финансируется из бюджета республики или города, то она, естественно, зависима от своего кормильца. Я плохо себе представляю ситуацию, чтобы журналист «Дагестанской правды» написал статью, критикующую президента РД.

Но если СМИ коммерческое, подвержено ли оно каким-то группам влияния? Какие цели стоят перед изданием? Если говорить о «Черновике», то его журналистов можно обвинить в чём угодно: ошибки, перегибание палки, употребление иногда не тех лингвистических терминов, но только не в том, что они зависят от кого бы то ни было и им указывают, что и как писать.

3. Реакция на информацию в СМИ. Вопрос в том, как реагирует власть на деятельность СМИ и как она должна реагировать. Что бы ни писали, как бы ни писали в газетах, власть практически не реагирует на публикации, хотя закон требует того (когда речь в материалах идёт о нарушениях закона и прав человека). Правда, бывают моменты, когда не реагировать невозможно. Тогда президент реагирует, делая свои заявления о сочувствии СМИ террористам, МВД реагирует, направляя в редакции УБОП с проверками, а кто-то реагирует нападением на Заура Газиева. Но нет той реакции, которая должна быть в цивилизованном обществе, когда власть безотлагательно не «реагирует», а «отвечает» на малейший сигнал, полученный из СМИ. С другой стороны: реакция общества. Дагестанское общество очень пассивно реагирует даже на вопиющие события. Вспомнить хотя бы ситуацию с осквернением Корана. В Татарстане этот случай вызвал больший ажиотаж, чем у нас.

4. Влияние СМИ на общественное сознание, политические процессы и власть. Этот аспект тесно связан с третьим пунктом. СМИ в значительной степени формируют общественное сознание, видение современной действительности. СМИ могут создать и народных героев, и врагов государства. 

Но в данном комментарии этот аспект можно только обозначить. Тема настолько ёмкая и актуальная, что требует отдельного исследования.

 

Муху Алиев – президент РД
  –  ...Мы с вами – органы государственной власти, органы муниципального образования – обязаны проводить определённую (идеологическую) политику и добиваться того, чтобы люди понимали, осознавали, что происходит. Нам представляется, что во многом мы не придаём значения этой работе. И небольшая группа каких-то напористых, наглых журналистов пытается вообще быть главными идеологами и воздействовать на сознание населения! Причём я имею в виду журналистов коммерческих изданий, у которых есть свои хозяева, которым они служат, и у которых есть свои собственные интересы. Не будем говорить об этих хозяевах и интересах, но ведь у государства, у муниципальных образований это – одна власть. У нас есть и должны быть свои позиции, которые мы должны преподносить людям. Как к ним относиться – это их дело. И мне представляется, что это одна из наших главных задач.
(Из выступления на семинаре-совещании с главами муниципальных районов и городов 28.01.08 г.)

Газимагомед Магомедов (Гимринский) –  депутат НС РД, убит в 2007 г.
  – …Президент поймёт это тогда, когда придёт время пожинать плоды дел этих информаторов. А мне очень не хотелось бы, чтобы дошло до этого. Президент должен самостоятельно принимать решение, он имеет право убирать того, в ком он сомневается. К сожалению, он так не поступает. Сегодня президент верит тем, кто ему докладывает обо всём… ]§[

Комментарии:

Судя по внешнему виду этих людей можно сказать многое Очень не приятные внешности этих людей Если сравнить внешность Имама Шамиля и этих людей то можно сделать выводы о масштабах этих людей