Месяц Меликова

Сергей Меликов всегда может вытащить козырь из кармана
Дата: 
6 ноя 2020
Номер газеты: 

Сегодня месяц, как генерал Сергей Меликов стал генерал-губернатором. 5 октября этого года он был назначен президентом России Владимиром Путиным временно исполняющим обязанности главы Республики Дагестан. За этот месяц произошло довольно много разного рода событий: нельзя сказать, что смена власти в Дагестане – скучная рутина, но… каких-то особенностей в политике Меликова они не проявили. Генерал пока ведёт себя по-военному, предпочитая раньше времени не обозначать свою позицию...

Спустя месяц генерал Сергей Меликов настолько… осторожен (пока используем эту оценку) и нетороплив, что даже не делится предпочтениями в вопросе своего «начальника штаба», в миру – председателя правительства. Хотя обыватели уже успели откалибровать несколько наиболее вероятных кандидатов на этот пост.

Тем не менее нынешний премьер республики уже активно сдаёт дела и собирается отбыть на практику в другой регион. Вопрос с его преемником должен решиться в ближайшие дни.

Одной из наиболее вероятных называют кандидатуру руководителя ТУ Росимущества в РД Абдулпатаха Амирханова. Об этом «Черновику» сообщили сразу несколько источников, включая близких к Белому дому. Уточняется даже дата назначения – 10 ноября.

В правительстве Дагестана 20 министров. И само собой разумеется, что Меликов сложившийся состав будет менять. Уже видны намёки на то, что к кандидатурам на должности министров здравоохранения, образования, сельского хозяйства, природных ресурсов и экологии будет особое внимание.

Начнём с вопросов здравоохранения. Самым громким на этой неделе стало отстранение от должности главврача ГКБ №1 Махачкалы Хаджимурада Малаева и его триумфальное возвращение на эту же должность. События происходили с вечера вторника (3 ноября) до середины следующего дня.

Карьерный взлёт и падение Хаджимурада Маллаева нарушили все границы

Отстранение Малаева Минздрав объяснил представлением прокуратуры Дагестана, так как главврач нарушил антикоррупционное законодательство.

«У него имелось три выговора, объявленных за ненадлежащее исполнение служебных обязанностей, связанных с отсутствием должного контроля за работой̆ больницы. Кроме того, внутренняя проверка показала наличие нескольких случаев, связанных с направлением пациентов ГКБ на долечивание в одну из частных платных клиник Махачкалы, аффилированную с именем Хаджимурада Малаева. Проверка других фактов нарушения законодательства в целях пресечения коррупционной̆деятельности продолжается», – дополнила пресс-служба министерства перечень его нарушений.

Сообщение Минздрава прокомментировала руководитель частной клиники «Синтез-М» Башарат Малаева – супруга главврача.

«Причина – это то, что 76 больных с 2018 по 2020 год обратились в нашу клинику получить по ОМС бесплатную медицинскую помощь. А всего во все остальные клиники города Первой городской были направлены 5 100 больных. Мой муж всегда был честен с людьми», – написала Малаева в «Фейсбуке». В «Синтез-М», как показали результаты финансово-хозяйственной проверки, Первой городской больницей (ГКБ №1) якобы незаконно были перечислены 700 тыс. руб. Это, конечно, контрастировало с новостью о том, что реальный срок лишения свободы (5,5 года) получил предшественник Малаева – Меджид Алиев, признанный виновным в хищении средств больницы в размере 247 млн рублей.

В соцсетях началась буря возмущений, перешедшая в реальность: многие люди стали собираться во дворе Первой городской Махачкалы, чтобы выразить свою поддержку Малаеву… Люди требовали вернуть главврача, а также стали формировать петиции с обращениями на имя руководства страны. Врачи всем коллективом вышли с плакатами в поддержку своего шефа.

Кажется, министр здравоохранения Дагестана Джамалудин Гаджиибрагимов был уже не рад своему решению. Такой бури негатива в свой адрес он, наверное, не испытывал даже во время первой волны коронавируса. Решение об отстранении Малаева было неожиданным даже для его коллег. По данным «Черновика», ничего не указывало на то, что Гаджиибрагимов подпишет что-то подобное.

Отметим, что Малаевза этот же период стал не просто главврачом. Он стал медийным лицом: общался с журналистами, общественными деятелями. О нём рассказывала даже не пресс-, а пиар-служба, которая с Малаевым с самого начала его работы в больнице. Простой люд и чиновники, в качестве пациентов оказавшиеся во время пандемии «в руках» Малаева, доктора только благодарили и восхваляли. А Первая городская в общественном мнении стала больницей №1 в борьбе с коронавирусом.

Первым и единственным политиком, кто публично и сразу поддержал Малаева, был мэр Дербента Хизри Абакаров. Он выставил совместное с Малаевым фото в своём «Инстаграме» и написал: «Спасибо тебе, Хаджимурад, за твою работу, за твоё доброе сердце и высокий профессионализм! Ты заслуживаешь звания “Достояние Дербента”», а также поздравил врача с днём рождения (который совпал с датой приказа об отстранения от должности).

К людям, собравшимся во дворе Первой городской, вышел и сам Малаев. Он, отвечая на поздравления с днём рождения, заявил, что это самый незабываемый для него день. А спустя какое-то время стало известно, что Малаев по требованию Меликова восстановлен в должности. Его как жениха в торжественную минуту люди стали подбрасывать в воздух. Звучали танцы и музыка. Хеппи-энд.

Кстати, узнав о воле Меликова, со словами поддержки Малаева потянулись и другие чиновники и политики. Уже можно было показать свою солидарность с врачом.

Отметим, что восстановление Малаева первоначально ошибочно приписали влиянию Абакарова и его контакту с сенатором Сулейманом Керимовым. По данным «ЧК», реакция Меликова стала возможной благодаря тому, что за врача заступился другой соратник Керимова – депутат Госдумы Магомед Гаджиев.

Депутат Госдумы Магомед Гаджиев и сенатор от Дагестана Сулейман Керимов

Мотивы Гаджиибрагимова при подписании приказа об отстранении Малаева неясны. Можно только предполагать, что накануне формирования нового состава правительства (по слухам, это произойдёт после 10 ноября) министр здравоохранения решил выбить из списка потенциальных конкурентов «Народного министра здравоохранения», как прозвали Малаева в соцсетях ещё в период первой волны коронавируса.

Почему-то уверены, что на такой шаг министра толкнула реакция Меликова на обращение врача-диагноста Салима Халитова: «Обращайтесь в суд…» Наверное, он ожидал, что Меликов и на этот раз отправит врача в суд, но… не сложилось.

Помимо прочего, Меликову крайне необходимо наладить спокойную рабочую атмосферу в республиканских министерствах и ведомствах. Дагестан всё ещё пребывает под сильными впечатлениями от волны громких арестов, а также методичного интереса силовых структур к гражданским институтам власти. А это уже раздражает и нервирует многих.

Далеко не в аграрном настроении началась нынешняя рабочая неделя в республиканском министерстве сельского хозяйства и продовольствия. В понедельник с утра в ведомство наведались сотрудники правоохранительных органов. Они уже полным ходом орудовали в рабочих кабинетах, проводя обыски и выемку документов, как появилось первое официальное сообщение от имени руководства министерства. В нём говорилось, что инициатором визита людей в форме стал глава аграрного ведомства Абзагир Гусейнов. «В связи с обращением в правоохранительные органы министра сельского хозяйства и продовольствия Дагестана Абзагира Гусейнова в Минсельхозпроде РД проводятся оперативно-следственные мероприятия. Правоохранители занимаются установлением законности получения в 2018 году СПК «Амештинский» Хунзахского района субсидии, которая, по мнению руководителя министерства, имеет признаки коррупционной составляющей», – отмечалось в сообщении Минсельхозпрода.

Правда, у многих так и повис в воздухе вопрос: зачем для разбирательства столь несложного дела силовики прибыли в том числе и на тяжёлой бронированной спецтехнике? Вполне допустимо, что заявление о собственной инициативе министра было сделано для максимального отведения общественного мнения перед лицом возможных неприятных результатов обысков. Как бы то ни было, в республике уже были случаи, к примеру, в энергетических структурах, когда внезапное появление силовиков их руководители списывали на продукт собственной инициативы.

Что там в итоге получилось с субсидиями СПК, пока остаётся неясным, но на следующий день стали известны и другие детали обысков. «Интерфакс» обнародовал сведения, что в ходе мероприятий выявлен факт дачи взятки сотрудниками Минсельхозпрода РД группе работников регионального Казначейства. По данным издания, в получении взятки от сотрудников министерства сельского хозяйства и продовольствия Дагестана заподозрены сотрудница контрольно-ревизионного отдела республиканского казначейства и трое её коллег.

«Денежное вознаграждение в размере 5 млн рублей они получили за неотображение выявленных нарушений в ходе проверки деятельности Минсельхозпрода РД за 2018 год», – передавало агентство слова своего собеседника.

Однако, по данным «Интерфакса», не остался без внимания правоохранителей и сам Гусейнов. Ему было предложено открыть сейф в рабочем кабинете, на что он ответил, что забыл пароль. Пароль, уточняет издание, удалось «вспомнить» (вскрывать сейф) привлечённым сотрудникам регионального управления МЧС России.

 

Муниципалитеты

 

Если вопрос с Правительством РД и его персональным наполнением Меликов будет решать в ближайшее время сам, то вопрос с муниципалитетами – это то, что принято называть политическим наследством. В данном случае – от Владимира Васильева. Понятно, что кандидаты на должности глав городов и районов, где планируется их избрание, были согласованы в прошлом, и Меликову нет необходимости вмешиваться в этот процесс: он уверен, что в случае эксцессов ему ничего не помешает попросить муниципала уйти с должности и назначить новый конкурс.

Поэтому избрание глав пройдёт в спокойном режиме. Каякентский и Бабаюртовский районы это подтвердили. И в том и в другом на этой неделе действующим руководителям удалось избавиться от приставки «и.о.», и в том и в другом их приход во власть во многом определили обстоятельства, вернее, уголовное преследование их предшественников.

Напомним, экс-глава Каякентского района Магомедэмин Гаджиев стал фигурантом сразу двух уголовных дел, по одному из них уже получил условный срок. После его отстранения от должности к исполнению обязанностей муниципала приступил его заместитель Магомед Эльдерханов. Сумев заручиться пусть и слегка отстранённой, но поддержкой республиканского центра, он вполне успешно дотянул до формирования нового созыва депутатов районного собрания и заручился их подавляющей поддержкой.

В Бабаюртовском районе Даниял Исламов также поднялся на кресло руководителя сразу после отстранения судом главы МО Эльдара Карагишиева. Однако его путь до голосования был непрост. Работа администрации района была сопряжена с многочисленными визитами сотрудников правоохранительных органов, выемкой документов и другими процессуальными действиями, что не могло не отражаться на морально-психологическом состоянии как самого Исламова, так и его подчинённых. В его окружении интерес силовиков связывают с именем Карагишиева, который, по разным данным, затаил серьёзную обиду на своего вчерашнего подчинённого Исламова. Тем не менее последнему также удалось пройти этап предвыборной гонки, к тому же депутаты райсобрания поддерживали его кандидатуру практически единогласно.

В ближайшие недели выборы глав предстоят ещё в нескольких муниципалитетах. Ключевые из них – Новолакский, Лакский, Хасавюртовский и Ахвахский районы, а также город Каспийск.

Впрочем, политические последствия может вызвать ситуация в Южно-Сухокумске, где с сентября этого года никак не может начать работать в полноценном режиме городское собрание. Как уверяет команда победителей этих выборов – представителей фракции ЛДПР, обладающих 8 мандатами из 15, власти города чинят им всяческие препятствия.

Южно-Сухокумское отделение фракции «Единая Россия», которой досталось три мандата,в честности выборов не уверено, поэтому и подало иск в Ногайский районный суд к ТИК города об отмене их результатов. Иск подвесил всю работу депутатского корпуса. Пока не принято решение, истец и «Партия Роста» не признают действующий состав собрания целиком и, соответственно, не считают себя обязанными участвовать в его деятельности. Работу собрания блокирует и администрация города.

В материале «Депутатская оборона» от 10 октября «ЧК» писал, как насилу прошла первая сессия 25 сентября. В тот день, чтобы новоизбранные депутаты могли пройти в оставшиеся им в наследство от предыдущих собраний кабинеты, пришлось вызвать полицию.

Спикер горсобрания Наира Аминова рассказывала, что обращение о чинимых препятствиях она направила в прокуратуру города. 27 октября, за два дня до второй сессии, прокуратура направила в адрес главы Южно-Сухокумска Абдулы Абдулаева представление об устранении нарушения законодательства об общих принципах организации местного самоуправления. Надзорное ведомство в своём представлении потребовало не препятствовать в праве пользования служебными помещениями. Несмотря на представление, депутаты не допускаются к своим кабинетам, им не предоставляются необходимая документация и печати.

Мэр Южно-Сухокумска Абдула Абдулаев  выходит из себя и вводит карантин

Депутаты должны были собраться 22 октября, в 10 часов дня. Извещение о сессии, помимо не посещающих её депутатов, было разослано муниципальным главе и прокурору, полпреду в Северном территориальном округе Сайгидпаше Умаханову

Собрание запланировано было провести в актовом зале, но городская администрация за 15 минут до начала сессии объявила карантин, ссылаясь на то, что за минувшие сутки в городскую больницу с диагнозом COVID-19 госпитализированы 9 человек (на самом деле поступил только один). В тоже время все школы, детсады и прочие учреждения работали в штатном режиме. Ни глава города, ни его представители не вышли к депутатам с разъяснениями, не предоставили письменное распоряжение о карантине.

Сессия не случилась, даже несмотря на то что на неё был делегирован зам. полпреда по Северному ТО Александр Баронин. Он встретился с главой города, и было решено отложить сессию депутатов на 29 октября. После того как депутаты ушли, мэрия карантин сняла, а в администрацию стали беспрепятственно пропускать людей…

К вечеру в «Инстаграме» мэрии появилось датированное 22 октября распоряжение за подписью врио главы города Гамадара Ахмедова, где указывалось о заражении родственника специалиста администрации.

 «Карантин – чистой воды придумка. Сколько времени прошло с момента выборов! Мэр не хочет нас видеть. Звоним, пишем, просим о встрече: он – то на больничном, то в командировке. Нет диалога. Однажды в приёмной мне предложили записаться на приём граждан. Я должностное лицо, я не могу занимать время, отведённое для горожан», – рассказала «ЧК» Аминова.

«Они свою стратегию строят на том, что идёт суд. Но наша легитимность уже подтверждена. Выдали мандаты. Пока суд не решит иного, мы работаем», – подчёркивает Магомед Гадучаев, который раньше работал в администрации Южно-Сухокумска юристом.

29 октября картина повторилась: охрана мэра не позволила депутатам провести собрание в актовом зале администрации города, заявив, что снова наступил карантин. Но депутаты не растерялись и провели сессию в небольшом штабе своей партии, на которой присутствовали представители прокуратуры, МВД, а также полпреда главы РД в СТО.

Если бы пришли депутаты от «Единой России» и «Партии Роста», некоторым пришлось бы слушать о «находящейся на уровне среднего века системе ЖКХ»  и необходимости принять бюджет из коридора.

«Мы, – отметил Гадучаев, – хотим работать с администрацией в конструктивном русле. Принять бюджет, проект которого в наш адрес не направляется. Создаётся искусственный политический кризис, скорее всего, с целью скомпрометировать нас. Якобы такие-то депутаты не проводят собрание. У нас ещё такое предположение: они боятся, что мы начнём работать и вскроем все преступные схемы. Что ни объект, то нарушения… спортзал ДЮСШ города – нет вентиляции, хотя она была заложена в смете. Деньги за неё выплачены. Делали ремонт в Доме культуры, но заложенного в смете автономного отопления нет... Можно долго причислять».

«Черновик», готовя статью к публикации, обратился за комментариями как к Баронину, так и к мэрии Южно-Сухокумска. Баронин ответил, что «обратились не по адресу», и повесил трубку, а мэрия города отмолчалась. ]§[