Перешли границу дозволенного…

«Вот вам и сюрпрайз! Территория Кизляра стала территорией Чеченской Республики!» – эти слова прозвучали 10 июня в 19­секундном видеоролике, заснятом на окраине города Кизляра, и разлетелись в Интернете. Местные жители, как и другие дагестанцы, не проинформированные властями республики о том, что происходит в вопросе определения границ между Дагестаном и Чечнёй, восприняли установку дорожного знака как проявление неуважения и захват чужой территории…

В ночь с 10 на 11 июня у этого дорожного знака собрались две сотни молодых ребят, которые решили сломать знак, указывающий, что после него начинается Шелковской район Чечни.

После того как стало известно о сдёрнутом дорожном знаке, к месту события стали стекаться местные жители и силовики. В социальных сетях распространялся призыв к молодёжи приехать к Кизляру и отстоять территорию, которую они искренне считали своей.

Представители МВД и Росгвардии Дагестана и Чечни стекались туда почти весь день 11 июня. О количестве прибывающих туда сил и средств можно было судить хотя бы по видео, где через один перекрёсток, расположенный в полутора километрах от Кизляра, со стороны Чечни проезжает примерно двадцать машин силовых подразделений.

Аналогичные силы были брошены туда и дагестанскими силовиками.

Магомед Даудов был готов доказывать всем и каждому свою правоту

 

«Это наша земля»

 

Можно было наблюдать, как бойцы Росгвардии с оружием в руках встали живым щитом перед восстановленным к этому времени дорожным указателем, обозначая как бы собой, что граница Чеченской Республики (ЧР) надёжно защищена.

Характерно, что ни силовики, ни гражданские власти сложившуюся ситуацию никак не комментировали. О том, что происходит в Кизляре, общество узнавало через социальные сети. Так, только через Instagram и WhatsApp люди узнали, что на месте событий находятся дагестанская делегация во главе с руководителем АГП РД Владимиром Ивановым и чеченская – во главе со спикером парламента ЧР Магомедом (Лордом) Даудовым. Было известно, что с утра они провели совещание в здании администрации Кизляра, а затем вышли поговорить с народом.

Судя по видеокадрам, говорил в основном Магомед Даудов, а окружавшие его дагестанские чиновники внимали ему как крестьяне лорду. Он, активно жестикулируя, размахивая указательным пальцем и кулаком чуть ли не под носом у Иванова или мэра Кизляра Александра Погорелова, убеждал всех, что они неправы. Дагестанская делегация соглашалась с этим, не находя аргументов для конструктивного ведения диалога.

Даудов заявлял, что по существующему законодательству, а также имеющимся картам и документам земля, где находится дорожный знак, принадлежит Чечне.

Чеченский спикер уверял, что раз это их земля, то они вправе делать на ней всё, что посчитают нужным. В зависимости от собеседника он подбирал аргументы. Если видел ярко выраженного дагестанца, то говорил о том, что земля, полученная не по праву, харам, и предлагал клясться на Коране, если они считают данный клочок земли своим. Если он видел дагестанского чиновника, то апеллировал к закону, утверждая, что они, наоборот, сами должны убрать свои знаки с их территории, работать с молодёжью, объясняя, где чья земля находится и прочее.

Зачастую Лорд, давая оценки текущим событиям, переходил границы. Так, в частности, он, являясь должностным лицом соседней республики, видимо, забыл, что Новолакский (Ауховский) район является частью Дагестана, а проживающие там чеченцы­аккинцы – дагестанцами, поэтому высказался так: «Ребята… Уважаемые братья! Ни один чеченец никогда в жизни не жил в доме дагестанца! Хотя мы все прекрасно знаем, что некоторые дагестанцы… не некоторые, а большинство... до сегодняшнего дня живут в домах, которые построили мои деды­прадеды. В бывшем Ауховском районе живут дагестанцы… Дома были… Мы построили дома».

К сожалению, никто не обратил внимание Даудова на то, что поднимаемый им вопрос – это внутреннее дело Дагестана. Показательным был и следующий диалог:

– Ваши знаки, которые обозначают территорию вашего муниципального района, находятся на этой территории. Будьте любезны, уберите их. Если бы вы заранее, как Владимир (Иванов) говорит, пили бы чай, друг с другом разговаривали, вчерашнего события бы не было. Если бы вы молодёжи объясняли это. Вы главы – я вчера звоню – они даже сами толком не знают, что у них происходит и где, или они знают и просто не хотят говорить. Работать надо с населением, с молодёжью. Мы всегда говорим: надо было молодёжи это объяснить, а то как получается? Сначала мы делаем, а потом надо это объяснить. Если бы вы сначала объясняли, если бы вы сходы делали, если бы ваши депутаты сельских или районных собраний встречались с молодёжью, этой паники бы не было. При всех тебе говорю (обращается к Погорелову): здесь этот бардак, между Чеченской Республикой и Дагестаном, идёт именно из­за администрации города Кизляра. На данный момент я знаю, что именно ваш Лесхоз Кизлярский на вас подал в суд, на город Кизляр через Рослесхоз, – заявил Даудов.

– Будем выяснять, – ответил Владимир Иванов.

– Выяснять нечего, вы в тот же день взяли его (имеется в виду руководитель Комитета по лесному хозяйству РД Алибег Гаджиев«ЧК») и посадили. Ну, слава богу, вы нас не можете сажать… Своё мы можем отстоять, короче говоря. Я не знаю, вы, дагестанцы, хотите до «золотого миллиона», как говорится, дойти? Сажаете, сажаете, – с иронией оценил антикоррупционную политику руководства Дагестана спикер парламента Чечни.

Отметим, что ЧГТРК «Грозный» по итогам визита Магомеда Даудова выдал в эфир 40­минутный репортаж, набравший в YouTube больше ста тысяч просмотров. Там Даудов и разъясняет, и угрожает, и поучает, и демонстрирует свою добрую волю. И реально, и через СМИ Лорд дал понять, что хозяином ситуации является именно он и никто другой.

Заметим, что в репортаже чеченского телевидения голос за кадром неоднократно ссылался на то, что Магомедом Даудовым была представлена карта, являющаяся результатом работы двусторонней правительственной комиссии Чечни и Дагестана по определению границы. Он демонстрировал её почти всем желающим, показывая на небольшой клин у Кизляра, где разворачивались конфликтные события.

Официальные СМИ Дагестана ограничились распространением полуминутного ролика, где глава РД Владимир Васильев клятвенно заявляет, что «пока он в Дагестане, ни один метр земли никому не будет передан», а также пространные рассуждения о том, кто на что имеет право и как относится к чеченскому знаку. Неубедительно!

Информационный перекос как­то выровнял простой пожилой дагестанец, вступивший с Даудовым в дискуссию. Во время разговора он предложил демонтировать дорожный указатель, а потом обсудить ситуацию, Магомед Даудов, указав рукой на знак, ответил: «Ты это снимешь только через мой труп». Местный житель ответил, что «если надо будет, то и мой, и твой труп снимем и знак снимем».

Чуть позже в информационном поле прошло и многозначительное заявление министра промышленности и энергетики РД Сайгидпаши Умаханова на мероприятии, посвящённом 20­летию со дня разгрома международных бандформирований, пришедших в Дагестан с территории Чечни.

Сайгидпаша Умаханов вспоминал  «минувшие дни, и битвы, где вместе рубились они...»

Он заявил, что разгром боевиков и наёмников, пришедших в те годы в Дагестан, – это результат сплочённости народов республики: аварцев, чеченцев, кумыков, даргинцев, лезгин, лакцев и всех других народов.

«И где бы они ни были, везде было ополчение, способное дать отпор врагу. И сегодня, когда прошло 20 лет, я считаю, есть отдельные провокаторы и провокационные моменты, где мы должны объединяться. Объединяться против любого зла! И самое время нам сегодня снова показать свои зубы и сказать, что мы есть ещё здесь, те же самые дагестанцы, те же самые горцы, те же самые патриоты. Я думаю, что мы все вместе наведём порядок... сами... в своей республике. Мы в состоянии это сделать (аплодисменты – «ЧК»). Многие говорят, что доверие потеряли дагестанцы... Нет, доверие ни у кого не потерялось», – сказал министр.

Спустя сутки глава ЧР Рамзан Кадыров заявил СМИ, что «некоторые заинтересованные лица намеренно расшатывают ситуацию в регионе», а говоря о борьбе с терроризмом, никогда не говорят, что «в некоторых населённых пунктах Дагестана была создана почва для террористов и экстремистов».

«Боевики с территории Чеченской Республики, ведомые спецслужбами, пришли в Дагестан после призывов ваххабитов, окопавшихся в горных районах республики», – говорит Рамзан Кадыров. Он же, в пылу информационной войны пригрозил «ломать пальцы и резать языки» комментаторам за оскорбительные, унижающие достоинство комментарии в соцсетях. Делать это глава ЧР обещает строго в рамках закона!

Он также прокомментировал призыв к границе вооружённых силовиков, возмутивших общественность Дагестана.

«Мне говорят: почему ты с войной пришёл? Я никуда не пришёл, мы охраняем границу, мы охраняем наши сёла. Представь, если мы придём в Дагестан и начнём там указывать вам и будем снимать плакаты ваши, указательные знаки, обозначающие территорию. С 11 до 12 приехали правоохранительные структуры, совместно там были вызваны, чтобы не создавали там инциденты, 200 человек было там. Чтобы наши туда не поехали и оттуда не приехали»,  – объяснил глава ЧР, добавив, что жители Чечни тоже были настроены решительно.

Он выразил благодарность Владимиру Васильеву за правильный подход и правильные слова. «Если ваш глава Комиссии говорит, что это неправильно, что эта территория Чечни, почему вы задаёте мне вопросы, почему я виноват?» – вопрошал глава Чечни.

 

Комментарии

 

Несмотря на то что в соцсетях писали комментарии совершенно разные люди: кто­то искренне возмущался силовым визитом соседей, кто­то намеренно провоцировал конфликт между народами, а кто­то, соглашаясь, что на эту землю Дагестан не имеет права, предлагал всё же, чтобы не раздражать людей, убрать оттуда все указатели. Так или иначе, равнодушных не было. Высказались и известные спортсмены.

«У меня вопрос ко всем, кто обеспокоен ситуацией относительно земель на границе с Чечнёй: а вообще когда­нибудь была зафиксированная и чёткая граница между нашими братскими народами? Как я знаю, проживающие там на границе земляки примерно знали, у кого какая территория. Я вижу, как на нас, спортсменов, идёт колоссальное давление типа давайте все высказывайтесь, газуйте, призывайте и так далее. Но у меня вопрос: куда газовать­то? Это очень сложная ситуация, в которой нужен особый подход», – заявил, в частности, чемпион UFC Хабиб Нурмагомедов.

Чемпион считает, что в расколе между братскими народами виноваты обе стороны: «Надо с народом считаться и надо народ собирать и делиться с народом планами, а для этого у нас ведь есть власть, которая несёт за это ответственность. Моё мнение, что нужно всем вместе собраться, как политикам, так и старейшинам и жителям этого региона и решить эту проблему, идя навстречу друг другу, с уважением и с любовью ради Аллаха».

Ещё один известный спортсмен – Магомед Исмаилов – попросил не забывать, что жители конфликтующих сторон являются мусульманами. Он, судя по кадрам в его Instagram, был на месте происшествия и даже вступил в небольшую перепалку с местным высокопоставленным сотрудником полиции. Перепалка могла перейти в рукопашную, но бойцы Росгвардии остановили стороны от этого необдуманного шага.

«Нужно вернуться к началу, тогда станет ясно, кому на самом деле принадлежит эта земля! И если она по праву принадлежит Чеченской Республике, не нужно противостоять этому! Есть только одно решение, мудрое решение – быть справедливыми и приезжать к друг другу не с силой, а со словом! А недопонимания иногда случаются даже у родных братьев!» – говорил Исмаилов, обращаясь к молодёжи.

Помимо спортсменов высказались и общественники. Председатель общественно­политического совета «Дагестан Единый» Асадула Асадулаев, напомнив слова Васильева о том, что  республика не уступит свои территории в одностороннем порядке, отметил, что «общественные организации в рамках народной дипломатии должны участвовать в разрешении конфликтов и вести большую разъяснительную работу среди народа, среди молодёжи». А редактор газеты «Дагестанцы» Алисултан Газимагомедов заявил, что «чеченцы и дагестанцы не должны конфликтовать по вопросам, которые решаются и должны решаться органами власти братских республик», и призвал жителей обеих республик быть «благоразумными и законопослушными».

В частности, Шамиль Хадулаев, присутствовавший на встрече Лорда с Ивановым и местными жителями, заявил: «Мы, общественники Дагестана, сделали обращение к нашим братьям из Чечни и Дагестана по поводу ситуации возле Кизляра. Вся проблема в том, что наши ребята не знали, что земля, где был установлен знак, находится на территории Чеченской Республики. Конечно, это упущение наше, и я уверяю, что этого впредь не допустит никто. Призываю к миру, взаимопониманию, уважению друг к другу. В трудные минуты жизни мы по­любому обратимся: дагестанцы – к Чечне, чеченцы – к дагестанцам».

Член Общественной палаты Дагестана Деньга Халидов сказал: «Общественность взбудоражена, очень много кривотолков, очень много ложной информации. Мы получили разъяснение, что нет источника конфликта, что это чеченская территория, но у нас есть целый ряд вопросов и к правительству, и к правительственной комиссии (по определению границ между Дагестаном и Чечнёй), в которую в своё время были включены эксперты. Мы предлагаем повысить статус правительственной комиссии до правительственно­парламентской с включением дополнительных экспертов от общественных организаций».

Также организация «Дагестан Единый, объединяющая несколько общественных организаций и отделений партий, распространила обращение на имя главы Дагестана. В нём, в частности, говорится: «нет альтернативы традиционной  и исторически сложившейся дружбе между народами наших двух братских республик», хотя «события 10–11 июня на участке границы между РД и ЧР приобрели межнациональный оттенок». Причину этому общественники видят в том, что процесс установления границы между республиками идёт в закрытом режиме, вследствие чего у дагестанской общественности нет объективной информации о реальной ситуации по этому вопросу. Видят в этих процессах и «третьи силы», стремящиеся разобщить народы.

Выход в сложившейся ситуации они видят в регулярном освещении деятельности правительственной комиссии по установлению границы между Дагестаном и Чечнёй, повышении её статуса до уровня правительственно­парламентской или как при главе РД».

На ситуацию с дорожными знаком надо смотреть немного шире...

 

Дорожная история

 

Место, где разгорелся нешуточный конфликт со знаком и где Лорд публично отчитывал представителей дагестанской власти, на самом деле, согласно законодательству России и Публичной кадастровой карте страны, является территорией Чеченской Республики. С этим никто из специалистов и представителей власти не спорит.

И если бы обе стороны, как дагестанская, так и чеченская, прекрасно понимающие, какой политический резонанс в обществе вызывают необдуманные шаги, связанные с земельными проблемами и определением границ, строго придерживались российского законодательства и соответствующих протоколов, то никто бы туда из молодёжи не вышел. Вопрос с установкой дорожного знака на этом пятачке земли в дагестанском обществе просто бы осмеяли, посчитав это за попытку властей Чечни «показать понты». Но, вышло так, как вышло.

Сам этот участок земли, который Лорд гордо называет въездом в Шелковской район своей республики, а также готов клясться на Коране, что это земля Чечни (правда, с оговоркой, что по закону РФ и картам 1957 года, а не исторически, по шариату), представляет собой клин, искусственно образованный благодаря руслу реки Прорва и старому руслу реки Терек. Со временем по одной стороне клина прошла дорога из Кизляра в Чечню, соответственно, и граница стала идти с одной стороны по краю дороги, с другой – по руслу реки. И, возможно, именно так граница была закреплена в советские годы. Во всяком случае, как утверждает глава Кизляра Александр Погорелов, в том месте, где сейчас разгорелся весь сыр­бор, в 1957 году уже стоял знак, обозначавший территорию Чеченской Республики.

Вполне возможно, в те времена это было связано не только с тем, что депортированные в своё время вайнахские народы были восстановлены в правах и им возвращали ликвидированную республику, но и с тем, что страна в те годы регулярно переживала административно­территориальные реформы. И, чтобы избежать путаницы у людей, ставились эти знаки.

Напомним, что в те годы власть «игралась» с административной картой страны. В частности, по состоянию на 1938 год граница Чечни проходила на севере по Тереку, а Кизляр вообще считался столицей Кизлярского округа. (Дагестан тоже тогда заканчивался по берегу реки Терек.)

После депортации вайнахских народов (по состоянию на 1944–1945 годы) территория Чечено­Ингушской АССР и Кизлярского округа была объединена и превратилась в Грозненскую область. Так как между ЧИАССР и Кизлярским округом был буфер в виде Наурского и Шелковского районов, входивших в тогдашний Орджоникидзевский край, то, видимо, для удобства, эти два района вошли в состав Грозненской области. А остатки Орджоникидзевского края стали Ставропольским краем.

Уже к 1957 году административно­территориальное деление на Северном Кавказе было снова изменено: Дагестанская АССР обрела нынешние границы путём присоединения к ней части старого Кизлярского округа, Ставропольский край отдал часть своей территории под создание Карачаево­Черкесской АО, а территорию ЧИАССР приводить в прежнее состояние, забрав Шелковской и Наурский районы, не стали. Возможно, что тогдашнее руководство считало, что русское население этих районов как бы размоет пассионарность реабилитированных народов…

Так и жили. До крушения СССР и первой и второй чеченских войн. Неразбериха с территорией, кто где находится и прочими моментами, привела к тому, что никаких знаков на окраине Кизляра, показывающих, что рядом находится небольшая полоска земли, принадлежащая Шелковскому району Чечни, не было. Власти и правоохранительные органы (а время от времени, когда территория Чечни не контролировалась законной властью, и бандиты) знали, что эта земля принадлежит ЧР.  Что, тем не менее, не мешало там создавать и развивать не только дорожную инфраструктуру. К примеру, на кольце кизлярские казаки в октябре 2015 года под эгидой властей города, а не Чечни, установили поклонный православный крест.

Теперь Дагестан наблюдает за тем, как торжественно, с боями власти соседней республики устанавливают дорожный знак, как Магомед Даудов требует от главы Кизляра убрать дорожный знак, обозначающий окончание городской черты Кизляра, с его земли. Тут мы, дагестанцы, не имеем права ничего говорить: это земля Чеченской Республики и их руководство имеет право делать всё на ней, что посчитает нужным и что не нанесёт ущерба Дагестану. Однако есть небольшое но!

Это «но» выражается в следующем: земля в этом клине (см. фото) – чеченская, а вот дорога – дагестанская и находится на балансе у Министерства транспорта и дорожного хозяйства РД. Установка любых знаков на этой дороге, в том числе в зоне отчуждения дороги, осуществляется только после согласования с дагестанским министерством. Почему этого не было сделано столь щепетильными в вопросах российского законодательства представителями ЧР, остаётся тайной.

Это попытался было сказать Лорду министр Ширухан Гаджимурадов. И это же было опубликовано в официальном печатном органе «Дагестанская правда», в статье под заголовком: «О ситуации в Кизлярском районе», вышедшей по вечер 11 июня, указывалось, что информационно­указательный щит, установленный «группой неустановленных лиц» и указывающий границы субъектов страны, был установлен… самовольно.

«В соответствии с действующим законодательством, для установки информационных щитов в придорожной полосе необходимо было согласовать место установки с балансодержателем данного участка дороги, которым является Министерство транспорта и дорожного хозяйства Республики Дагестан. Никаких запросов по поводу предлагаемой установки информационных щитов в придорожной полосе в Министерство транспорта и дорожного хозяйства Республики Дагестан не поступало. Таким образом, данные информационные щиты были установлены в нарушение действующего законодательства», – говорится в статье.

Публикация предлагает соответствующим властям Чечни обратиться в установленном порядке в Минтранс РД, чтобы узаконить знак. Но, как все видели, знак, показывающий откуда начинается Шелковской район, был восстановлен в тот же день, а Магомед Даудов пригрозил, что убрать его смогут «только через его труп»…

А теперь посмотрим, как это всё выглядит в жизни: житель Кизляра, которому надо посетить Чечню, поедет по ул. Грозненской родного города в сторону выезда. Там он увидит пост дагестанской полиции, знак, что Кизляр закончился, знак, что налево – Шелковской район ЧР, а направо – Дагестан. Поехав примерно 200 метров дальше, кизлярец внезапно осознает, что снова находится на территории Дагестана. Так как, если верить Публичной кадастровой карте страны (а Лорд и мы ей верим), дорога от развилки и до моста через реку Прорва – находится на территории Дагестана. По этой дороге даже находится памятный знак города Кизляра, установленный примерно в 2014 году.

Странный въезд в Шелковской район Чечни, если больше двух третей пути в него надо осуществлять через Дагестан, не правда ли? Бессмысленности этим активным действиям прибавляет и то, что этот кизлярский клин в феврале этого года власти Чечни предложили Дагестану забрать себе. Конечно, не просто так, а в обмен на равный по размерам, но в другом месте. И это рано или поздно произойдёт. Поэтому и возникает непонимание того, почему Чечне так экстренно и принципиально потребовалось поставить свой знак на отдаваемых территориях…

 

К смене?

 

Основная причина того, почему дагестанское общество так отреагировало на установку дорожного знака, связана с тем, что республиканские власти умышленно держат дагестанцев в информационном вакууме. Отсутствие информации, связанной с тем, как идёт процедура установления и согласования границы между РД и ЧР, отсутствие желающих в дагестанском правительстве взять на себя мужество хоть что­то разъяснить обществу приводит к тому, что мы увидели. Дагестанцы опасаются, что их земли будут переданы соседней республике. Почему они этого опасаются? Не только потому, что Рамзан Кадыров влиятельный политик. Но и, в первую очередь, потому, что не доверяют собственным политикам. Дагестанцы уверены, что за деньги или иные блага нас всех, а не только землю, власти продадут с потрохами! И целая вереница арестованных высокопоставленных политиков Дагестана служит подтверждением такого рода рисков.

Призывы к власти со стороны различных общественников быть прозрачными, публично обсуждать острые вопросы, чтобы потом к ним самим, в первую очередь не было вопросов, приводят к тому, что республиканские чиновники ещё сильнее закрываются.

Никто ни за что не хочет нести ответственность! И есть почему­то уверенность, что руководитель АГП РД Владимир Иванов был вынужден поехать в Кизляр, потому что остальные… отказались! Спикер парламента ЧР Магомед Даудов (второе лицо ЧР) приезжает лично на место и решает вопрос. Почему от Дагестана там не было спикера НС РД Хизри Шихсаидова? Того, кого Владимир Васильев назначил ответственным по вопросу с границами. А они, в том числе, включают в себя неприятности вроде сломанных знаков. Почему на месте не было премьер­министра РД Артёма Здунова? Первого вице­премьера Екатерины Толстиковой? То есть тех, кто принимает решения, а не тех, кто их из рук вон плохо исполняет. «Я всего лишь министр. Пусть за всё отвечают Толстикова и Васильев», – это что ли мантра современного дагестанского министра?

Произошедшее очень сильно ударило по репутации дагестанской власти. Особенно по Васильеву...

О том, что вопрос границы между Дагестаном и Чечнёй является острым и его категорически нельзя обсуждать кулуарно, без привлечения СМИ и общественности, говорилось неоднократно. В том числе говорилось и о том, что если этот процесс не будет в деталях и мелочах разъясняться населению, то будут эксцессы.

Пока ситуация находится под контролем. Однако осадок от ночного происшествия на окраине дагестанского Кизляра остался. И этот осадок, если не начать решать проблему (решать как положено, с экспертами и местным населением), испортит имиджевый кейс главы РД Владимира Васильева. Так как, как говорят америкосы, «это произошло в его смену». С учётом того, что эта смена вот­вот скоро наступит, Васильеву есть над чем задуматься. Хотя бы над тем, что будет записано если не в скрижалях истории, то хотя бы в «Википедии»…

Отметим, что вопрос со сменой власти остро стоит не только в Дагестане, но и в Чечне. Рамзана Кадырова если верить различным информационным источникам, одни силы подготавливают к тому, что надо уйти. В то время другие силы, наоборот, пытаются его укрепить. В том числе за счёт демонстрации его влияния в границах СКФО.

Есть версия, что картель силовиков, сформировавшийся вокруг противодействия преступности на Северном Кавказе, монополизировавший право на насилие в этом регионе, рискует не только остаться не у дел ввиду объективного значительного снижения террористической угрозы, но и потерять (уменьшить) своё политическое влияние.

Этой группе, чтобы перерасти в аналог влияющей на политику России «карельской группы», нужно совпадение целого ряда факторов, основной из которых – время. Время должно зачистить перед ними дорогу, убрав с неё, в силу естественных причин (возраст, болезни и пр.), «старших товарищей».

Поэтому ситуация на границе Дагестана и Чечни – это только одно из проявлений этих процессов, демонстрация своей силы и возможностей руководством Чечни, взявшим на себя роль неформального лидера в регионе. Это демонстрация Москве беспомощности главы Дагестана Владимира Васильева на региональном уровне, неспособности влиять на соседний субъект страны. И влиятельности Лорда. Не говоря уже о Рамзане Кадырове.

На фоне негативных событий влияние Кадырова значительно выросло, но радости не принесло

Версия предполагает, что Кремль подталкивают к решению провести рокировку, где действующий глава Чечни займёт в ближайшем будущем пост полпреда президента России в СКФО, а полпред – Александр Матовников – сменит Васильева на этом непростом, но требующем силовика­варяга посту.

Помимо достижения личных амбиций, такой обмен, как предполагается, позволит вернуть республику под политический контроль спецслужб, а не МВД (у которого большие проблемы), к которому близок Васильев.

От генерал­губернатора к генерал­губернатору, так сказать… Как вариант: все остаются на местах, но главу Дагестана сменят на представителя спецслужбы, активно занимавшегося борьбой с терроризмом и способным добиться от Магомеда Даудова обращения к себе не как Володя, а на вы и с указанием имени и отчества… ]§[

 

Номер газеты

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.
Отправить на Яндекс (ТОЛЬКО для "Лента новостей", ЕСЛИ событие УЖЕ произошло)
Выкл