Нет логики...

Сегодня, 10 января, судья Советского суда Махачкалы Рашидхан Магомедов должен будет в очередной раз установить меру пресечения для экс-сотрудника «Черновика» Мурада Нурмагомедова, обвиняемого в хранении и ношении боеприпасов. К этому же дню дознание в лице дознавателя Советского РОВД Махачкалы Залимхана Курбанова должно провести с Нурмагомедовым, находящимся с 5 января под стражей, оперативно-следственные мероприятия, а также признать или не признать его обвиняемым по уголовному делу (ч. 1 ст. 222 УК РФ), возбуждению которого предшествовали следующие события.

 

Задержание

 

В полдень 31 декабря Мурад Нурмагомедов вышел из квартиры, расположенной в общежитии ДГПУ, чтобы заехать в Республиканский онкологический центр и обговорить с главврачом сроки и подготовку к операции своей больной матери. Оттуда, как сообщает его супруга Наиля Далгатова, он должен был поехать за СНИЛС для своего новорождённого ребёнка, закупить памперсы и салфетки, а затем – в компанию «Сотас», в которой работал последнее время.

Однако этим планам не суждено было сбыться. Сотрудниками ЦПЭ по РД Нурмагомедов был выведен из маршрутки №25 прямо на углу пр. Гамзатова и ул. Ярагского. Чтобы Нурмагомедов не мог видеть происходящего, ему на глаза натянули спортивную шапку и накинули сверху капюшон его куртки. Для надёжности и шапку, и руки повязали скотчем. При этом он почувствовал, что о пальцы ему что-то тёрли...

Впоследствии Нурмагомедов рассказал адвокату, что после того, как его вытащили из маршрутки, его отвезли на Родопский бульвар (находится в квартале от места реального задержания Нурмагомедова. – «ЧК»). На его вопрос, в чём причина задержания, сотрудники ответили, что такова их работа.

Приблизительно в 19:00 близкие Нурмагомедова узнали, что он находится в Советском РОВД и что в его барсетке были обнаружены граната и 30 патронов калибра 5,45. На следующий день пресс-служба МВД по РД сообщила, что Нурмагомедов был задержан на Родопском бульваре столицы с указанным арсеналом.

 

Обыск 

 

На следующий день, 1 января, спустя 16 часов, после того как стало известно о том, что Нурмагомедов находится в полиции, в его квартире (в общежитии ДГПУ) прошёл обыск. Группа полицейских явилась ближе к полудню. Наиля Далгатова была в квартире с детьми и поэтому первое время пыталась не пускать «гостей» до тех пор, пока не приедут адвокат или родственники. Но не получилось. Сотрудники полиции, не предъявив удостоверений, отодвинув Далгатову в сторону, вошли в квартиру. Понятые, которые прибыли вместе с ними, вели себя несколько странно и отрешённо. Один из них почему-то остался стоять за порогом квартиры (он вошёл только после просьб Далгатовой), а другой практически до конца обыска, может, не понимая всю серьёзность ситуации, не отрывал глаз от телефона. «На вопрос, кто такие понятые, ответили, что студенты. Не поверив на слово, я поинтересовалась у них самих, однако внятного ответа не получила. После обыска у вахтёрши я узнала, что эти понятые приехали и уехали на машинах вместе с сотрудниками полиции», – рассказывает Далгатова.

По её словам, один из полицейских начал обыскивать шкаф, велел вывалить всё содержимое на пол. Заглядывать и обыскивать полки он не стал, не проверил также многочисленные пакеты на антресолях. На удивление Далгатовой, никакого внимания на книги они не обратили, а только изъяли небольшие брошюры для экспертизы. По какому принципу они  их отбирали, осталось загадкой.

Спустя некоторое время полицейский приступил к обыску находящейся рядом со шкафом небольшой тумбочки, в неглубоких полках которой хранились детские игрушки. Отметим, что незадолго до этого другой полицейский уже осматривал её, но ничего не нашёл. Его коллега был более удачлив, потому что, заглянув в неё, он тут же показал Далгатовой и понятым пакет с гранатой и патронами, заявив, что извлёк его из тумбочки. На вопрос жены задержанного, стал бы нормальный отец  прятать подобные вещи в детской тумбочке, которую ребёнок в любой момент может открыть и подорваться, у сотрудников полиции имелось своё объяснение: «Обычно и прячут такие вещи в самом видном месте, где никто не догадается их искать». Когда обыск завершился, Далгатовой не дали возможности написать замечания к протоколу, а также фактически принудили понятых поставить под ним свои подписи. Уголовное дело по факту обнаружения в квартире Нурмагомедова боеприпасов, в связи с тем, что она находится в Ленинском районе Махачкалы, возбуждено в соответствующем отделении полиции.

 

Мера пресечения

 

Только 5 января Мураду Нурмагомедову Советский суд Махачкалы определил меру пресечения в виде заключения под стражу до 10 января. Судья Рашидхан Магомедов, прежде чем вынести такое решение, долго думал, оценивая предоставленные стороной обвинения и защиты характеристики, доказательства и мнения.  

Защита представила суду не только положительные характеристики как с мест работы, так и места проживания (подробно его характеристика на 21 стр. – «ЧК»), но и документ, подтверждающий, что у матери Нурмагомедова онкологическое заболевание. Адвокаты Нурмагомедова, как и он сам, утверждали, что к подозреваемому можно применить такую меру пресечения, как домашний арест, так как он является единственным кормильцем в семье (на попечении находится временно безработная супруга и двое малолетних детей) и должен помогать тяжелобольной матери.

В свою очередь дознаватель Залимхан Курбанов представил на обозрение суда справку из УФСБ РФ по РД, в которой говорилось, что Нурмагомедов распространяет экстремистские идеи и оказывает пособническую помощь членам дагестанского подполья. Присутствовавшие в зале (представители СМИ, родственники и защита), знающие личностные характеристики Нурмагомедова, улыбнулись, когда услышали это. Когда же прозвучали слова, что Нурмагомедов, «по оперативным данным, имеет широкий круг общения, в том числе среди высокопоставленных лиц РД», и в случае освобождения из-под стражи может воспользоваться этими связями для оказания давления на свидетелей по делу «путём склонения к отказу от дачи объективных показаний», многие в зале еле сдержали смех.

Основное требование Курбанова – оставить Нурмагомедова под стражей для возможности проведения оперативно-следственных мероприятий. Теперь уже защита выступила с возражениями. Один из адвокатов не без иронии заметил, что хотел бы познакомиться с этими влиятельными людьми, о которых говорят в ФСБ, а также указал на отсутствие логики в требовании спецслужбы оставить Нурмагомедова под стражей. «Ведь нахождение подозреваемого под стражей не мешает влиятельным знакомым оказывать давление или что-то предпринимать», – отметил адвокат.

Защита указала, что в справке УФСБ РФ по РД приводится бездоказательное субъективное мнение о возможной (то есть предполагаемой) причастности их подзащитного к противоправной деятельности. Сама справка суду представлена без печати, в ней не содержится конкретных и доказанных фактов нарушения Нурмагомедовым закона, нет ссылок на материалы дела оперативного учёта.

Там же было подчёркнуто, что из справки видно, что Нурмагомедов, согласно оперативным данным, считается причастным к экстремистской деятельности, что не согласуется с материалами дела, так как он задержан за незаконное хранение боеприпасов.

Нурмагомедов, обращаясь к судье, сказал: «Вынося решение, вы выносите его не мне, а моей больной матери… У меня нет умысла скрываться, и я обязуюсь являться на допросы по первому требованию». Также он попросил суд с сомнением отнестись к результатам обыска: «Меня задержали 31 декабря, а обыск был проведён в квартире на следующий день. Неужели вы думаете, что если бы боеприпасы на самом деле  были в нашей квартире, то мои близкие, зная, что ко мне придут с обыском, стали бы оставлять их на самом видном месте – в детской тумбочке, куда имеют доступ дети?..»

…Рашидхан Магомедов, взвесив представленные сторонами доводы, решил, что субъективное мнение УФСБ весомее, чем логика защиты, и отправил Нурмагомедова под стражу, объявив, что к 10 января дознание должно определиться с обвинением: либо обвинить Мурада в совершении преступления, либо отказаться от его уголовного преследования.

P. S. Сказать, что задержание Мурада Нурмагомедова удивило всех его близких, – значит ничего не сказать. Он, будучи практикующим мусульманином, всегда отличался мирным, невоинственным характером, сторонился «лесных» тем, полностью сконцентрировавшись на работе и своей семье. Поэтому, после того как появилась информация, что у него обнаружены боеприпасы, первая же мысль, пришедшая в голову его близких, была: «Может подбросили!».

Эта мысль укрепилась в сознании после того, как в квартире Нурмагомедовых был проведён обыск и обнаружены ещё одна граната и патроны. Спустя 16 часов! Трудно предположить, что близкие родственники Нурмагомедовых с момента его задержания и до проведения обыска не попытались бы избавиться от любых указывающих хотя бы косвенно на какую-либо противозаконную деятельность предметов. А «найти» боеприпасы в шкафчике, где хранятся детские игрушки – это верх цинизма! Любой родитель знает, что малолетние дети по несколько раз в день буквально переворачивают шкафчики и ящики со своими игрушками.Поэтому трудно себе представить, что Нурмагомедов хранил боеприпасы в шкафчике, к которому имеют свободный доступ его дети. 

Трудно сейчас что-либо сказать о реальных причинах задержания Нурмагомедова. Версии причин его задержания (были ли у него знакомые в бандподполье? является ли причиной задержания его антиновогодний ролик, выпущенный им три года назад?) не выдерживают критики. Ни знакомые, ни родственники в НВФ не числятся, а ролик был выпущен слишком давно, чтобы привлекать автора к ответственности. (Да и есть ли ответственность в российском праве за нежелание праздновать Новый год?!) Поэтому остаётся только ждать...

Номер газеты

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.
Отправить на Яндекс (ТОЛЬКО для "Лента новостей", ЕСЛИ событие УЖЕ произошло)
Выкл