Братья по крови и проблемам

Бывшие сотрудники полиции, братья Гаджиевы, практически одновременно оказались за решёткой
Дата: 
21 мая 2021
Номер газеты: 
Фото: 
Руслана Алибекова

В четверг, 20 мая, Верховный суд Дагестана отменил постановление Кировского районного суда Махачкалы о признании законным обыска в доме бывшего сотрудника полиции Ибрагима Гаджиева 31 марта и отправил дело на новое рассмотрение. Параллельно судебные процессы идут и в отношении родного брата Гаджиева – Курбана, который тоже не признаёт вину в инкриминируемых ему преступлениях.

Уголовное дело в отношении Ибрагима Гаджиева, напомним, было возбуждено 2 апреля этого года по ст. 228.1 («Незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов…») УК РФ. Защита называет его сфабрикованным.

 

Обыск с подбросом?

 

Процесс, который должен был начаться в 11:00, был перенесён на четыре часа. Гаджиев участвовал в нём дистанционно из стен СИЗО. Родственники и защитник Али Гаджиалиев, ожидая начала заседания, всматривались в подвешенный к потолку в зале суда экран, где должен был показаться Гаджиев, но в итоге показался представитель СИЗО с объяснением, что обвиняемого не будет, так как его увезли на другой процесс. Близкие и защита засуетились. После звонка адвоката следователю стало известно: Гаджиева повели на экспертизу. Гаджиалиев сообщил изданию, что ранее его подзащитный неоднократно ходатайствовал о проведении экспертизы, так как хотел убедить всех: он не употребляет наркотики.

Дело Гаджиева, напомним, связывают с делом экс-начальника службы безопасности дагестанского филиала РСХБ Раипа Ашикова, которого обвиняют в финансировании терроризма. Адвокаты утверждали, что от их подзащитного требовали дать показания о том, что Ашиков участвовал в составлении письма за подписью якобы бывшего главы ОПФР по РД Сагида Муртазалиева, который находится в международном розыске по обвинению в терроризме (подробно в статье «Удар бумерангом» – «ЧК» №13 от 9 апреля 2021 г.). Письмо содержит информацию об участии сотрудников УФСБ, дагестанских бизнесменов и чиновников в преступных схемах.

Отметим, что в день осады Гаджиева у здания Кировского районного суда, 2 апреля, в Интернете появились материалы, авторы которых прямо называли его наркоманом: «О том, что Гаджиев балуется наркотиками, было известно давно, но теперь это уже подтверждено результатами экспертизы, показавшей остатки изъятого у него в крови наркотика». После обыска в доме Гаджиева было изъято оружие и пакетик с белым порошком, которые, по утверждению обвиняемого, ему подбросили.

Подробности задержания «ЧК» рассказала супруга обвиняемого Ирина Гаджиева. По её словам, сначала она подумала, что силовики направляются в дом родного брата её супруга – тоже бывшего сотрудника полиции Курбана Гаджиева (оба брата живут в одном доме на разных этажах).

– 31 марта, в 05:40, мы проснулись от шума. Муж сказал: «Ира, вставай, к нам менты идут». Я даже спросила: почему к нам? Ну, внизу у Курбана был обыск, мы подумали – к ним. Как только муж открыл дверь, они крикнули: «Ложись на пол!» Помогли ему лечь и сразу же подсунули пистолет, а когда вытащили белый пакетик, я это видела из другой комнаты, дверь была открыта, я крикнула: «Что вы делаете?!» Они сразу закрыли дверь и дальше не пропускали меня, – рассказала супруга обвиняемого.

Белый пакетик, по словам Гаджиевой, в карман её мужа подбросил человек в гражданском. Все «гости» были в масках.

– Муж очень громко кричал: «Что вы делаете, зачем вы мне подкидываете? Это всё не моё, оружие не моё, наркотики не мои». На мой вопрос, куда они его везут, кто они такие, мне ответили: “Мы его заберём и расскажем, кто мы такие и для чего его забираем”», – завершила комментарий собеседница.

 

А брата за что?

 

Ранее «ЧК» писал, одна из претензий силовиков к Ибрагиму Гаджиеву, по версии адвокатов, – настойчивое заступничество за родного брата Курбана, который был задержан и арестован незадолго до него. Напомним, по делу брата он писал заявления о привлечении к ответственности сотрудников ОБОП УУР МВД, рассказывая в них о пытках в отношении Курбана.

Согласно материалам уголовного дела, возбуждённого на Курбана Гаджиева, в феврале этого года некий Рустам Абдурахманов предложил ему, Адильхану Адильханову и одному не установленному следствием лицу совершить нападение и похитить знакомого Абдурахманова – руководителя центра по ремонту автомобильных рефрижераторов Магомедгаджи Магомедгаджиева.

14 февраля фигуранты дела поджидали Магомедгаджиева на просёлочной дороге у кафе по проспекту Насрутдинова, в тот момент, когда последний должен был возвращаться домой. Гаджиев якобы заранее перегородил проезжую часть автомобилем «Приора» и подал едущему Магомедгаджиеву знак об остановке.

«После остановки Гаджиев предъявил Магомедгаджиеву служебное удостоверение на имя начальника ОУР майора полиции Гаджиева Курбана и надел на него наручники, сообщив, что его «Форд» находится в ориентировке органов полиции», – указано в одном из судебных материалов.

После к Гаджиеву якобы присоединились Адильханов и неустановленное лицо. Они усадили предпринимателя в «Приору» и надели на голову пакет. После этого обвиняемые в похищении перемещали Магомедгаджиева в разные неустановленные места. Согласно показаниям самого потерпевшего, его периодически били, угрожали обжечь раскалённым паяльником, убить выстрелом в лоб. Результатом всех этих физических и словесных воздействий, по утверждению следствия и потерпевшего, должны были стать 4 млн рублей. Похитители требовали эту сумму в обмен на его освобождение.

«Фигуранты дела отобрали у Магомедгаджиева банковскую карту и, угрожая насилием, узнали пин-код. С карты были похищены 600 тыс. рублей. По требованию похитителей он неоднократно связывался со своими родственниками, пытаясь выполнить требования о передаче указанной суммы», – утверждал Магомедгаджиев.

17 февраля Гаджиев якобы вывел потерпевшего в безлюдное место и отпустил с условием, что Магомедгаджиев передаст им 4 млн рублей, но вместо этого последний обратился в полицию. На следующий день, 18 февраля, Гаджиева и Абдурахманова задержали по подозрению в похищении человека и разбое. 19 февраля Ленинский районный суд Махачкалы заключил Гаджиева под стражу на два месяца, а 22-го – Абдурахманова. Адильханов был задержан и арестован в апреле. Им предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных п. «а», «в», «з» ч. 2 ст. 126 и п. «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ. 14 апреля суд продлил срок содержания Гаджиева под стражей на 1 месяц – до 18 мая. Верховным судом это постановление было отменено и в отношении Гаджиева установлен срок ареста на 14 суток – до 10 мая этого года.

Однако, прокомментировала «ЧК» адвокат обвиняемого Сапият Магомедова, Гаджиева выпустили из СИЗО 11 апреля. В этот день с Курбаном Гаджиевым у здания СИЗО произошло примерно то же, что ранее произошло с его братом у здания Кировского районного суда.

«Мне звонит другой адвокат Гаджиева, Маржанат Чаллаева, и говорит, что нашего подзащитного опять задерживают. В 19:20 мой подзащитный выходит из СИЗО и видит ситуацию, как сам Курбан говорит: «Вертолётов только не хватало». Его заблокировали при выходе из СИЗО и доставили к следователю. У следователя он был в 19:40. В 19:45 следователь звонит Чаллаевой и говорит, что хочет задержать Курбана», – рассказала Магомедова.

Адвокатам сообщили, что Гаджиев задержан в рамках того же уголовного дела, по тем же основаниям. Отметим, в день «освобождения» из СИЗО, 11 мая, Гаджиев также был объявлен в розыск.

«За время, пока Курбана поджидали на улице, следователь объявляет его в розыск, прекрасно зная, что он содержится в СИЗО. Якобы он дал поручение сотрудникам установить его местонахождение. И вот они установили, что он выходит из СИЗО. Там его и задержали», – рассказала адвокат.

12 мая судья Ленинского суда Анвар Халилов продлил Гаджиеву меру пресечения до 17 мая. Потерпевший Магомедгаджиев на заседание не явился и просил рассмотреть дело без него.

Также он представил суду письменное заявление о том, что опасается за свою жизнь и жизнь своей семьи, и просил суд не отпускать Гаджиева. Потерпевший находится под государственной защитой. 

15 мая тот же судья вновь продлил меру пресечения до 17 июня. И это постановление защита намерена обжаловать. Адвокаты заявили Халилову несколько отводов, в частности за нарушение тайны совещания судей: они подозревают, что, когда судья отлучился в совещательную комнату, на него было оказано давление сотрудником силового блока. ]§[