Анамнез. Любовь и бизнес... День вчерашний

Дата: 
16 дек 2016
Номер газеты: 

15 декабря 2011 года был убит учредитель газеты «Черновик», издатель, член экономического совета при президенте РД Хаджимурад Камалов. Так совпало, что он был убит в международный день памяти погибших журналистов. Так получилось, что он оказался не последним убитым дагестанским журналистом. Следующим был Ахмеднаби Ахмеднабиев…

Казалось бы, ещё вчера несколько тысяч человек несли тело Камалова через всю Махачкалу на кладбище, ещё вчера возмущалась общественность, собирались правозащитники, власти брали на контроль как уголовное дело, так и ход расследования… С той ночи незаметно прошло пять лет. Камалова с нами сегодня нет. Но есть его статьи, в которых он рассказывал о проблемах как Дагестана, так и Махачкалы. И они до сих пор не теряют своей актуальности. Что прискорбно…


Точно так же, как и «питерская команда» (Путин, Медведев, Греф, Козак и прочие) отселектировалась в среде старой политической номенклатуры России и, сгруппировавшись, пришла к власти в Кремле в составе 60–80 относительно молодых людей ...абсолютно так же в среде дагестанского социал-феодального авангарда полуинтеллигентов с консервативными переживаниями по поводу крушения СССР и связанных с этим катаклизмами выкристаллизовалась группа молодых «степных волков» с трезвым осознанием своей роли в современном российском обществе. Они, по примеру «питерцев», мобилизовались в «дагестанскую центурию» и теперь уверенно отодвигают с вершины дагестанского Олимпа всех и всё, что считают «утилем».

А обывателям заводы не нужны. Во-первых, местные обыватели – ксенофобы.1 Они априори не любят чужаков, а инвесторов считают ворами общенародного социалистического добра. Во-вторых, обыватель научился выживать и без работы: стань на учёт в службу занятости, как безработный, «купи» мнимую инвалидность своим детям в местном ВТЭКе (всего-то около 50 тысяч взятки с 1 ребёнка, а получать будешь от государства по 10 тысяч в месяц), «договорись» с МЧС об имущественном вреде и размере компенсаций за якобы причинённый стихией ущерб (откат до 30%), сдери миллиончик за затопленные-де водохранилищем сады, «подогрей» чинуш из пенсионного фонда, стань «афганцем», «чернобыльцем», торгуй несертифицированной водкой на дому, выращивай коноплю, продавай скопом голоса своего тухума на очередных выборах… Список можно растянуть на добрых две-три страницы.

И зачем местному обывателю «дранный» инвестор со своим «грёбаным» заводом? Пока Кремль кормит Кавказ, пока федеральный бюджет бездумно сливает горским варварам (ни Бога в сердце, ни ума в голове) безумные бюджетные потоки, все будут жить иждивенцами.

Пока какой-то там простенький замдиректора энергетического ОАО будет получать зарплату в 200–250 тысяч рублей в месяц, а директор – 400 тысяч, пока оба вместе будут заниматься приписками объёмов фиктивно выполненных работ, пока местный энергосетевик будет списывать долги за «лапу», пока глава администрации не будет вымаливать ассигнования из бюджета на социальные нужды, чтобы затем самому себе присудить победу на местных аукционах по размещению этого «социального» заказа, пока председатель сельхозпредприятия будет приписывать поголовье и получать на его содержание миллионные субсидии… И этот список можно расписать ещё на 2–3 страницы. Ясно одно: ещё 7–10 лет назад народ можно было отвратить от её Величества Взятки, но сегодня ВСЕ-ВСЕ-ВСЕ вовлечены в этот водоворот. Время для принятия стандартных решений упущено. Теперь осталось ясно осознать – пока не перестанет сверху литься этот «золотой дождь», внизу ничего расти не будет. Люди перегнивают от обилия «удобрения».

 

Эпикриз2

 

Надо усилием воли заставить себя отказаться от дотаций. Надо чрезвычайным напряжением мужества сократить чиновничий аппарат. Упраздни номинальные «тамадовые» министерства, объедини службы, агентства, комитеты в единые структуры.

Высвободи 2/3 всего численного состава чиновничества, оставив только тех, кто знает иностранный язык, быстро управляется с расчётным решением, умеет самостоятельно вести деловую переписку на хорошем языке с добротным синтаксисом, знает нормы профильного права, знает регламенты и иерархию республиканских и федеральных учреждений власти, имеет фундаментальные и специальные знания, обладает навыками обобщения информации и вычленения феномена из общего процесса. Оставшейся трети увеличь зарплату в два раза и надели двойной компетенцией; сделай компетенцию одних специалистов смежной с компетенцией других (но без дубляжа). Итог: компетентность выросла в разы, численность сократилась в три раза, а зарплата увеличилась в два раза – даже тут экономия получилась.

Не верь, что уволенные уйдут в глухую оппозицию. Цену этим знает весь народ: эти дважды на неделе меняют решение на диаметрально противоположное. (Все ведь помнят обращения народных избранников о том, какому из претендентов на президентство они больше доверяют?) Никто никакую оппозицию формировать не будет. Просто уйдёт сперва в глубокую депрессию, затем затянет распустившийся поясок, а затем… полезет в карман за наворованными в течение многих лет деньгами. Теперь деньги превратятся в капитал. И не какой-нибудь идиотский банкетный зал откроет (там ведь тоже налоги можно довести до разумного исчисления – не по ЕНВД, а по доходам), а что ни на есть производственный цех. Кстати, саботировать «бывшему» не даст сохранившийся чиновник: у него теперь большие полномочия и компетенции, которые он не хочет терять из-за отсутствия лояльности, и он знает старые грешки бывших; если сокращённый бюрократ только рыпнется – пойдёт на нары клопов кормить. Всеобщая амнистия старым ворам-чиновникам! Но с присказкой: «За новые прегрешения – каторга!»

 

И тогда…

 

Вот тогда инвестор получит доступ к земле. Лишь мэр Махачкалы рискует остаться без инвестора, потому как его архитекторы и землеустроители всё распродали. А вот в других муниципалитетах земли ещё валом. Один серьёзный инвестиционный проект занимает, как правило, не более 100 га (это примерно участок длиной 330 м х 300 м).

И население в этом случае – когда краники с потоком халявных бабок закроются – перестанет препятствовать строительству на своих землях новых предприятий.

Только инвестором нельзя считать абы кого. История последнего десятилетия помнит, как много людей приходили в правительство примерно со следующим: «Вам нужны инвесторы?! Вот, я ваш инвестор! Я всё могу, я всё умею, у меня всё есть. Только дайте землю и… деньги. Я согласен быть вашим инвестором».

Что такое доброкачественный чиновник, и какими он обладает качествами, мы в общих чертах поняли. А каким критериям должен соответствовать инвестор? Что он должен иметь и уметь, какими знаниями и навыками он должен обладать? Как должны выглядеть инвестиционные проекты, чтобы они не превратились в пустые декларации о намерениях?

Махачкала на долгие годы превратилась в строительную площадку

 

Воины-гуманисты

 

Чтобы исправить всё это, надо поверить, что государство сегодня и 30 лет назад – совершенно разные вещи. Тогда госаппарат формировался, чтобы сразу же после революции заставить людей поверить в новую социальную идею и научиться ей: если способен выучиться и следовать – иди по пути коммунизма и живи, если не можешь – мы заставим тебя научиться, если не хочешь – погибни в репрессиях. Поэтому государство (аппарат насилия над теми, кто нарушает установленный в законодательстве порядок) было одновременно и управленцем, и репрессиантом.

А сегодня? Сегодня Россию тащат по пути, известному с Древней Греции. И современный капитализм – демократия западного образца – на практике и опыте продемонстрировал все преимущества и все недостатки системы. Чему тут учиться? А кого… репрессировать? Не задача гражданских властей заниматься войной с кем бы то ни было, помимо агрессора, внешнего врага, и то – когда объявлена всеобщая мобилизация. Гражданские власти уже в достаточной мере воюют с чуждыми идеями, прорабатывая нормативные акты и принимая законы. Во всём остальном – профессионализм тех, кого ОБЩЕСТВО специально выделило из своей среды для осуществления нормированного и нормативного насилия. Вместо этого вся российская правоохранительная система занята тем, что накапливает капиталы, лезет в экономику и взращивает такие уродливые её формы, что искоренить мутантов уже невозможно. Такая экономика специально поощряется правоохранителями, лелеется, как муравьи лелеют колонию тлей, которые взамен кормят их, выделяя сладкий фермент.

Правоохранители имитируют войну со всем чем угодно, занимаясь на деле (в 80% случаев) репрессиями в отношении инакомыслящих. А на амбразуры кидают глав муниципалитетов, руководителей министерств и ведомств. Сами с оружием в руках «курируют» всё, что шевелится, а гражданское население (как бы своих хозяев) заставляют воевать с тем, к чему те не приспособлены. ]§[

№31 от 12.08.2011 г.

____________________________________

1 Ксенофоб – от латинского «ксенос» (чужой) и «фобос» (страх); ксенофобия – страх от потенциальной возможности чужого влияния на привычные традиции и культуру, неприятие «пришлых», основа для национального и расового неприятия.

2 Эпикриз – решение, заключение врача, сведения о состоянии больного.

Что такое «регион-донор»? Это когда налоговые доходы субъекта федерации перекрывают расходы всех-всех бюджетных учреждений (включая зарплаты учителям и врачам, милиционерам, затраты на содержание институтов государственной и муниципальной власти и ещё остаётся? Или это случай, когда субъект получает налоговых и неналоговых доходов больше, чем нужно на содержание тех институтов власти и социальной инфраструктуры, нагрузку по содержанию которых несёт на себе по договору о разделении полномочий субъект? Или, как вариант, это – синтетический показатель некоей эфемерной ДОНОРСКОСТИ, когда все отчисления в федеральный уровень налоговой системы РФ от доходов населения и деятельности предприятий в субъекте превышают размер субвенций и трансфертов из федерального бюджета на исполнение функций и полномочий федерального уровня власти?

В зависимости от строгости определения понятия «донор» меняется и наше отношение к самим себе, к нашей экономике и к чувству национальной гордости ВЕЛИКОРОССОВ – ощущению принадлежности к великой российской нации. Тогда, собственно, и можно понять, сколько нам нужно населения и какого именно качества (главный показатель – продуктивный возраст), чтобы выйти на уровень высоких доходов населения и высокоразвитой экономики. Однозначен и следующий вывод: расположение субъекта РФ на шкале «донор-реципиент» есть функция зависимости от численности населения субъекта; второй аргумент, или параметр, этой функции – качество производительных сил. Налоговые доходы и социальные расходы, как два графика одной функциональной зависимости от населения, пересекаются в условной «точке безубыточности». Выше этой точки – зона доноров, ниже – реципиентов.

Когда в стране слишком много денег и нет новых бизнес-идей, сперва начинается стагнация, а затем – кризис. Состояние экономики при этом подобно человеку с загущенной кровью. Она поражает печень, от неё всегда гипертония, ожирение и импотенция. Когда слишком много крови, её нужно сдать тому (имеется в виду организм, которому не хватает крови для здоровья, а не вампиры, которые тут же проглотят её и попросят следующей порции), кто в ней реально нуждается. Её нужно обменять на тренажёры, диетические рецепты, гармонизованные режимы труда, обучение, питание и отдых.

Так и излишние финансы не способствуют дальнейшему росту, а лишь приводят к ускоренному падению рентабельности. Тема для размышлений о том, куда девать Стабфонд. Покупать на мировых фондовых рынках технологии, оборудование, запасы (нефти, газа, золота, урана), инженерные сети и коммуникации. Обучать своих граждан работе с новыми технологиями на новом оборудовании, развивать науку управления «экономикой производства», а не «распределения», воспитывать инженерно-экономическую интеллигенцию, а затем – инженерно-техническую. В этой конкурентной среде сгенерируется собственный класс собственников и необходимое количество высокопрофессиональной рабочей силы. Разовьётся отечественная прикладная наука. Появятся предпосылки для науки фундаментальной.

Если начать с 2008 года, к 2020-му мы станем свидетелями этого прогресса.

Хаджимурад Камалов