Про липкий язык и новую оппозицию

Дата: 
16 Окт 2020
Номер газеты: 

Не успел Сергей Меликов толком войти в курс своих новых дел, как тут же его стали благодарить и заявлять о своей готовности быть ему помощниками. Благодарили его и чиновники, и общественники.

И жаловались ему. Те, кто до сих пор безмолвствовал, глядя на то, как убивают высшее образование, жаловались на то, что образование губят. Те, кто способствовал тому, чтобы последние выборы прошли мерзко и предсказуемо, жаловались на выборы и «неизвестных кандидатов». И всё в таком же духе.

Слушая хвалебные речи и просьбы, адресованные Сергею Меликову, вспомнил аналогичную встречу Владимира Васильева. Тот тоже, когда только пришёл в Дагестан, встретился с той субстанцией, которую называют актив республики, и ушёл оттуда (это было заметно) с чувством брезгливости. Его так благодарили и так заявляли о готовности быть ему помощниками, что Васильев резко отреагировал на это, требуя прекратить неуместную хвальбу. И, в принципе, я понимаю, почему ушедший глава РД больше подобных встреч не проводил. Кому охота испытывать испанский стыд, слушая чужую речь?

Тщательно подобранный «актив» (за редким исключением, буквально четыре-пять фамилий) редко когда говорит о реальных проблемах. Он больше старается обласкать лестью нового руководителя своим липким языком, чтобы тот впал в раж и позволял им проводить свою политику.

Эта картина, к сожалению, выявила и другую ситуацию: Дагестану нужны другие общественники и оппозиционные силы, для того чтобы подобный «актив» не имел права на существование. Республике срочно нужна качественно другая оппозиция. Ладно, не оппозиция. А люди, представляющие альтернативную (от сосуществующих рядом чиновников, силовиков и казнокрадов) точку зрения. Она должна быть под стать нынешней власти и первому лицу. Уровнем образованности, информированности, знанием процессов и даже этикетом.

Нынешняя же оппозиция выхолостилась! Она потонула в своих мелких внутренних разборках, громких лозунгах, тоннах открытых писем, петиций и обращений, несерьёзном хайпе, неспособности довести начатое дело до конца. Она, за редким исключением, представлена сегодня маргиналами, проходимцами, сбитыми лётчиками, а также «мелкими торгашами». Последние – это та категория лиц, кто объявляет себя (как правило, за неделю до выборов) великим партстроителем, кто способен имитировать в соцсетях и в офлайне волны недовольства, в том числе с признаками межнационального конфликта. Эти «качели» они устраивают для того, чтобы их пригласили «на чай», спросили: «Брат, как дела? Чем помочь?» И в обмен на небольшие услуги в сфере строительного бизнеса или банкинга они готовы продать с потрохами всех своих последователей. Главное – самому быть в шоколаде.

Сегодня новые идеи развития должны предлагать новые молодые лица, способные системно идти к своей цели, отстаивать свою точку зрения, понимать, о чём говорит власть, какими документами или цифрами она манипулирует…

Пока таких молодых лиц в Дагестане нет. Или же их критически мало. И даже они дезорганизованы.

Единственный способ за предельно короткие сроки создать качественную оппозицию – это одномоментно оставить без работы и привилегий кучу чиновников и силовиков (среднего и мелкого уровня). Вот уж кто-кто, но они быстро сумеют сорганизоваться и, страдая реваншизмом, пойти на штурм власти. В хорошем смысле этого слова.

Они будут штурмовать тот строй, которому ещё вчера преданно служили, обличать власть и тех чиновников, из которых она состоит, рассказывать о пороках, сливать компроматы и компроматики, будоражить слухи…

И, что самое забавное, их работа приведёт к тому, что власть станет превращаться в законный, легитимный, гуманный и отзывчивый на мнение общества и СМИ институт.

Но… так как наша власть не страдает суицидальными наклонностями, то она не допустит такого развития событий: она будет наращивать государственные и окологосударственные структуры, способные вместить в себя всех влиятельных пенсионеров и молодых стремяг, которых можно будет бесконечно ротировать, «иметь в виду», «приглашать попить чай», кормить завтраками, ну и, по мере необходимости, использовать. И всё ради того, чтобы они всей толпой, не приведи Господь, не пошли в оппозицию.

И так будет до тех пор, пока в этом безразмерно растущем прогосударственном монстре не наступит предел: когда некуда будет больше принимать страждущих внимания и власти, когда каждый мечтающий быть начальником увидит, что он подчинённый… И вот тогда на самом деле задует ветер перемен. Переполненное лопнет. Громко, как воздушный шар…

Но власть этого не боится. Она, конечно, с опаской поглядывает на Украину, Белоруссию, раздражается Киргизией, но… что касается нашей республики, то тут бояться нечего. Тут примерный ход мыслей такой: «Главное, чтобы ЧП произошло не в нашу смену! Пусть это будет головной болью другого руководителя!..» ]§[