Биллинг нельзя обмануть

В Северо-Кавказском окружном военном суде в Ростове-на-Дону продолжается процесс по делу об убийстве учредителя «Черновика» Хаджимурада Камалова, совершённом в декабре 2011 года. На скамье подсудимых, напомним, бывший вице-премьер Дагестана Шамиль Исаев и его односельчане: Магомед Хазамов, Мурад Шуайбов и Магомед Абигасанов. На очередном заседании адвокаты Асад Джабиров и Кирилл Скарабевский буквально на пальцах рук и специально подготовленными картами-схемами объясняли суду, почему их подзащитные непричастны к убийству. Делали они это, ссылаясь на законы физики и силу техники, которые невозможно обмануть…

Адвокаты Асад Джабиров (в защиту Мурада Шуайбова) и Кирилл Скарабевский (в защиту Магомеда Хазамова) ходатайствовали об исследовании оптического носителя информации – компакт-диска, представленного оператором сотовой связи МТС, в памяти которого хранятся детализации телефонных звонков и сообщений Мурада Шуайбова и Магомеда Хазамова за расследуемый период. В детализации указываются адреса базовых станций, в районе нахождения которых совершались звонки с номеров обоих подсудимых.

Так, 31 октября 2011 года с 9:05 до 9:27 Шуайбов совершает звонки в районе станции по ул. Акушинского, дом 75. Потом ряд соединений в районе шоссе Аэропортовское. В 11:39 и 12:21 по проспекту Имама Шамиля, 48. В 12:32 звонки по ул. Шамиля, 1Б. Далее с 14:12 и до 23:00 чередуются адреса двух базовых станций: Пржевальского, 38А, и Акушинского, 75. Обе находятся в непосредственной близости к дому, где проживал Шуайбов на тот момент – Мира, 57, посёлок Учхоз.

24 ноября следствие называет днём слежки за Хаджимурадом Камаловым. Согласно входящим и исходящим звонкам, Шуайбов с 13:29 и как минимум до 19:40 находится всё по тому же адресу, то есть дома.

На следующий день, 1 декабря, он получает смс-сообщение в 22:53, местоположение – село Красноармейское. «Согласно исследуемой защитой закрытой группе номеров, в это же самое время между её абонентами были соединения. Лицо из закрытой группы находилось в этот момент в районе Магомеда Гаджиева, 94, (адрес редакции «Черновика» и место убийства Камалова – «ЧК»). Расстояние до села Красноармейское – от 9 до 11 км, на авто – от 20 до 25 минут», – пояснил суду Джабиров.

2 декабря от 18:25 до 20:12 Шуайбов находился в районе действия нескольких станций: Шамиля, 1Б; Акушинского, 7-я линия, 2А; посёлок Новострой Кумторкалинского района – отсюда последний звонок. С разницей в 8 минут со звонком Шуайбова из Новостроя, в 20:20 в закрытой группе созваниваются два абонента, то есть исполнитель с другим исполнителем, по адресу редакции Гаджиева, 94. «Расстояние между этими пунктами 41–44 км, это 54–57 минут на авто», – поясняет адвокат суду. Затем в 21:07 звонок Шуайбова на улице Казбекова, 39.

7 декабря. С 19:47 по 00:11 следующего дня все звонки Шуайбова совершаются по месту жительства: Акушинского, 75, и Пржевальского, 38. 12 декабря с 16:46 по 23:50 он находится там же, аналогично и 13 декабря с 17:35. 14 декабря исходящий звонок Шуайбов совершает в 17:53 в районе станции по адресу Акушинского, 90. В день убийства, 15 декабря, с 14:18 по 00:23 все звонки снова совершаются в районе его дома.

Самое важное соединение, на которое Асад Джабиров обратил внимание суда, состоялось в 23:46 – это фактически время убийства Камалова. «Мы исходим из того, что закрытая группа последний раз созвонилась в 23:40, после этого за минуту подъехали киллеры и через несколько минут вышел Камалов и его убили. Это примерно в 23:46. В это время номер телефона Шуайбова функционирует по адресу его места жительства – Учхоз, Мира, 57. От места убийства около 6 км, на авто – 14–17 минут. Длительность звонка входящего – более 5 минут. В 00:23, уже после убийства, входящий звонок, Шуайбов там же», – говорит защитник.

Он также обращает внимание суда на некоторые факты, которые следствие, по его мнению, передёргивает. Так, в осмотре следователя Абдульманова указывается, что в период слежки с конца октября по 15 декабря Шуайбов и Хазамов находились по адресам Бейболатова, 28, Петра 1, 29Б и 61. Эти адреса следователь указывал как находящиеся в районе проживания Хаджимурада Камалова. «Мы специально сделали выборку до 29 октября, взяли такую дату, когда подозреваемые, даже по версии следствия, не могли знать, что надо убить Камалова. С 13 июля 2011 года у нас детализация. Так, Шуайбов на первом адресе был 14 раз за тот год, по второму – 40 раз, а по третьему – 47. Как обвинение будет объяснять то, что они почти сотню раз находились по этим адресам, в период, когда ещё даже предполагать не могли об убийстве Камалова? И как эти периоды отличать от тех, когда они там были якобы во время слежки?», – задался вопросом Джабиров, добавив, что Махачкала небольшой город, и нет такого человека, который за год не мог находиться в каком-то другом районе. Он сообщил, что защита установила и планирует допросить свидетеля, с которым у Шуайбова за этот год было 889 соединений.

Отметим, что с двумя номерами телефонов, которые по версии следствия принадлежат Магомеду Абигасанову, соединения у Шуайбова были только 6 июня, 8 июня, 24 июля и 23 января 2012, спустя значительное время после убийства.

Кирилл Скарабевский озвучил номер своего подзащитного, который, как установило следствие, находился у него в постоянном непрерывном пользовании во время всех поездок. Этого не отрицает и подсудимый. С него и была взята детализация.

С этого номера с 28 июня 2011 года по 1 августа 2012 года было осуществлено 1 665 соединений в районе базовой станции по ул. Петра 1, 61. Тот самый адрес, который обвинение называет ближайшим к дому Камалова и на котором якобы осуществлялась слежка. При этом в период подготовки и совершения убийства с 1 октября по 15 декабря 2011 года было 318 соединений Хазамова оттуда. «Во всё остальное время, до и после убийства, было 1 347 соединений в районе этой станции. Их невозможно привязать именно к слежке за Камаловым, потому что в другие периоды этих соединений было гораздо больше», – сказал суду адвокат.

По Петра 1, 61, находилось в тот период помещение, арендованное троюродным братом Хазамова. По этому адресу много раз был и сам Хазамов. Там же располагается ресторан «Золотой Орёл».

3 октября 2011 года с 18 часов и до утра 5 октября Хазамов, согласно соединениям, находился в Ставрополе. С вечера 7 октября по 9 октября он снова в Ставропольском крае, согласно детализациям, чаще всего в Пятигорске и Кисловодске. С 19 по 31 октября он находится в Москве. В этот период, пояснил адвокат, он возил в столицу на лечение отца, который через несколько лет из-за заболевания сосудов скончался.

 

В двух местах одновременно 

 

В обвинении указано, что в конце октября в вечернее время Абигасанов на территории АЗС «Согрнефть» по адресу Акушинского, 90, встретился с Хазамовым и Шуайбовым, предложил им совершить посягательство на жизнь Камалова за вознаграждение. Они согласились, тем самым вступив в банду. Также в конце октября в вечернее время они встретились в ресторане «Мой Дагестан», где разработали план и распределили роли. В то же самое время, из оглашённых в суде показаний Абигасанова следует, что примерно в конце октября 2011 г. он созвонился с Шуайбовым (ни одного звонка с Шуайбовым нет, как было установлено детализацией) и договорился о встрече на АЗС. Также на этой станции он якобы встретился с Шуайбовым, с которым был Хазамов, передал им предложение убийства Камалова и на следующий день Шуайбов позвонил ему (опять же, такого звонка тоже нет), и попросил приехать в ресторан. Примерно в 19 часов на следующий день они прибыли.

«Следующий день после возвращения Хазамова в Махачкалу – это 1 ноября. Это противоречит обвинению. Встречи такой не было. Показания Абигасанова и версия обвинения противоречат друг другу, поскольку следующий день был бы уже ноябрь», – настаивает Скарабевский.

С 10 ноября Хазамова опять нет в республике, он в Кисловодске. Такая же поездка у него была с 4 по 6 декабря. 24 ноября в 19:15 начала функционировать закрытая группа номеров, состоялось их первое соединение друг с другом. Исходящий вызов Хазамов совершает, находясь в районе станции на Акушинского, 57. В этот же период абонент закрытой группы звонит с Коркмасова, 14, и Орджоникидзе, 129. Значительное от Хазамова расстояние.

25 ноября в 18:25 соединение Хазамова со станции на Казбекова, 142, это в 300 метрах от его места жительства на тот момент. Позже исходящий звонок с Акушинского, 7-я линия, 2А. В очередной день предполагаемой следствием слежки, 28 ноября, закрытая группа номеров связывалась между собой, находясь по адресу редакции «Черновика». В это время у Хазамова были соединения с улицы Ярагского, 54.

В день слежки происходит одно из первых знаковых соединений, которых затем будет ещё несколько.

«В 22:59 входящее соединение, Хазамов находится в Красноармейском, это 7 км от редакции, 20–25 минут на машине. Пока он говорит по телефону, в это же самое время происходит наложение звонков: абоненты закрытой группы общаются между собой параллельно. То есть Хазамов не может использовать этот номер закрытой группы, потому что параллельно тот, кто действительно пользуется номером закрытой группы, уже разговаривает, находясь на Гаджиева, 94», – объясняет адвокат.

Аналогичное наложение звонков происходит и 2 декабря. Ряд соединений с 18 часов до 20:27 указывают на то, что Хазамов находился дома. В это же самое время параллельно идёт разговор между абонентами закрытой группы. Такое наложение произошло дважды в этот день. «Одновременно по двум телефонам, находясь в разных местах, невозможно разговаривать», – удивлённо поясняет адвокат. Аналогичная ситуация, когда Хазамов в посёлке Степной звонит супруге и говорит с ней, а абонент закрытой группы говорит по телефону, находясь на Гаджиева, 94.

Это происходит и 7 декабря, когда Хазамов говорит с Шуайбовым, находясь далеко от места преступления. 8 декабря до вечера Хазамов дома, вечером на Гаджиева, 182, что тоже на значительном расстоянии от редакции. 12 декабря снова происходит наложение звонков. 13 декабря Хазамова в районе редакции снова нет. 14 декабря в 17:51 он звонит супруге, находясь в Узбекгородке, а в 17:37 абонент закрытой группы звонит с района ЦУМа по улице Коркмасова.

15 декабря, совершая ряд соединений с 16:55 по 18:54, Хазамов непрерывно находится по адресу Гагарина, 13, и Гагарина, 70В. Потом в зоне действия станций на Акушинского, 75. С 21:31 по 21:40 соединения происходят из посёлка Красноармейское. В 21:41 входящий звонок, Хазамов в Семендере на улице Костекская. В эту минуту снова идёт параллельное соединение в закрытой группе, оба участника которой находятся на Гаджиева, 94, в 7 км от Хазамова.

С 22:43 по 22:54 соединение со станции на Дзержинского, 17Б, с 23:00 по 23:16 – в районе Шамиля, 18Д, рядом с домом Хазамова.  Затем с ближайшей к нему станции на Казбекова, 142, идёт соединение продолжительностью более 2 минут. До убийства Камалова остаётся примерно 15 минут. Последний звонок зафиксирован с 00:18 по 00:23, Акушинского, 7-я линия, 2А. Адвокаты при этом составили наглядную сравнительную таблицу, о приобщении которой ходатайствовали перед судом.

 

Признайся ради родных…

 

На одном из предыдущих заседаний сторона защиты подсудимых ходатайствовала о проведении комплексного психолого-лингвистического исследования видеозаписи допроса Мурада Шуайбова, проведённого в июле 2013 года.

Исследование выявило и установило множество весьма интересных и важных (а возможно, и судьбоносных) деталей, невидимых невооружённым глазом.

Судя по допросу, Шуйбову не оставалось другого пути

К примеру, следователь в ряде случаев искажает смысл и содержание ответов Шуайбова. В частности, дополняет и расширяет сказанное им, внося в протокол новую информацию и фиксируя её. Кроме того, не задавая вопросов, сам пишет показания допрашиваемого, изредка спрашивая у него подтверждения. Плюс к этому, видя пассивность поведения Шуайбова, замещает его ожидаемые реплики собственными.

Эксперты легко выявили, что в адрес Шуайбова звучат угрозы, которые, на первый взгляд, выглядят, как желание помочь родственнику обвиняемого.

За Шуайбова в основном говорит человек за кадром, его голос искажён. Допрашиваемому остаётся только заканчивать предложения и соглашаться. Он 4 раза повторил, что Абигасанов искал оружие, а Хазамов – средство связи.

«Так, левые телефоны, симки Хазамов должен был найти. Следить кто должен был?» – спрашивает человек за кадром. «Я с Хазамовым как бы вместе», – отвечает Шуайбов. «Тебе и Хазамову определена роль стрелков, так же?» – продолжает «допрос» закадровый голос. Шуайбов соглашается.

И говорит, что они следили за Камаловым на его работе и дома порядка месяца, однако домашний адрес Камалова Шуайбов назвать не смог, а также якобы делали 2–3 попытки убийства, но они не удались. «Когда мы уже примерно всё рассчитали, мы привлекли моего брата. Друг Абигасанова по имени Хажи достал 4 оружия, один – переделка, три настоящих», – говорит допрашиваемый.

15 декабря они якобы решили поехать к редакции. Абигасанов сообщил, что Камалов выходит, Хазамов, увидев его, вышел стрелять, Камалов стал убегать, Шуайбов вышел из машины, догнал его у ворот и выстрелил. Когда он упал, его якобы последним выстрелом добил Хазамов. Человек за кадром всё время «подсказывает» Шуайбову, что говорить. Тут он спрашивает:

 – Камалов что кричал Хазамову? 

– Я не знаю… что-то кричал. 

– Хазамов тебе что сказал? Он же тебе сказал, что он ему кричал «я знал, что ты это сделаешь». 

– Ну да, так сказал…

Допрос продолжается в том же стиле. Шуайбов путается, говорит неуверенно. В какой-то момент голос за кадром переходит на аварский язык и говорит:

– Если ты нормальные показания дашь, я твоего брата вытащу. 

– Какого брата?

– Твоего брата Руслана, из дела уберём его…

– Я расскажу. Если получается… ведь, итак, мать, отец…

– Пистолет надо отдать.

– Пистолеты он же забрал. – Если получается брата убрать с этого дела. Мать и отец старые. Я скажу, я скажу… – отвечает Шуайбов. И начинает «выворачивать» некоторые свои показания, отвечая на вопросы.

Закадровый голос принадлежит Зиявудину Ашикову, на тот момент заместителю начальника полиции МВД Дагестана. ]§[

 

Номер газеты

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.
Отправить на Яндекс (ТОЛЬКО для "Лента новостей", ЕСЛИ событие УЖЕ произошло)
Выкл